Час пик
Быстрый переход:




Барак Обама не ошибся… | Страница 3

Автор: Владислав Гулевич





Осадники — это переселенцы из числа участников советско-польской войны 1919‑1920 годов, которые на льготных условиях, как особо отличившиеся в боях, расселялись правительством Ю. Пилсудского на захваченных землях Западной Украины и Западной Белоруссии. Осадники, как господствующий в политическом и экономическом плане элемент, должны были полонизировать и окатоличить местное население. Только на западно-белорусских землях осело более 300 тысяч осадников, в чью собственность перешли тысячи гектаров захваченной белорусской земли. Поэтому мнение о том, что Катынь — это акт геноцида польского населения, не корректно. На вынесение приговора в сталинские времена влиял социальный статус заключенного, а никак не национальность. Ведь, пока одних поляков расстреливали в Катыни, другие занимали весьма высокие посты в советском правительстве. После поляка Дзержинского спецслужбы возглавил поляк Менжинский, а главным прокурором был потомок польских аристократов Вышинский, генсеком Украинской компартии — поляк Станислав Косиор.

Впрочем, тема Катыни — тема вообще особая. Никаких сколько-нибудь серьезных и выдерживающих критику доказательств того, что расстрелы поляков осуществил НКВД СССР, нет. А вот убедительных доказательств того, что это сделали гитлеровцы, более чем достаточно. Но они не рассматриваются после того, как Горбачев, а вслед за ним и Ельцин, признали вину за СССР.

Варшава часто упрекает Москву за приверженность тоталитарному наследию сталинских времен. Но почему памятники Сталину и Дзержинскому считаются поляками символами тирании, а памятники Пилсудскому, которыми заставлена вся Польша, к этой категории не относятся?

Почему песни о сталинских соколах и ворошиловских стрелках клеймятся как акт советской пропаганды в песенном искусстве, а песня легионеров Пилсудского «My, pierwsza brygada» («Мы, первая бригада»), где есть строки «И с нами был наш дорогой Вождь!» (слово «вождь» — с большой буквы), не только не считается символом польского экспансионизма, но превратилась в официальный гимн Вооруженных Сил Польши? Как после этого польские дипломаты могут, не моргнув глазом, вместе с Западом осуждать Пхеньян за культ личности Ким Ир Сена, если сами же поляки Пилсудского, называют Вождем с большой буквы? Почему поляки критикуют Россию за наличие Мавзолея Ленина, если сами же похоронили Пилсудского в Королевской усыпальнице в Кракове? Чем Пилсудский не Ленин и Ким Ир Сен в одном лице?

Почему поляки обижаются на Советский Союз за пакт Молотова-Риббентропа, если Польша заключила такой же договор с Германией? Гитлер ценил Ю. Пилсудского, и даже выставил у его гробницы почетный караул после захвата Польши, а в день смерти Пилсудского в нацистской Германии был объявлен траур.

Ю. Пилсудский для Польши — это ее все. Это польский патриотизм в квадрате. Но лубочно-сусальное изображение этого «Вождя» далеко от реальности. Во-первых, родители его приходились друг другу родственниками, и это сказалось на их детях. Одна их дочь была умственно отсталой, вторая сошла с ума. Один из сыновей был клептоманом, еще один, Бронислав, покончил с собой, утопившись в Париже.

Кстати, брат Пилсудского — тоже Бронислав — был этнографом, и в 1903 году был даже награжден малой серебряной медалью Русского Географического общества «за труды на пользу науке». На Сахалине Б. Пилсудский изучал фольклор племени нивхов и айнов, работал во Владивостоке в музее Общества изучения Амурского края. На Сахалине есть гора, названная его именем. В 1991 году у здания областного музея Сахалина в честь его 125‑летия был открыт памятник. С 1998 года на Сахалине выходят Известия института наследия Бронислава Пилсудского. То, что его брат Юзеф был клиническим русофобом, и мечтал на кремлевской стене написать «Говорить по-русски запрещается!», этому не помеха.

Смогло бы польское общество вот так, без напряжения, чтить память о человеке, родственники которого сделали столько зла для Польши? Что вы! Никогда! Поляки, напротив, стараются зарегистрировать каждый польский труп, появившийся в истории польско-российского противостояния. История Испании, Франции или Мексики не менее кровава, и концентрация убиенных на квадратный километр территории ничуть не меньше, чем в Польше. Но только Польша занята скрупулезным учетом мертвых тел, отчего вся история превращается в беспрерывные похороны и трауры.







  • В начале 90‑х, когда начинались реформы, нас уверяли в том, что «рынок все решит». Но рынок не решил…>>>
  • Когда в 2005 году мы шли на выборы в местные советы, мы первые подняли вопрос о Хаджибеевском, Куяльницком, Григорьевском, Тилигульском лиманах — вообще о системах лиманов вокруг Одессы и их критическом состоянии. На нас тогда смотрели с удивлением, дескать, «Зачем им это нужно?!». А мы понимали, зачем. Мы знаем, что представляет собой этот природный ресурс, какое это богатство, и как мы не умеем им нормально распорядиться…>>>
  • Малиновский район — не только колоритная Молдаванка, Промзона с крупнейшими предприятиями или типовая застройка «Черемушек». Это и пять поселков — Ленпоселок, Дзержинка, Сахарный — окраины, где жизнь отличается от ритма «большого города». Находясь в стороне от главных магистралей и оживленных улиц, не так заселенные, как спальные районы — эти места зачастую обделены вниманием властей…>>>
  • Ситуация с украинской нефтепереработкой напоминает известный стишок про десять негритят. Правда, на заре независимости полноценно работающих нефтеперерабатывающих заводов в Украине было не десять, а шесть, но сути дела это не меняет. Как и в случае с негритятами, НПЗ последовательно прекращают свою жизнедеятельность…>>>
  • Бахмачский районный суд Черниговской области приговорил судью одного из городских районных судов Сумской области к 5 годам лишения свободы с лишением права занимать определенные должности, связанные с отправлением правосудия на 3 года за получение взятки и вынесение заведомо неправосудного решения…>>>