Час пик
Быстрый переход:




Как преемственность СССР может быть надежной основой демократии | Страница 1




Казахское руководство быстро заметило идиотизм ситуации: принуждение к национальному языку влечет за собой деградацию общества и вытеснение квалифицированных кадров.

Именно в Казахстане понятие «советский человек» – наполнилось конкретным смыслом. Можно сказать, что национальностью в этой стране является не принадлежность к русским, украинцам, корейцам или тюркам, не принадлежность к православным, буддистам или мусульманам, а принадлежность к гражданству этой страны, хотя в паспорте графа «национальность» оставлена.

Как всякое рациональное преобразование, то, что сделала власть в Казахстане, дало системный эффект – резко возросла престижность не только школ, но и дошкольных учреждений с казахским языком обучения. И это при сохранении статуса русского языка, как второго государственного!

Единственное отличие реалий Республики Казахстан от всего остального СНГ, это – прямая и, если так можно выразиться, «чистая» преемственность с СССР. Даже Минск не может похвастаться такими прямыми линиями преемственности с былым Союзом, как Астана, особенно в области понимания современных мировых тенденций в области идеологической борьбы «полюсов», которая никогда не прекращалась и после эпохи СССР.

Если взять тот же «национализм» в позитивном смысле, как строительство национального государства, то Москва, которой в качестве государствообразующей нации в наследство от Союза досталась новая историческая общность – советский народ, была, пожалуй, наиболее последовательна в своём национальном строительстве. Однако методы, которые при этом применялись, были отнюдь не советские. На других территориях, где постсоветские изменения также носили характер строительства национальных государств, преемственность с Союзом прослеживается еще меньше.

Об Украине и говорить не приходится. Здесь сразу отказались от своего мнимого «москальского» прошлого, что, естественно, привело украинцев к столь же естественному отказу от своего будущего. Логика национализма без кавычек иной быть не может.


Президент Казахстана был одним из наиболее последовательных защитников Союза и даже после Беловежского сговора настаивал на сохранении общих надгосударственных институтов, единой валюты и армии. Только агрессивная позиция тогдашнего руководства Российской Федерации, потребовавшего поступиться национальными интересами Казахстана – передать золотой запас в российские хранилища, – привела к тому, что два мощнейших наследника Союза пошли дальше по раздельным орбитам.

В своих мемуарах Нурсултан Назарбаев оценил как самое дорогое достижение тот факт, что постсоветское пространство не удалось расколоть на взаимно противостоящие славянскую и тюркскую части. Если любители помечтать хотят экстраполировать путь развития «обновлённого Союза» на современность, то для наиболее полной версии того, как мог бы выглядеть этот обновленный СССР, им нужно было бы брать не современную Россию, а именно Казахстан.

Любопытно было бы проследить, как советские методы национального строительства были диалектически развиты в Казахстане. Как в стране, где произошел первый национальный конфликта горбачевской эпохи, была сохранена дружба народов. Как преемственность советского строя может быть прекрасно интегрирована в основы современного гражданского общества, и послужить питательной почвой для независимой демократии.

Языковая проблема. Как сделать ее источником единства?

Тенденции развития наций в Советском Союзе ставили перед элитами союзных республик следующие вызовы.

Первое. Развитие титульного национального языка, при условии сохранения связей с братскими народами и доступа к сокровищам мировой культуры. Как это соединить?

Второе. Сохранение культур нетитульных народов, пресечение тенденций национального обособления и исключение межнациональных конфликтов.

Третье. Интеграция зарубежных соотечественников, при сохранении открытости и избежание синдрома «государства-гетто».








  • По просьбам одесситов мне неоднократно приходилось выступать с депутатскими обращениями по вопросам работы ЖКХ к органам власти, как центральным, так и местным. И вывод, к которому я пришел, очевиден. Главная задача — сформировать такие условия, когда коммунальные предприятия сами будут бороться за своего потребителя, стремясь предоставить ему качественные услуги…>>>
  • Малиновский район — не только колоритная Молдаванка, Промзона с крупнейшими предприятиями или типовая застройка «Черемушек». Это и пять поселков — Ленпоселок, Дзержинка, Сахарный — окраины, где жизнь отличается от ритма «большого города». Находясь в стороне от главных магистралей и оживленных улиц, не так заселенные, как спальные районы — эти места зачастую обделены вниманием властей…>>>
  • В начале 90‑х, когда начинались реформы, нас уверяли в том, что «рынок все решит». Но рынок не решил…>>>
  • Герои «аспектов» — это судьи, которые напрочь забыли о существовании судейской присяги, игнорируют ее, тем самым порочат свой статус и дают нам неисчерпаемый источник фактов, позволяющих доказывать: кривосудие существует!..>>>
  • Неся бремя объективного аналитика и наблюдателя за нашей судебной системой, мы все чаще приходим к печальному выводу, что «черные мантии» — главные фигуранты в сомнительных делах, когда права человека растаптывают, буква закона попирается, а судебное решение несовместимо с понятием справедливости. «Раздутый миф» об «успехах» реформирования судебной власти является ярчайшим примером подлинного кощунства по отношению к праву в целом и его судебной системе, в частности. Классический тому пример — дело Н. Х. Кошура…>>>