Час пик
Быстрый переход:




Леонид Кучма: «За 21 год я — единственный, кто сам подал в отставку с поста премьера» | Страница 1




«В подборе кадров я всегда исходил из их профессиональной подготовленности и деловых качеств. И во время премьерства, и тем более президентства, не было ни губернаторов, ни их замов из «Чайкино», или глав районных администраций — баянистов и парикмахеров. В этом меня никто не упрекнет».

Л. Кучма

 

Ровно 20 лет назад Верховная Рада конституционным большинством избрала первого премьер-министра независимой Украины. Им стал Леонид Данилович Кучма. В связи с этим газета «Факты» взяла у него интервью, которое мы воспроизводим с небольшими сокращениями. 

Леонид Данилович, 13 октября 20 лет назад 316 депутатов проголосовали за ваше назначение премьер-министром. Долго ли вас пришлось убеждать занять этот пост?

— Как в песне поется: это было недавно, это было давно. И было это непросто. Во-первых, я не хотел оставлять свой родной «Южмаш». Во-вторых, если говорить о каких-то политических амбициях, то я уже был народным депутатом, и на этом уровне вполне мог их удовлетворять. В-третьих, я трезво оценивал тогдашнюю ситуацию в стране. Глубокий экономический кризис, острые конфликты между ветвями власти означали лишь одно: премьер — это «камикадзе».

Соглашаясь возглавить правительство, вы ставили какие-то условия?

— Практически нет. Только предложил сформировать коалиционное правительство, чтобы заручится поддержкой парламента. Но из-за того, что Верховную Раду разрывали острые политические противоречия, принцип коалиционности не сработал. Пришлось руководствоваться в какой-то мере пожеланиями парламентских групп, и, преимущественно, собственным опытом. Я сразу почувствовал острую нехватку профессиональных кадров с опытом работы в рыночных условиях. Поэтому в новом правительстве больше половины его членов осталось из предыдущего состава. У многих из них не было макроэкономического видения путей рыночного преобразования страны. Я это отношу и на свой счет. Ведь мы начинали работать в абсолютно новых, незнакомых для нас условиях, часто действуя методом проб и ошибок. Мы нередко переписывали иностранные законы, не учитывая возможности их адаптации к нашим условиям. Все это, безусловно, сказывалось на эффективности многих управленческих решений. Тем не менее, в подборе кадров я всегда исходил из их профессиональной подготовленности и деловых качеств. И во время премьерства, и тем более президентства, не было ни губернаторов, ни их замов из «Чайкино», или глав районных администраций — баянистов и парикмахеров. В этом меня никто не упрекнет.

Чем было вызвано ваше известное обращение к народным депутатам: «Скажите, что строить, и мы построим»?

— Эта фраза не имела никакой политической или эмоциональной подоплеки, как потом не раз пытались это показать. Она имела чисто правовую логическую предпосылку. В то время, как и сейчас, обязанность определять и утверждать основные принципы внутренней и внешней политики государства была возложена на парламент. Но тогда Верховная Рада не могла сделать окончательный выбор в пользу рыночной экономики. По простой причине: главенствовавшая в парламенте «группа 239» отстаивала коммуно-социалистические позиции. Принимаемые Верховной Радой законы были несистемными, противоречивыми. Поэтому я и заявил в парламенте, который не мог определиться с направлением развития общества: «Скажите, что строить, и мы построим». Мое обращение было попыткой вывести депутатов из ступора, настроить их на поиск путей преодоления кризиса, а не признанием того, что правительство не знало, что делать.

Мы не боялись брать на себя ответственность, а пытались действовать настойчиво и активно. Через несколько недель после назначения, мы представили Верховной Раде программу антикризисных мер. Однако наша активность не нравилась многим в тогдашней Верховной Раде, особенно «группе 239». В то же время другая часть парламента, представленная национально-демократическими силами, выступала за более радикальное реформирование экономики. И обе эти силы, выражавшие противоположные взгляды, оказывали мощное давление на правительство, часто блокируя его решения и действия.







  • «Безопасный город» — один из ключевых пунктов программы Сергея Гриневецкого. Являясь первым заместителем председателя Комитета Верховной Рады по вопросам национальной безопасности и обороны, он видит эту проблему как профессионал, системно, определяя ключевые факторы жизнеобеспечения города. Здесь и качество продуктов питания, и качество воды, и санитарная гигиена, и соблюдение ПДД...>>>
  • В начале 90‑х, когда начинались реформы, нас уверяли в том, что «рынок все решит». Но рынок не решил…>>>
  • «Заработная плата — мерило уважения, с которым общество относится к данной профессии». Возможно, этот афоризм американской активистки движения за социальные права в США Джонни Тиллмон и справедлив для стран с развитой рыночной экономикой, но в украинских реалиях он вряд ли найдет подтверждение на практике…>>>
  • Ситуация с украинской нефтепереработкой напоминает известный стишок про десять негритят. Правда, на заре независимости полноценно работающих нефтеперерабатывающих заводов в Украине было не десять, а шесть, но сути дела это не меняет. Как и в случае с негритятами, НПЗ последовательно прекращают свою жизнедеятельность…>>>
  • «Баксам» пророчат уход с первых ролей в мировой финансовой системе уже давно. А он живет, и, если и не процветает, то уж на поверхности держится точно. Но, за последние несколько месяцев в мире произошло несколько событий, которые, без сомнения, в той или иной степени, на его «плавучесть» действуют…>>>