Час пик
Быстрый переход:




Сергей Гриневецкий, которого мы не знаем | Страница 5






Корр.Те, кто жил и работал в те времена, знают, что «партийный хлеб» в психологическом, нравственном отношении был нелегок: рутинная аппаратная работа, случались интриги, «подсиживания»... Как вам приходилось? И испытали ли вы на себе предательство?

Сергей Гриневецкий.
Я всегда считал, что есть предательство, а есть смена убеждений. Стараюсь всегда все осмыслить, поставить себя на место другого. Мы жили и работали на переломе, на смене эпох. Нельзя предъявлять претензии, если у человека изменились убеждения. Это процесс естественный. Но если изменились – уйди в сторону

А в остальном... Дело в том, что партийные, общественные работники чаще всего – тонкие психологи. Достаточно нескольких контактов с человеком, чтобы понять, что он из себя представляет, способен ли он на подлость.

Что я считаю предательством и изменой? Если откровенно – распад Советского Союза считаю таковым: 250 миллионов жили в одном общественном устройстве, а два-три человека решили, что его надо поменять. Майора Мельниченко считаю предателем. Может быть, я не прав, но это мое понимание.

Корр. У Вас были какие-то личные переживания после распада Союза?

Сергей Гриневецкий.
Как и у всех – состояние какой-то настороженности, неуверенности, чувство грядущей опасности. Ведь я полгода был без работы – все боялись брать бывшего члена бюро обкома, даже мастером невозможно было устроиться. По этой же причине и жена осталась без работы.

Корр. Как выживали?

Сергей Гриневецкий.
Да я, собственно, по специальности устроился, рихтовщиком, занимался своим делом, кое-как выживал. Пока не появился мой знакомый, бывший министр оборонной промышленности Украины Антонов, который и предложил мне работу во внешнеторговом объединении, в коммерческой структуре. Там я заработал свои первые большие деньги. Так что тем, кто упрекает меня – откуда, дескать, средства – хочу напомнить: ознакомьтесь с моей биографией, я действительно работал в бизнесе. В отличие от тех, кто всю жизнь на госслужбе, и с кого надо бы действительно спросить по поводу доходов.

Я был счастлив, что в тяжелое для меня время рядом остались друзья, которые помогали выжить.

Корр. Вы действительно счастливый человек: Вас практически не предавали, от Вас не отворачивались...

Сергей Гриневецкий.
Те, кто должен был отвернуться, отойти – они это и сделали, чему я совершенно не удивился. Это не могло быть новостью. Все остальные, кто был рядом, не предали. Настоящих друзей у человека немного, один или два. Но тебя окружают люди, всегда готовые прийти на помощь, и это придает силы.

В те годы я понимал и надеялся, что когда-нибудь мой накопленный потенциал пригодится – так и случилось. Сейчас похожая картина. Пройдет вся эта революционная шумиха, люди с опытом будут востребованы. Не может быть, чтобы люди не поняли – не на этих выборах, так на следующих.

По всему этому поводу хочу сказать: за пятнадцать лет два психологических удара для украинцев – распад Союза и Майдан – это многовато. Два психологических слома.

Корр. Вам не кажется, что в дилемме «Что первично – материя или сознание, идеология или экономика?» главным, определяющим все-таки является идеология?

Сергей Гриневецкий.
Безусловно, должна быть национальная идея. Определены национальные интересы – после этого вырабатывается стратегический внешнеполитический курс, основы внутренней политики. Затем вырисовываются и конкретные механизмы реализации этой стратегии. А сейчас что? Никаких хотя бы очертаний – что же мы все-таки строим, куда идем. Одни невнятные шатания между Москвой и Вашингтоном. Да соберите вы патриархов нашего народа и посоветуйтесь, в конце концов.

Корр. Кстати, о наших «шатаниях» – будет ли когда-нибудь сделан Украиной ее геополитический выбор?







  • Законотворчество — основной приоритет деятельности депутата и одновременно главный итог его пятилетней деятельности в стенах парламента. У народного депутата Сергея Гриневецкого этот итог внушительный: 55 подготовленных законопроектов и 88 депутатских запросов (депутатский запрос — официальное требование народного депутата к органам власти, для направления которого требуется поддержка Верховной Рады)…>>>
  • Совершенно очевидно, что действующая система управления дает очень серьезные пробуксовки, очень много бюрократии. И «его величество бюрократ» — он становится почвой для коррупции и барьером в диалоге власти и населения…>>>
  • Когда в 2005 году мы шли на выборы в местные советы, мы первые подняли вопрос о Хаджибеевском, Куяльницком, Григорьевском, Тилигульском лиманах — вообще о системах лиманов вокруг Одессы и их критическом состоянии. На нас тогда смотрели с удивлением, дескать, «Зачем им это нужно?!». А мы понимали, зачем. Мы знаем, что представляет собой этот природный ресурс, какое это богатство, и как мы не умеем им нормально распорядиться…>>>
  • Представителям Фемиды из Приморского райсуда Одессы мы посвятили не одну публикацию. Причем, как догадывается читатель, эти публикации были отнюдь не из самых приятных. Но, увы, «маємо те, що маємо». Причем, как правило, это — тотальное нарушение закона, с которым мы сталкиваемся всякий раз, чем и вызвано обилие наших публикаций…>>>
  • Вступление в ЕС многим в Украине кажется сродни вхождению в Царство Божие. В то же время нынешний кризис, в который все глубже погружается европейская экономика, заставляет в этом усомниться. Особенно интересно для нас посмотреть на судьбу стран, которые вступили в ЕС сравнительно недавно…>>>