Час пик
Быстрый переход:




«Милые несоответствия» и жалкие последствия | Страница 1




Если не обращать внимания на проблему изучения украинского и русского языков в молдавских селах, то там подрастет поколение, не знающее толком ни украинского, ни русского. Единственной альтернативой становится не только румынский язык, но и история, и география, и интересы совершенно другого государства, родившегося 80 лет назад на обломках Австро-Венгерской монархии и унаследовавшего его традиции разжигания националистических настроений. По большому счету, Румыния не проводит собственной политики, обозначая на картах украинские территории, как свои собственные. Это – вечная имперская политика Запада, которую сто лет назад определяли в Вене и Лондоне, а сегодня – в Вашигтоне и Брюсселе. Не замечать этого, как минимум, опасно.

В далеком 1998 году, вернувшись после долгого отсутствия в один из южных районов области, где прошла моя юность, я был поражен изменением в настроении коренного населения, которое, согласно международным нормам, стало называться после распада Союза национальным меньшинством.

Признаюсь, само определение коробит до сих пор. Да и непонятно, как бывший «братским» в СССР, молдавский народ вдруг стал «нацменьшинством». Поначалу я испытывал даже чувство неловкости за то, что я – украинец...


Это чувство усилилось, когда вместо процветающего приграничного городка я увидел темные улицы, беспризорников, растущую безработицу, пришедший в упадок порт, зарастающий травой железнодорожный узел... Помню (как ощущение) чувство вины, будто бы я, украинец, лично был виной всех этих «негараздов» внезапно пришедшей независимости.

В те годы я впервые столкнулся и с проблемой введения украинского языка во все сферы жизни этого осколка советского государства.

Неприязнь к «державній» на юге Одесской области повергла меня в шок. Украинский не любили так, как будто именно он был причиной невыплаты зарплат, сокращенных рабочих мест, утерянных вкладов, рухнувших надежд на спокойную жизнь.

В городе это было не так заметно, но в селах!

При Союзе во всех школах Придунайских районов были молдавские и русские классы. После введения обязательного изучения украинского языка русские классы постепенно исчезли (учить четыре языка – молдавский, украинский, русский плюс иностранный – оказалось весьма сложно для детей). Перейти к преподаванию предметов на украинском были не в состоянии сами преподаватели. А в молдавских селах, естественно, говорили только на родном молдавском. Языком общения в районе так же естевенно был русский. В этих исторически сложившихся условиях, украинский язык не мог быть востребован. В этом не было необходимости. Поэтому с удалением русского языка из школьных программ образовался определенный ваккуум, который в конечном счете должен был быть чем-то заполнен, тем более, что молдавское село искало возможности для детей устроить дальнейшую жизнь без изучения украинского.

Именно этой ситуацией немедленно воспользовались на Западе, прежде всего в США и ЕС, выделяя определенным кругам Румынии серьезные средства для ослабления Украины и окончательного отрыва ее от союза с Россией (даже в рамках полуживого СНГ). Эти круги никогда не оставляли надежд на «возврат» Румынии Бессарабии и Буковины. Но с помощью США и ЕС теперь преследовались не только политические цели: в украинской части Придунавья сосредоточены огромные залежи энергетического сырья – нефти и газа.

Буквально сразу же после распада Союза в румынской Кривидии был создан так называемый Центр подготовки румын, куда вербовались дети... с юга Одесской области.

В те годы фактически нелегально, без соответствующих правительственных соглашений и вопреки нормам международного права, на учебу в Румынию выезжали не десятки – сотни выпускников сельских школ.

Румынскими миссионерами работа по вербовке будущих студентов была поставлена фундаментально и основательно. Ежегодно на бесплатный отдых в Румынию приглашались до 500 представителей украинской стороны из каждого (!) бессарабского района. Отдых на море, посещение высокогорных курортов, экскурсии в Бухарест и обязательная встреча с Президентом Румынии создавали резкий контраст с «новой украинской действительностью», в которой трудности адаптации молдаван к новым условиям никого не интересовали.








  • Безопасность горожанина касается не только чрезвычайных ситуаций…>>>
  • Наш город славен прекрасной архитектурой. Мы гордимся тем, что Одессу строили ведущие архитекторы прошлого. Но, увы, многие из этих зданий находятся в плачевном состоянии. Забота о культурном наследии Одессы всегда являлась приоритетом для Сергея Гриневецкого…>>>
  • Еще в 2006 году Сергеем Гриневецким была выдвинута идея разработки Государственной программы спасения и развития одесских лиманов — Хаджибеевского, Куяльницкого, Большого Аджалыкского, Аджалыкского и Тилигульского. Этот проект получил самую широкую поддержку со стороны ученых, экологов, общественности…>>>
  • Противостояние обострилось до такой степени, что жители Лиманского решили провести акцию протеста — перекрыть проходящую через село железную дорогу. Работникам милиции удалось предотвратить незаконные действия людей, однако «паровой котел» протестного движения грозил взорваться в любой момент. Урегулировать ситуацию попытались Ренийская райгосадминистрация и районное газовое хозяйство. При их участии в конце октября 2011 года противоборствующие стороны достигли компромисса, и появилась надежда на то, что темпы газификации села будут ускорены… С тех пор прошло почти пять месяцев, но проблема лишь усугубилась…>>>
  • Если у вас захотят отнять жилье, не имея на то убедительных и документально подтвержденных оснований, совсем не обязательно, что вас защитит суд. Может случиться и наоборот: суд примет в производство дело, не имея никаких оснований для возбуждения производства. И вы проиграете в этом неправедном суде. А того факта, что судья наплевал и на ваши права, и на саму букву закона, никто не заметит. Ни в апелляционной инстанции, ни в Высшем суде. Называется это одним именем — произвол. Но это — не просто реалии наших будней. Это — «картинка с натуры»… >>>