Час пик
Быстрый переход:




Барак Обама не ошибся… | Страница 3

Автор: Владислав Гулевич





Осадники — это переселенцы из числа участников советско-польской войны 1919‑1920 годов, которые на льготных условиях, как особо отличившиеся в боях, расселялись правительством Ю. Пилсудского на захваченных землях Западной Украины и Западной Белоруссии. Осадники, как господствующий в политическом и экономическом плане элемент, должны были полонизировать и окатоличить местное население. Только на западно-белорусских землях осело более 300 тысяч осадников, в чью собственность перешли тысячи гектаров захваченной белорусской земли. Поэтому мнение о том, что Катынь — это акт геноцида польского населения, не корректно. На вынесение приговора в сталинские времена влиял социальный статус заключенного, а никак не национальность. Ведь, пока одних поляков расстреливали в Катыни, другие занимали весьма высокие посты в советском правительстве. После поляка Дзержинского спецслужбы возглавил поляк Менжинский, а главным прокурором был потомок польских аристократов Вышинский, генсеком Украинской компартии — поляк Станислав Косиор.

Впрочем, тема Катыни — тема вообще особая. Никаких сколько-нибудь серьезных и выдерживающих критику доказательств того, что расстрелы поляков осуществил НКВД СССР, нет. А вот убедительных доказательств того, что это сделали гитлеровцы, более чем достаточно. Но они не рассматриваются после того, как Горбачев, а вслед за ним и Ельцин, признали вину за СССР.

Варшава часто упрекает Москву за приверженность тоталитарному наследию сталинских времен. Но почему памятники Сталину и Дзержинскому считаются поляками символами тирании, а памятники Пилсудскому, которыми заставлена вся Польша, к этой категории не относятся?

Почему песни о сталинских соколах и ворошиловских стрелках клеймятся как акт советской пропаганды в песенном искусстве, а песня легионеров Пилсудского «My, pierwsza brygada» («Мы, первая бригада»), где есть строки «И с нами был наш дорогой Вождь!» (слово «вождь» — с большой буквы), не только не считается символом польского экспансионизма, но превратилась в официальный гимн Вооруженных Сил Польши? Как после этого польские дипломаты могут, не моргнув глазом, вместе с Западом осуждать Пхеньян за культ личности Ким Ир Сена, если сами же поляки Пилсудского, называют Вождем с большой буквы? Почему поляки критикуют Россию за наличие Мавзолея Ленина, если сами же похоронили Пилсудского в Королевской усыпальнице в Кракове? Чем Пилсудский не Ленин и Ким Ир Сен в одном лице?

Почему поляки обижаются на Советский Союз за пакт Молотова-Риббентропа, если Польша заключила такой же договор с Германией? Гитлер ценил Ю. Пилсудского, и даже выставил у его гробницы почетный караул после захвата Польши, а в день смерти Пилсудского в нацистской Германии был объявлен траур.

Ю. Пилсудский для Польши — это ее все. Это польский патриотизм в квадрате. Но лубочно-сусальное изображение этого «Вождя» далеко от реальности. Во-первых, родители его приходились друг другу родственниками, и это сказалось на их детях. Одна их дочь была умственно отсталой, вторая сошла с ума. Один из сыновей был клептоманом, еще один, Бронислав, покончил с собой, утопившись в Париже.

Кстати, брат Пилсудского — тоже Бронислав — был этнографом, и в 1903 году был даже награжден малой серебряной медалью Русского Географического общества «за труды на пользу науке». На Сахалине Б. Пилсудский изучал фольклор племени нивхов и айнов, работал во Владивостоке в музее Общества изучения Амурского края. На Сахалине есть гора, названная его именем. В 1991 году у здания областного музея Сахалина в честь его 125‑летия был открыт памятник. С 1998 года на Сахалине выходят Известия института наследия Бронислава Пилсудского. То, что его брат Юзеф был клиническим русофобом, и мечтал на кремлевской стене написать «Говорить по-русски запрещается!», этому не помеха.

Смогло бы польское общество вот так, без напряжения, чтить память о человеке, родственники которого сделали столько зла для Польши? Что вы! Никогда! Поляки, напротив, стараются зарегистрировать каждый польский труп, появившийся в истории польско-российского противостояния. История Испании, Франции или Мексики не менее кровава, и концентрация убиенных на квадратный километр территории ничуть не меньше, чем в Польше. Но только Польша занята скрупулезным учетом мертвых тел, отчего вся история превращается в беспрерывные похороны и трауры.







  • Еще в 2006 году Сергеем Гриневецким была выдвинута идея разработки Государственной программы спасения и развития одесских лиманов — Хаджибеевского, Куяльницкого, Большого Аджалыкского, Аджалыкского и Тилигульского. Этот проект получил самую широкую поддержку со стороны ученых, экологов, общественности…>>>
  • Изношенные сети — это проблема не только Одессы. Она уже давно обрела масштаб национального бедствия…>>>
  • Теперь молодым приходится рассчитывать только на себя, в лучшем случае — на помощь родителей. И в вопросе жилья также. Накануне экономического кризиса Украина переживала строительный бум. Но он не решил жилищной проблемы…>>>
  • Представителям Фемиды из Приморского райсуда Одессы мы посвятили не одну публикацию. Причем, как догадывается читатель, эти публикации были отнюдь не из самых приятных. Но, увы, «маємо те, що маємо». Причем, как правило, это — тотальное нарушение закона, с которым мы сталкиваемся всякий раз, чем и вызвано обилие наших публикаций…>>>
  • Статистика для того и создана, чтобы ее искажать в угоду чьим-то интересам. И если бы это была только одна проблема у судебной власти, мы бы жили в правовом государстве, или… (как там его называет наша Конституция?)! Однако, на самом деле у нас такой ворох проблем в судейской системе, что с ними уже никакая реформа не справится, и ни один человек. Во всяком случае, этот «ворох» только разрастается и разрастется, но решать проблемы по существу никто на самом деле не берется…>>>