Час пик
Быстрый переход:




Цивилизация без глянца иногда не столь привлекательна | Страница 1




Переполненные метро, электрички, где вы не найдете ни теплого, ни какого-либо ответного взгляда. Попробуйте оценить эту ситуацию, например, в вашем одесском трамвае. Попробуйте представить, что вы едете среди мертвецов!

О «темниках». Думаю, что эта тема у вас актуальная, особенно после «страшилок», которыми пугали украинцев на майданах и в «чесних новинах». Так вот, темники, любі друзі, это фундамент западной, «самой демократичной» в мире, прессы.

Видно, судьбе было так угодно, что Олекса Чарнецький (статьи которого вызвали огромный отклик аудитории и среди читателей нашей газеты, и в интеренете) стал постоянным автором нашей газеты. Мы рады такому интересному сотрудничеству, как и пониманию того, что происходит на Украине и почему этого не должно происходить. Собственно, именно на такую тему – очередная статья нашего автора.

Сегодня я расскажу о том мире, о котором большинство украинцев знают понаслышке и о котором втайне все-таки мечтают. О мире, который ассоциируется для вас, дорогие земляки, с демократией, зажиточностью и социальной справедливостью. Я попытаюсь немного скорректировать ваше восприятие этого мира.

Прежде всего, я еще раз хотел бы сказать о себе. Делаю это не ради хорошего тона или повышенного внимания к своей особе, но с единственной целью: чтобы читатели

понимали мой статус в обществе и не думали: вот, дескать, брюзжит, комплексы демонстрирует, а сам «не состоялся» на чужой стороне.

Как раз в этом и кроется главное заблуждение: «состояться» здесь для нас нет никаких проблем, потому что мы умнее и образованнее, чем они. Дело только в законности – в том, чтобы все соответствовало их закону. Без этого реализоваться здесь невозможно. Но бывают и исключения. У меня двое знакомых, один из Львова, другой из Житомира, оба – нелегальные эмигранты, но работают в «Даймлер Аэроспейс» (это космическое

агентство).

Поэтому я в середине 80-х годов очень легко нашел «новую Родину». Мой врачебный диплом признали в течение двух недель, квартиру оплачивали, работу нашли сразу.

Оставалось ждать случая, когда из Союза можно будет вывезти жену и сына. Шла

перестройка, и надежды эти были вполне оправданы.

Сначала, как я уже писал, я работал на радиостанции «Свобода». После ее закрытия – год пробыл в санитарах. А после того, как сдал специальный тест по собственной методике лечения наркомании, я получил возможность открыть свою личную практику.

Я описал эти эпизоды из своей биографии только для того, чтобы читателю было ясно: все, о чем будет сказано ниже, говорит «состоявшийся» человек, имеющий на это право.


* * *


Итак, что происходит с нами на Западе, ну, к примеру, в Германии? Прежде всего, настигает очень быстрое понимание: мы не такие, мы умнее (пусть не обижаются на меня западноевропейцы). А общаешься с ними – будто с детьми-переростками. Только если в самом это начале забавляет, позже начинает все больше раздражать – как бы это помягче выразиться – чужой менталитет, трата времени на объяснение чего-то элементарного, к примеру, в каком-то офисе или центре обслуживания. Аллегориями не говори, метафоры забудь. Все предельно упрощенно.

А потом происходит некоторое «отторжение от общения». Ну, не интересно с каким-то

Гансом провести вечер за кружкой пива – не говоря уже о том, чтобы в гости пригласить.

И это не столько наша, славянская, сколько их проблема (я даже не хочу в этой статье касаться такого сложного вопроса, как наша совместимость). Это проблема всего западного мира (к удивлению, только Италия более-менее близка нам по духу). Это проблема одиночества, неприязни, болезненного нежелания принять на себя частичку проблем даже очень близкого человека. Вот что делает этот мир выхолощенным и очень равнодушным.

Женщины, натянувшие на себя мантию «эмансипэ»... Это диктует нынешняя культура. Они все бьются с проблемой «контактов с мужчинами», потому что здесь вроде как








  • Здравоохранению нужен прозрачный механизм финансирования. Прежде всего, нужно определить четкий перечень гарантированных государством медицинских услуг, например, неотложную медпомощь и помощь на первичном уровне. Может быть, стоит найти новые механизмы финансирования здравоохранения…>>>
  • По самым скромным подсчетам только в Одессе в общежитиях проживает порядка 60 тысяч человек. Причем живут они не в лучших условиях, зачастую с риском вообще остаться на улице. И такие случаи бывают…>>>
  • Мы живем в самом прекрасном городе на земле — Одессе. Ее воспевают поэты и художники, им восхищаются гости города. Но есть еще Молдаванка и Ближние Мельницы, Ленпоселок и Бугаевка, другие микрорайоны, где не всегда из кранов идет вода, где улицы в дождь превращаются в бурные реки, где далеко не всегда есть то, что называют «благами цивилизации»…>>>
  • Украинский суд, как показывает практика, — не просто самый несправедливый в мире. Он еще и проявляет завидный правовой нигилизм. То есть сам суд, как бы призванный строжайшим образом следить за соблюдением законов, на эти же нормы закона банально плюет…>>>
  • Мы продолжаем заниматься проблемой жильцов ведомственных домов и общежитий, которую поднял народный депутат, первый заместитель председателя Комитета Верховной Рады по вопросам национальной безопасности и обороны Сергей Гриневецкий в своем депутатском запросе к Премьеру Николаю Азарову…>>>