Час пик
Быстрый переход:




Сергей Гриневецкий, которого мы не знаем | Страница 5






Корр.Те, кто жил и работал в те времена, знают, что «партийный хлеб» в психологическом, нравственном отношении был нелегок: рутинная аппаратная работа, случались интриги, «подсиживания»... Как вам приходилось? И испытали ли вы на себе предательство?

Сергей Гриневецкий.
Я всегда считал, что есть предательство, а есть смена убеждений. Стараюсь всегда все осмыслить, поставить себя на место другого. Мы жили и работали на переломе, на смене эпох. Нельзя предъявлять претензии, если у человека изменились убеждения. Это процесс естественный. Но если изменились – уйди в сторону

А в остальном... Дело в том, что партийные, общественные работники чаще всего – тонкие психологи. Достаточно нескольких контактов с человеком, чтобы понять, что он из себя представляет, способен ли он на подлость.

Что я считаю предательством и изменой? Если откровенно – распад Советского Союза считаю таковым: 250 миллионов жили в одном общественном устройстве, а два-три человека решили, что его надо поменять. Майора Мельниченко считаю предателем. Может быть, я не прав, но это мое понимание.

Корр. У Вас были какие-то личные переживания после распада Союза?

Сергей Гриневецкий.
Как и у всех – состояние какой-то настороженности, неуверенности, чувство грядущей опасности. Ведь я полгода был без работы – все боялись брать бывшего члена бюро обкома, даже мастером невозможно было устроиться. По этой же причине и жена осталась без работы.

Корр. Как выживали?

Сергей Гриневецкий.
Да я, собственно, по специальности устроился, рихтовщиком, занимался своим делом, кое-как выживал. Пока не появился мой знакомый, бывший министр оборонной промышленности Украины Антонов, который и предложил мне работу во внешнеторговом объединении, в коммерческой структуре. Там я заработал свои первые большие деньги. Так что тем, кто упрекает меня – откуда, дескать, средства – хочу напомнить: ознакомьтесь с моей биографией, я действительно работал в бизнесе. В отличие от тех, кто всю жизнь на госслужбе, и с кого надо бы действительно спросить по поводу доходов.

Я был счастлив, что в тяжелое для меня время рядом остались друзья, которые помогали выжить.

Корр. Вы действительно счастливый человек: Вас практически не предавали, от Вас не отворачивались...

Сергей Гриневецкий.
Те, кто должен был отвернуться, отойти – они это и сделали, чему я совершенно не удивился. Это не могло быть новостью. Все остальные, кто был рядом, не предали. Настоящих друзей у человека немного, один или два. Но тебя окружают люди, всегда готовые прийти на помощь, и это придает силы.

В те годы я понимал и надеялся, что когда-нибудь мой накопленный потенциал пригодится – так и случилось. Сейчас похожая картина. Пройдет вся эта революционная шумиха, люди с опытом будут востребованы. Не может быть, чтобы люди не поняли – не на этих выборах, так на следующих.

По всему этому поводу хочу сказать: за пятнадцать лет два психологических удара для украинцев – распад Союза и Майдан – это многовато. Два психологических слома.

Корр. Вам не кажется, что в дилемме «Что первично – материя или сознание, идеология или экономика?» главным, определяющим все-таки является идеология?

Сергей Гриневецкий.
Безусловно, должна быть национальная идея. Определены национальные интересы – после этого вырабатывается стратегический внешнеполитический курс, основы внутренней политики. Затем вырисовываются и конкретные механизмы реализации этой стратегии. А сейчас что? Никаких хотя бы очертаний – что же мы все-таки строим, куда идем. Одни невнятные шатания между Москвой и Вашингтоном. Да соберите вы патриархов нашего народа и посоветуйтесь, в конце концов.

Корр. Кстати, о наших «шатаниях» – будет ли когда-нибудь сделан Украиной ее геополитический выбор?







  • По самым скромным подсчетам только в Одессе в общежитиях проживает порядка 60 тысяч человек. Причем живут они не в лучших условиях, зачастую с риском вообще остаться на улице. И такие случаи бывают…>>>
  • Изношенные сети — это проблема не только Одессы. Она уже давно обрела масштаб национального бедствия…>>>
  • Малиновский район — не только колоритная Молдаванка, Промзона с крупнейшими предприятиями или типовая застройка «Черемушек». Это и пять поселков — Ленпоселок, Дзержинка, Сахарный — окраины, где жизнь отличается от ритма «большого города». Находясь в стороне от главных магистралей и оживленных улиц, не так заселенные, как спальные районы — эти места зачастую обделены вниманием властей…>>>
  • Страсти кипят вокруг главной отечественной сиделицы. Восторженные фанаты исступленно требуют ей свободы. Того же домогаются зафрахтованные зарубежные борцы за демократию в Украине. Даже циклические изменения в самочувствии VIP-заключенной ставятся в вину «преступной власти»… На самом же деле циркачам и шоуменам нашей общественной жизни глубоко безразличны права человека, его свободы и сама свобода. Если, конечно, это не касается их самих и их подельников…>>>
  • «Баксам» пророчат уход с первых ролей в мировой финансовой системе уже давно. А он живет, и, если и не процветает, то уж на поверхности держится точно. Но, за последние несколько месяцев в мире произошло несколько событий, которые, без сомнения, в той или иной степени, на его «плавучесть» действуют…>>>