Час пик
Быстрый переход:




Как преемственность СССР может быть надежной основой демократии | Страница 5






Надо ли говорить, что пропаганда репатриации с первых лет казахской государственности была в руках общественных организаций и, например, еще в начале 1990-х китайские чиновники выражали озабоченность не действиями своих казахских коллег, а именно действиями казахских общественных организаций по репатриации из Монголии. Ведь Китай терял квалифицированные кадры.

Если люди возвращаются на родину с обжитых мест, значит, это сулит им перспективы, помимо духовных, стало быть, они видят, что у них есть свое государство и чувствуют его заботу о себе. Иначе такого притока «вернувшихся» просто не могло бы быть по определению.

Зачем изобретать велосипед?

Казахстан – единственное место на постсоветском пространстве, кроме Москвы, где живое воплощение получила разработанная в свое время в отделе национальностей ЦК КПСС идея «Ассамблеи народов». Причем, если в Москве «Ассамблея» не играет реальной самостоятельной роли и служит скорее трибуной для национальных и конфессиональных организаций, а также одним из официальных институтов по своего рода культурному взаимообогащению национальной интеллигенции и власти, то в Казахстане это реальный маяк и вдохновитель для эволюции национальных общин.

Казахстан полностью избавлен от проблемы противоречий по национальному признаку, потому что возможная почва для этих противоречий там была ликвидирована: Казахстан принял статус русского языка, как второго государственного.

Сегодня жизнь общества регулируется больше общественными институтами, а не политиками. Общественные институты инициируют идеи на глобальном, общенациональном уровне, а власть помогает их реализации деньгами. При этом, государство принимает международную помощь зарубежных общественных организаций, но не позволяет им хозяйничать в своей стране и влиять на политику ее руководства.

В Украине все наоборот.

Почувствуйте разницу!

Надо особо подчеркнуть следующее: национальную школу в Казахстане заставили конкурировать с русскоязычной по принципу: убеди, что в этой школе ребенок сможет получить знания эффективнее, чем в русской. Во-первых, это развивает всю систему образования в обеих типах школ. Во-вторых, – обеспечивает человеку реализацию его права на выбор, то есть гарантируется соблюдение конституционных прав человека. В-третьих, – исключает саму природу возможных конфликтов на языковой почве. В-четвертых, – стимулирует приход в школу профессионалов высокого уровня.

В Украине и тут все происходит наоборот. Украинизация школы насаждается сверху. Программы русскоязычных школ «верстаются» таким образом, чтобы уровень образования здесь оказался заведомо слабее, чем в украинской школе. Это лишает русскую школу самой возможности конкурировать с украинской. Таким образом, чисто по-украински мы получаем те же четыре составляющих, только со знаком минус.

Во-первых, происходит общая деградация образования в целом. Во-вторых, ликвидируются права человека на выбор, то есть, нарушаются его конституционные права. В третьих, такая система порождает почву для возникновения конфликтов на языковой основе. В-четвертых, все вместе взятое избавляет как украинскую, так и русскую школу от профессионалов высокого уровня.

Таким образом, не рискуя впасть в преувеличение, можно констатировать: из всех стран СНГ система, сложившаяся в Казахстане, уникальна. Везде, кроме Казахстана, линия преемственности с Советским Союзом была пресечена, и национальная политика развивалась по подобию африканских постколониальных стран, что относится и к украинским реалиям.

При всех трудностях, через которые прошли страны СНГ, только Белоруссия (с приходом к власти Лукашенко) и Казахстан выдержали испытание на «отлично», не пустив по миру собственный народ, не уничтожив его национальные богатства и не допустив к власти национализм. Самый показательный пример стабильности этой власти – то, что 400 тысяч человек из Европы, России, Китая и Монголии вернулись на родину. Значит, и Родину у них не отняли.

И в связи с этим требуется ответ на один-единственный вопрос: почему это стало возможным? Ответ на него в исторической правде. Что первично: идеология или рынок? Ответ однозначен: идеология. Там, где это наоборот, и получается все наоборот. Как у нас, в Украине.


Николай Пастернак «Час пик»,

по материалам АПН








  • «Безопасный город» — один из ключевых пунктов программы Сергея Гриневецкого. Являясь первым заместителем председателя Комитета Верховной Рады по вопросам национальной безопасности и обороны, он видит эту проблему как профессионал, системно, определяя ключевые факторы жизнеобеспечения города. Здесь и качество продуктов питания, и качество воды, и санитарная гигиена, и соблюдение ПДД...>>>
  • Есть вопросы регионального уровня, которые тоже надо решать, но опять же, они из региональных должны переходить в общегосударственные…>>>
  • Лифты — проблема любого крупного города. К сожалению, неприятных, а порой и трагичных, ситуаций с лифтами становится все больше, и, по мнению С. Гриневецкого, этот вопрос заслуживает отдельного детального обсуждения…>>>
  • В иные времена о таких людях писали очерки, потому что на них земля наша держится — не на «дерзких» и «сильных», с ярко выраженным «хватательным» инстинктом, а на таких вот «незаметных» тружениках и труженицах, тихо делающих свое дело, и так же незаметно создающих общественные блага… Поклониться бы ей — за это ее чистое и светлое служение обществу. Так нет же! Именно по этому — самому драгоценному — и был нанесен жестокий и страшный удар…>>>
  • Мы продолжаем заниматься проблемой жильцов ведомственных домов и общежитий, которую поднял народный депутат, первый заместитель председателя Комитета Верховной Рады по вопросам национальной безопасности и обороны Сергей Гриневецкий в своем депутатском запросе к Премьеру Николаю Азарову…>>>