Час пик
Быстрый переход:




Сергей Гриневецкий, которого мы не знаем | Страница 4






Спустя несколько лет я был уже членом обкома партии и входил в состав аттестационной комиссии. Политбюро тогда издало постановление, по которому все заведующие кафедр политических наук должны были утверждаться на бюро обкома. И вот очередь дошла до товарища Суркиса. «Какие вопросы будут?» – спрашивает первый секретарь. «Можно я?» – говорю. Посмотрел на Льва Давыдовича, думал его удар сейчас хватит (он меня узнал, разумеется). «Вы знаете, – говорю, – это блестящий преподаватель. Благодаря таким преподавателям я нахожусь сейчас здесь. Такой ответственности, с которой в этом институте изучают историю партии, а особенно Великой Отечественной войны, нет нигде. Предлагаю утвердить». Все расчувствовались – надо же, встреча ученика с учителем, через столько лет, в такой ситуации... Лев Давыдович дождался меня после этого заседания и произнес удивительную фразу: «Ну что, как я тогда далеко смотрел!».

Но и это не конец истории. Когда меня избрали Народным депутатом, в зале Верховной Рады подходит ко мне Григорий Михайлович Суркис и спрашивает: «Вам знакомо имя – Лев Давыдович Суркис?» – «Еще бы!» – «Так это мой дядя. Он узнал о том, что вас избрали депутатом и приглашает нас отобедать». Приезжаем, и Лев Давыдович, сидя в кресле, опять повторяет: «Ну что? И как я далеко смотрел?!».

Корр. На самом деле, это стоило рассказать, потому что перед глазами прошла целая эпоха. Со всеми ее радостями и горестями, смешными и грустными сторонами. К слову, как вы считаете, могла ли эта партия трансформироваться, а история – пойти другим путем?

Сергей Гриневецкий.
Безусловно. Все было готово к этой трансформации. Я был делегатом 28-го съезда, и видел, насколько активная часть партии была настроена на перемены. Все хотели уйти от закостенелости. Горбачева избрали, потому что сработал его величество аппарат: изначально он не проходил, а в итоге набрал чуть более 51 процента голосов. Если бы тогда с нашими возможностями, да разрешить частную собственность там, где она должна быть, да уйти в рыночную экономику, еще и с помощью партийных комитетов – мы бы пошли очень далеко. Может быть, дальше, чем Китай. Который, кстати, избрал именно такой путь....

Корр. Но вернемся к этапам вашей жизни – когда что-то приходилось заканчивать, а что-то – начинать с нуля?

Сергей Гриневецкий.
По советской системе после школы и института шло производство. Началась реальная будничная жизнь. Ты пришел на должность инженера, на 110 рублей оклада, а знаешь меньше, чем любой слесарь или мастер. Нужно набираться опыта, все впитывать – и у меня это получалось. Вот, где была настоящая школа – работать приходилось с 7 утра до 10 вечера. Это была все та же «Райсельхозтехника» в Раздельной, и этапами моей производственной карьеры были должности инженера-технолога, старшего инженера-технолога, начальника технического обменного пункта, заведующего ремонтными мастерскими. В 24 года я был уже заместителем управляющего. Главное, что эта работа была мне интересна. Мы с мастерами, инженерами, начальниками цехов занимались очень серьезными делами – обустройством и рационализацией, новыми технологиями и новой формой оплаты труда. Вокруг все кипело.

Оттуда ушел на работу в комсомол – это, можно сказать, было партийное поручение. Секретарь райкома уехала учиться в ВПШ, срочно понадобились молодые кадры. И дальше уже было продвижение по партийной линии – все, как обычно в те времена. Я, правда, уж очень «ранний» был: помню, секретарь ЦК Разумовский, глядя на мою биографию, сказал – «Чемпионский график». В 32 года я уже занимал должность первого секретаря райкома...







  • Когда в 2005 году мы шли на выборы в местные советы, мы первые подняли вопрос о Хаджибеевском, Куяльницком, Григорьевском, Тилигульском лиманах — вообще о системах лиманов вокруг Одессы и их критическом состоянии. На нас тогда смотрели с удивлением, дескать, «Зачем им это нужно?!». А мы понимали, зачем. Мы знаем, что представляет собой этот природный ресурс, какое это богатство, и как мы не умеем им нормально распорядиться…>>>
  • «Безопасный город» — один из ключевых пунктов программы Сергея Гриневецкого. Являясь первым заместителем председателя Комитета Верховной Рады по вопросам национальной безопасности и обороны, он видит эту проблему как профессионал, системно, определяя ключевые факторы жизнеобеспечения города. Здесь и качество продуктов питания, и качество воды, и санитарная гигиена, и соблюдение ПДД...>>>
  • Теперь молодым приходится рассчитывать только на себя, в лучшем случае — на помощь родителей. И в вопросе жилья также. Накануне экономического кризиса Украина переживала строительный бум. Но он не решил жилищной проблемы…>>>
  • Противостояние обострилось до такой степени, что жители Лиманского решили провести акцию протеста — перекрыть проходящую через село железную дорогу. Работникам милиции удалось предотвратить незаконные действия людей, однако «паровой котел» протестного движения грозил взорваться в любой момент. Урегулировать ситуацию попытались Ренийская райгосадминистрация и районное газовое хозяйство. При их участии в конце октября 2011 года противоборствующие стороны достигли компромисса, и появилась надежда на то, что темпы газификации села будут ускорены… С тех пор прошло почти пять месяцев, но проблема лишь усугубилась…>>>
  • Бахмачский районный суд Черниговской области приговорил судью одного из городских районных судов Сумской области к 5 годам лишения свободы с лишением права занимать определенные должности, связанные с отправлением правосудия на 3 года за получение взятки и вынесение заведомо неправосудного решения…>>>