Час пик
Быстрый переход:




Чего можно ожидать от такого «общества» в будущем? | Страница 2






Так мы и узнали, что один из спонсоров сыновей полковника Советской Армии – Отто Байсхайм.

Вот вам и наша «неразборчивость». А может это не неразборчивость, а что-то совсем другое? Ведь только у нас соглашаются с циничным изречением римского императора-садиста, будто «деньги не пахнут».

Очень даже «пахнут». Учителя и ученики из провинциального баварского городка Тегернзее оказались куда более зрелыми и нравственно безупречными гражданами, чем, например, украинские боксеры братья Кличко.

Деньги, деньги, деньги!

Как известно, «революцию» с конца двадцатого века бесплатно никто не делает. В соответствии с соглашением, заключенным между Владиславом Каскивим, так называемым координатором Гражданской кампании «Пора» (желтая), и представителями «Дикой Дивизии УНА-УНСО», последним выплачивалось по триста пятьдесят гривень... суточных за охрану акций и помещений «желтой «Поры». Какое-то время условия соглашения выполнялись, и противоречий между сторонами не существовало.

Но затем значительная часть средств перестала поступать к рядовым членам «Дикой Дивизии УНА-УНСО». К лидерам ГК «Пора» возникло слишком много вопросов. И нужно было как-то «выкрутиться». Это означало только одно – найти «виновных».

ИЗ ПОКАЗАНИЙ ПО УГОЛОВНОМУ ДЕЛУ № 1-337/05

«С 15 октября 2004 года мне стало известно, что Владислав Каскив договорился с людьми из УНА-УНСО, которые представлялись членами этой организации и носили ее атрибутику, чтобы эти люди охраняли акции и помещение ГК «Пора» по ул. Десятинной, 1/3 в. Киеве, акции протеста на Контрактовой площади, потом по ул. Банковой, а с декабря 2004 года – дом № 20 по ул. Лютеранской в Киеве.

В декабре 2004 года Каскив Владислав поднял вопрос о том, что из фондов ГК «Пора» исчезают деньги и материальные ценности. Он сам же решил найти виновных и наказать их. Так как деньги и ценности выдавались всем активистам ГК «Пора» без любых отметок, записей, найти виновных было невозможно».

ИЗ ПОКАЗАНИЙ ОБВИНЯЕМОГО РОМАНА ДУБИНЕВИЧА (КЛИЧКА – «РУПОР»)

«Вопрос о том, кто разворовывал деньги УНА-УНСО, выданные революцией – стоял очень остро... После инцидента, произошедшего 11-12 декабря 2004 года, мне стало известно, что деньги забирал себе Олег Бурячок, я был один раз даже очевидцем этого – даты я не помню. Также мне стало известно, что «Поляк» – Андрей Бондаренко, чтобы укрыть хищения, договорился с главным координатором «Поры» Каськивым – предоставить нескольких активистов «Поры», чтобы их обвинить перед всеми в воровстве выделяемых средств и очиститься перед лидерами революции. Каськив вместе с Золотаревым 11 декабря 2004 года затащили в автомобиль, принадлежавший Каськиву «Мерседес-Бенц Вито» двоих ребят (Н. и К.) и Золотарев доставил их на Лютеранскую, 20, где их ожидали Бондаренко и Бурячок. В этом здании, Золотарев передал Н. и К. Олегу Бурячку. Тот дал команду удерживать ребят в здании и пытать с целью выяснения, какие средства, когда и кто расхищал».

Причины, мотивы и обстоятельства кражи революционных средств выясняли общественные «следователи» – «Нацик», «Папай», «Рупор», «Кум», «Пальчик» и другие.

Из показаний свидетеля:

«В здании постоянно находились члены УНА-УНСО: «Рупор» – Дубиневич Роман Анатольевич, который называл указанный штаб – «Пресс-центром» – имея ввиду, что в этом месте людей «прессуют», а именно пытают и бьют; «Одесса» – Фролков Андрей Евгеньевич; «Папай», «Нацик», «Кум» – ранее воевал в Афганистане; «Пальчик»- Валерий; двое «Знаменских»: один по кличке «Сержант» – тот что ниже ростом, а второй, который выше ростом – по имени Михаил; Дэц Александр Юрьевич, Мацюк Николай Павлович – бывший участковый инспектор милиции. Иногда появлялся Бурячок Олег Анатольевич – помощник одного из лидеров УНА-УНСО, Бондаренко по кличке «Поляк».








  • «Заработная плата — мерило уважения, с которым общество относится к данной профессии». Возможно, этот афоризм американской активистки движения за социальные права в США Джонни Тиллмон и справедлив для стран с развитой рыночной экономикой, но в украинских реалиях он вряд ли найдет подтверждение на практике…>>>
  • Мы живем в самом прекрасном городе на земле — Одессе. Ее воспевают поэты и художники, им восхищаются гости города. Но есть еще Молдаванка и Ближние Мельницы, Ленпоселок и Бугаевка, другие микрорайоны, где не всегда из кранов идет вода, где улицы в дождь превращаются в бурные реки, где далеко не всегда есть то, что называют «благами цивилизации»…>>>
  • По самым скромным подсчетам только в Одессе в общежитиях проживает порядка 60 тысяч человек. Причем живут они не в лучших условиях, зачастую с риском вообще остаться на улице. И такие случаи бывают…>>>
  • В иные времена о таких людях писали очерки, потому что на них земля наша держится — не на «дерзких» и «сильных», с ярко выраженным «хватательным» инстинктом, а на таких вот «незаметных» тружениках и труженицах, тихо делающих свое дело, и так же незаметно создающих общественные блага… Поклониться бы ей — за это ее чистое и светлое служение обществу. Так нет же! Именно по этому — самому драгоценному — и был нанесен жестокий и страшный удар…>>>
  • Статистика для того и создана, чтобы ее искажать в угоду чьим-то интересам. И если бы это была только одна проблема у судебной власти, мы бы жили в правовом государстве, или… (как там его называет наша Конституция?)! Однако, на самом деле у нас такой ворох проблем в судейской системе, что с ними уже никакая реформа не справится, и ни один человек. Во всяком случае, этот «ворох» только разрастается и разрастется, но решать проблемы по существу никто на самом деле не берется…>>>