Час пик
Быстрый переход:




Барак Обама не ошибся… | Страница 1

Автор: Владислав Гулевич




Непредвзятое знакомство с историей слишком часто вызывает шок. Например, когда мы говорим о зверствах нацистских палачей в фашистской Германии, мы не имеем представления о том, кто был их учителями. В 1933 году нацизм в Германии еще осторожничал, и не прибегал к крайним зверствам. Не делал он этого и чуть позже, пока не появился «опыт», заимствованный… У кого бы вы думали?..

 

Некоторое время тому назад польская общественность была взбудоражена ляпом Барака Обамы, который он совершил, выступая с речью, посвященной Второй мировой войне. В этой речи американский президент произнес словосочетание «польские концлагеря», подразумевая нацистские лагеря на территории Польши. Польские власти возмутились, поскольку нацистские лагеря в Польше и польские лагеря — понятия не равнозначные. Тем не менее, польские концлагеря существовали, но о них не хотят вспоминать в Польше.


Береза Картузская — как раз такой лагерь. Сегодня Береза Картузская — это территория Белоруссии, но в межвоенный период земли эти отошли к Польше по результатам несправедливого Рижского мирного договора 1921 года. Этим договором закончилась польско-советская война 1919‑1920 годов, победа в которой осталась за Польшей и ее западными союзниками. Ну, а концлагерь появился здесь в 1934 году, и вплоть до 1939 года там содержались евреи, украинские националисты, а также поляки — противники режима Юзефа Пилсудского.

Идею создания лагеря приписывают тогдашнему премьеру Польши Леону Козловскому, в будущем — агенту гестапо. Он находился под впечатлением речи Геббельса о воспитательной функции концентрационных лагерей. Ю. Пилсудский идею одобрил. Существует мнение, что Береза Картузская была создана после появления нацистского концлагеря Дахау. К слову, после нападения Германии на Польшу Л. Козловский перебежал к гитлеровцам и до самой смерти в 1944 году получал от них пенсию, но в 1943 году успел принять участие в «обнаружении» катынских захоронений.

Ю. Пилсудский пришел к власти в результате военного переворота в 1926 году. Тогда не обошлось без перестрелок и жертв. От поста президента Ю. Пилсудский отказался, и выдвинул на эту должность своего человека — Игнация Мосцицкого. Сам же Ю. Пилсудский стал министром и генеральным инспектором Вооруженных Сил Польши. Он ввел т. н. режим «моральной санации»: вводилась цензура прессы, президент страны получал право издавать декреты в обход парламента, который полностью зависел от его воли. Начались преследования инакомыслящих, в т. ч. поляков, которых массово швыряли в казематы Березы Картузской. 17 дней в концлагере пришлось провести даже бывшему соратнику Ю. Пилсудского, знаменитому польскому публицисту Станиславу Мацкевичу — по обвинению «в ослаблении оборонного духа поляков» и «систематическую критику правительства искусственно подбираемыми аргументами».

Вот как он описывает свои впечатления: «Пользуюсь случаем рассказать о Березе Картузской, вокруг которой столько тайн, ведь при освобождении заключенным говорили: «Будешь болтать, окажешься здесь второй раз, и тогда…». Береза Картузская была не местом изоляции, а местом пыток». Далее он описывает верного друга Ю. Пилсудского, Костека-Бернацкого, который был назначен комендантом лагеря: «Это был больной садист… Он с удовольствием выдумывал всякие пытки, с дегенератским удовольствием давая им ласковые названия — «гимнастика», «устав». Главная пытка — отказ в праве справлять нужду. Только раз в день, в 4:15 утра, узников выводили и командовали: «Раз, два, три, три с половиной, четыре!» За эти полторы секунды все должно быть уже закончено».

По рассказам С. Мацкевича, кормили заключенных отвратительным хлебом, что никак не способствовало легкому пищеварению. С переполненными желудками людей заставляли делать «гимнастику» — сидеть в глубоком приседе с поднятыми вверх руками на протяжении 7 часов! В приседе — бегать, ходить, спускаться с лестниц и подниматься обратно. При этом на узников сыпались удар за ударом, особенно, если чей-то желудок не выдерживал. Сосед С. Мацкевича по нарам, еврей, получил в положении сидя 280 палок сразу от семи жандармов. С. Мацкевич приводит рассказ этого еврея о том, как узников поставили на колени на острые камешки и заставили двигаться вперед под градом палочных ударов, а затем через каждые 20 метров принуждали целовать эти палки.







  • Когда в 2005 году мы шли на выборы в местные советы, мы первые подняли вопрос о Хаджибеевском, Куяльницком, Григорьевском, Тилигульском лиманах — вообще о системах лиманов вокруг Одессы и их критическом состоянии. На нас тогда смотрели с удивлением, дескать, «Зачем им это нужно?!». А мы понимали, зачем. Мы знаем, что представляет собой этот природный ресурс, какое это богатство, и как мы не умеем им нормально распорядиться…>>>
  • Мы живем в самом прекрасном городе на земле — Одессе. Ее воспевают поэты и художники, им восхищаются гости города. Но есть еще Молдаванка и Ближние Мельницы, Ленпоселок и Бугаевка, другие микрорайоны, где не всегда из кранов идет вода, где улицы в дождь превращаются в бурные реки, где далеко не всегда есть то, что называют «благами цивилизации»…>>>
  • В начале 90‑х, когда начинались реформы, нас уверяли в том, что «рынок все решит». Но рынок не решил…>>>
  • Страсти кипят вокруг главной отечественной сиделицы. Восторженные фанаты исступленно требуют ей свободы. Того же домогаются зафрахтованные зарубежные борцы за демократию в Украине. Даже циклические изменения в самочувствии VIP-заключенной ставятся в вину «преступной власти»… На самом же деле циркачам и шоуменам нашей общественной жизни глубоко безразличны права человека, его свободы и сама свобода. Если, конечно, это не касается их самих и их подельников…>>>
  • Если у вас захотят отнять жилье, не имея на то убедительных и документально подтвержденных оснований, совсем не обязательно, что вас защитит суд. Может случиться и наоборот: суд примет в производство дело, не имея никаких оснований для возбуждения производства. И вы проиграете в этом неправедном суде. А того факта, что судья наплевал и на ваши права, и на саму букву закона, никто не заметит. Ни в апелляционной инстанции, ни в Высшем суде. Называется это одним именем — произвол. Но это — не просто реалии наших будней. Это — «картинка с натуры»… >>>