Час пик
Быстрый переход:




Необандеровский зоопарк Восточной Польши | Страница 2

Автор: Владислав Гулевич






Аппетиты у этой публики растут. Откормившись на польские деньги, они начинают «кусать» самих же поляков. Все громче звучат требования отобрать у католиков и передать униатам часть перемышльских церквей, в связи, с будто бы «растущими духовными потребностями украинского населения», которое сплошь — униаты. Иногда дело доходило до прямого захвата католических костелов фашиствующими активистами. Несколько лет назад перемышльские поляки, прослышав о намерениях местных украинцев захватить очередной костел, забаррикадировались в нем, не пуская туда униатов. Последним пришлось отступить, но зато теперь каждый раз и в публичных выступлениях, и в прессе украинские активисты распаляют страсти, обвиняя католиков в том, что они отобрали исконно украинскую униатскую святыню. Странно, как это могло случиться, если эта «исконно униатская» святыня до этого была католической?

Вообще униатство (греко-католицизм) пользуется особой любовью среди украинских националистов. Гуру интегрального украинского национализма Дмитрий Донцов, этот фашиствующий субъект, призывал украинцев бросать православие и переходить в унию. Греко-католиками были многие видные палачи-русофобы, включая Бандеру и Шухевича. Философ XIX века Владимир Соловьев определял сущность католичества как наступательную и рациональную, в то время как православие занимало во многом оборонительную позицию перед лицом активных католических миссионеров. С тех пор не изменилось практически ничего. Рим по-прежнему активен на землях канонического православия, превратив земли Западной Украины в плацдарм для проникновения вглубь страны.

«О, мои русины! Через вас я надеюсь достигнуть Востока ...», — взывал к галичанам Папа Урбан VIII в начале XVII столетия. Уже в ХХ столетии, в 1929 году, митрополит Андрей Шептицкий, вторя Папе Урбану VIII, обращался к своему духовенству: «Многим из нас Бог еще окажет милость проповедовать в церквах Большой Украины... по Кубань и Кавказ, Москву и Тобольск».

Для облегчения борьбы с православием Рим изобрел унию. Но со временем униаты эволюционировали в непонятный религиозный институт, чьи настроения можно определить кратко: между полонофобией и русофобией. Когда-то униатство было прибежищем западнорусизма. Многие западнорусские деятели в силу исторических причин принадлежали к греко-католической церкви, но при этом не уставали проповедовать идею единого русского народа «от Попрада до Владивостока». В Восточной Польше мне приходилось встречать католические храмы, построенные почему-то в византийском стиле и с надписями на колоколах на русском языке. Оказалось, что это — бывшие православные церкви, ставшие сначала греко-католическими, а, затем, и вовсе католическими, т. к. греко-католическая паства неизбежно полонизировалась.

К сожалению, со временем униатство превратилось в предпочтительную религию украинских националистов. Это чувствуется в Перемышле, где католики и православные (последних в городе всего около 200 человек) празднуют сообща праздники, приглашая друг друга, и только униаты злобно-затравленным взглядом смотрят и на тех, и на других.

Недавно польская общественность Перемышля одержала символичную победу над местным необандеровским окружением. Отныне одна из кольцевых дорог города получит название «Жертв Волыни» (имеются в виду жертвы Волынской резни 1943 года, учиненной бандеровцами над польским населением). В 2013 году минует уже 70‑я годовщина тех событий, одних из самых черных в польско-украинской истории. К слову, среди жертв Волынской резни не только поляки, но и чехи, армяне, евреи.

Кольцевая «Жертв Волыни» располагается невдалеке от крупного торгового центра. Инициаторы наименования надеются, что туристам, посещающие местные универмаги, захочется узнать, что это за жертвы, и с кем связана их гибель. Тогда им придется узнать о кровавых деяниях ОУН‑УПА на западноукраинских землях — теме, долго и намеренно не освещавшейся в полном объеме в Польше из тактических соображений (чтобы не отпугнуть Киев 0 ключевого партнера польской восточной политики).







  • Теперь молодым приходится рассчитывать только на себя, в лучшем случае — на помощь родителей. И в вопросе жилья также. Накануне экономического кризиса Украина переживала строительный бум. Но он не решил жилищной проблемы…>>>
  • «Заработная плата — мерило уважения, с которым общество относится к данной профессии». Возможно, этот афоризм американской активистки движения за социальные права в США Джонни Тиллмон и справедлив для стран с развитой рыночной экономикой, но в украинских реалиях он вряд ли найдет подтверждение на практике…>>>
  • Застройка Молдаванки должна базироваться на нескольких принципах. Во-первых, ключевым должен стать принцип социальной справедливости…>>>
  • Ситуация с украинской нефтепереработкой напоминает известный стишок про десять негритят. Правда, на заре независимости полноценно работающих нефтеперерабатывающих заводов в Украине было не десять, а шесть, но сути дела это не меняет. Как и в случае с негритятами, НПЗ последовательно прекращают свою жизнедеятельность…>>>
  • Вступление в ЕС многим в Украине кажется сродни вхождению в Царство Божие. В то же время нынешний кризис, в который все глубже погружается европейская экономика, заставляет в этом усомниться. Особенно интересно для нас посмотреть на судьбу стран, которые вступили в ЕС сравнительно недавно…>>>