Час пик
Быстрый переход:




Сергей Гриневецкий: Сила инерции, или желания обмануть и быть обманутым | Страница 4






История знает примеры, когда одна часть нации начинала воспринимать другую не как соотечественников, а как врагов. В свое время раскол Соединенных Штатов Америки на Север и Юг, на «янки» и «джонни» удалось преодолеть только победой одной из сторон.

Цивилизационный раскол в украинском обществе вряд ли приведет к реальному распаду страны. Но это не значит, что подобную ситуацию надо называть нормальной. Две избирательные кампании оставили на теле Украины глубокую рану. Излечить ее можно только длительным и упорным лечением.

Первый шаг к этому – достижение согласия и компромисса внутри украинской политической элиты. Но, к сожалению, наблюдая сам ход переговоров о создании парламентской коалиции, невольно приходит на ум знаменитая фраза русского философа Николая Бердяева «Свобода есть испытание Силы».

У отечественной элиты, пожалуй, впервые появилась возможность доказать, что она есть Сила – сила организующая, сила духовная, сила моральная – пройти реально испытание Свободой.

К сожалению, украинские политики ведут себя так, словно их оппоненты – внешние враги. Но хуже всего то, что подобный взгляд они пытаются навязать и тем украинским гражданам, которые их поддерживают. Оправдывается ли подобный подход логикой политической борьбы? Уверен, что нет. В политической борьбе всегда должно оставаться место для компромисса, для того, чтобы прежде непримиримые оппоненты, пожимая друг другу руки, не вызывали у своих сторонников недоуменный вопрос: «А за что же мы боролись?».

В 70-е годы Италия переживала глубокий политический кризис. Активизация ультраправых и ультралевых, захлестнувший страну террор, паралич политической системы, частая смена правительств – все это ставило под угрозу ценности демократии. В этот период лидер итальянских коммунистов Энрике Берлингуэр предлагает «исторический компромисс» христианским демократам, которые были их постоянными оппонентами со времени окончания Второй Мировой войны. Он говорит о «демократической альтернативе», «о возможном сотрудничестве и соглашении между народными массами, идущими за коммунистами и народными массами, идущими за католиками». Христианские демократы и коммунисты садятся за стол переговоров, и лишь загадочная смерть лидера христианских демократов Альдо Моро от рук террористов из «красных бригад» кладет конец этому процессу. Тем не менее, попытка установления «исторического компромисса» вошла в историю, когда идейно непримиримые оппоненты ради сохранения и развития демократии были готовы пойти на союз.

Специфика украинской ситуации состоит в том, что идеология согласия появилась как раз тогда, когда в результате политической реформы значительная часть властных полномочий перешла к коллективному законодательному органу – Верховной Раде. Но при этом президент не стал английской королевой, которая царствует но, не правит. Напротив, из активного политического игрока, от воли и  решений которого зависел баланс между различными финансово-политическими группировками, он имеет шанс превратиться в  реального арбитра нации и гаранта Конституции. Но теперь политикам и стоящим за ними экономическим силам необходимо учиться самостоятельно договариваться о правилах игры.

Этим условиям как нельзя лучше подходит идеология согласия и примирения. История знает немало примеров того, как неспособность политических сил найти общий язык ради общественного блага приводила к весьма плачевному исходу. Выход из демократической неразберихи был один – переход к авторитарному правлению.

В некоторых случаях это имело позитивный итог. Советский историк А.З.Манфред писал: «Партийной разделенности, размежеванию на «патриотов» и «аристократов» Бонапарт противопоставлял объединяющее знамя французов. «Франция», «французский флаг», «французы» – это и были те широкие, надпартийные понятия, вокруг которых Бонапарт стремился объединить и сплотить большинство нации».

За двенадцать лет прошедших после утверждения в 1946 году Конституции Четвертой республики во Франции сменилось двадцать четыре правительства, пока на волне алжирского кризиса генерал де Голль не сумел провести конституционную реформу, значительно усилившую прерогативы исполнительной власти.







  • Мы живем в самом прекрасном городе на земле — Одессе. Ее воспевают поэты и художники, им восхищаются гости города. Но есть еще Молдаванка и Ближние Мельницы, Ленпоселок и Бугаевка, другие микрорайоны, где не всегда из кранов идет вода, где улицы в дождь превращаются в бурные реки, где далеко не всегда есть то, что называют «благами цивилизации»…>>>
  • Выборы в местные советы должны проходить стопроцентно по мажоритарным округам. Особенно это стало понятно сейчас…>>>
  • В качестве первого заместителя председателя Комитета Верховной Рады по вопросам национальной безопасности и обороны Сергей Гриневецкий инициировал ряд законов и депутатских запросов, направленных на улучшение социальной защиты военнослужащих…>>>
  • На прошлой неделе были осуществлены работы по перезахоронению первых пяти могил с территории аварийного Григорьевского кладбища на новое место. 14 января для проверки качества выполняемых работ на территорию Южненского кладбища, куда и производится перезахоронение умерших, выехала инициативная группа, в состав которой входят родственники и близкие захороненных. Увиденное их поразило…>>>
  • Вступление в ЕС многим в Украине кажется сродни вхождению в Царство Божие. В то же время нынешний кризис, в который все глубже погружается европейская экономика, заставляет в этом усомниться. Особенно интересно для нас посмотреть на судьбу стран, которые вступили в ЕС сравнительно недавно…>>>