Час пик
Быстрый переход:




Языковый вопрос: взгляд из региона | Страница 1




СИТУАЦИЮ В УКРАИНЕ СЛЕДУЕТ РАССМАТРИВАТЬ В ТРЕХ ИЗМЕРЕНИЯХ

«Языковый вопрос в украинской политике присутствует на протяжении всех пятнадцати лет существования независимого украинского государства, и даже ранее, с 1990 года, когда был принят действующий и поныне Закон «О языках в Украинской ССР». Фактически с самого начала он был переведен из культурной плоскости в политическую. Подобная метаморфоза не удивительна. На протяжении всего XX столетия борьба за возрождение украинского языка настолько тесно переплелась с движением за независимость, что эти понятия в общественном сознании стали тождественными».

Этому в немалой степени способствовал и тоталитарный режим, который даже в формально лояльных выступлениях в защиту языка видел «украинский национализм» (примеров достаточно – вспомним хотя бы ситуацию с произведением Ивана Дзюбы «Интернационализм или русификация?»). При этом стоит отметить: прилавки в книжных магазинах Одессы были буквально завалены украиноязычной литературой, в том числе, качественными переводами иностранных авторов, а население за русскоязычной книгой ездило в соседнюю Молдову. Сегодня же, в независимом государстве, за хорошей украинской книгой надо ехать в Киев. Но об этом после.

Всем известно, что украинская государственность во многом состоялась благодаря усилиям партийно-советской элиты Украинской ССР, стремившейся сохранить и укрепить свою власть и ради этого готовой пойти на определенные уступки национальному движению. Но отождествление украинского языка и украинской государственности настолько глубоко проникло в общественное сознание, что всякое покушение на государственный и общественный статус языка стало воспринимается как покушение на независимость.

Вопрос о предоставлении русскому языку статуса второго государственного присутствовал в предвыборных программах тех или иных политических сил во всех кампаниях, начиная с 1994 года. В большинстве случаев он воспринимался как исключительно технологический ход, призванный повысить рейтинг политиков среди избирателей Юга и Востока.

Эта статья Сергея Гриневецкого 5 июля опубликована газетой «Голос Украины» в сокращенном виде. Мы воспроизводим ее в полном соответствии с оригиналом.

Именно культурная политика украинского государства в последние годы во многом объясняет те проблемы, с которыми сегодня столкнулось наше общество. После обретения независимости украинская политическая элита, весьма разнородная по своему составу и устремлениям, стала осознавать, что этнический фактор может сыграть с молодым государством злую шутку. В начале 90-х годов украинское культурное пространство, и без того далекое от единства, грозило развалиться на фрагментарные частицы.

Без преувеличения можно сказать, что кампании 2004 и 2006 годов отбросили страну в ситуацию начала 90-х. Единое культурное пространство, которое составляет одну из основ жизнеспособности нации, вновь рушится.

Промахи культурной политики государства дополняются и очевидными недостатками региональной политики, вернее даже – практически полным ее отсутствием. Уже не раз доводилось писать о том, что невнимание к социально-экономической специфике регионов, ручное управление местными бюджетами поневоле вызывает недовольство как со стороны региональных элит, так и со стороны простых жителей, которым сложно объяснить, почему та или иная территория, вырабатывающая львиную долю валового национального продукта страны, вынуждена довольствоваться тем, что ей перепадет из Киева.

Патриотизм на голодный желудок– вещь неудобоваримая, тем более, что те, кто призывают к патриотизму, вовсе не считают последнюю гривну в кошельке. Социальная пропасть способна подорвать и национальное единство.

Фактически именно в эпоху, которую сегодня принято называть «кучмовской», серьезных покушений на государственный статус украинского языка не было. Скорее напротив, именно тогда он был закреплен в Конституции Украины. Сложилось определенное равновесие, когда украинский язык стал не только де-юре, но и де-факто языком государственной элиты. Более того, расширялся и его общественный статус. Это показали и результаты переписи 2000 года, когда, например, в Одесской области количество граждан, признающих украинский язык родным, по сравнению с переписью 1989 года увеличилось на 5 процентов.








  • В начале 90‑х, когда начинались реформы, нас уверяли в том, что «рынок все решит». Но рынок не решил…>>>
  • В качестве первого заместителя председателя Комитета Верховной Рады по вопросам национальной безопасности и обороны Сергей Гриневецкий инициировал ряд законов и депутатских запросов, направленных на улучшение социальной защиты военнослужащих…>>>
  • Малиновский район — не только колоритная Молдаванка, Промзона с крупнейшими предприятиями или типовая застройка «Черемушек». Это и пять поселков — Ленпоселок, Дзержинка, Сахарный — окраины, где жизнь отличается от ритма «большого города». Находясь в стороне от главных магистралей и оживленных улиц, не так заселенные, как спальные районы — эти места зачастую обделены вниманием властей…>>>
  • Ситуация с украинской нефтепереработкой напоминает известный стишок про десять негритят. Правда, на заре независимости полноценно работающих нефтеперерабатывающих заводов в Украине было не десять, а шесть, но сути дела это не меняет. Как и в случае с негритятами, НПЗ последовательно прекращают свою жизнедеятельность…>>>
  • Статистика для того и создана, чтобы ее искажать в угоду чьим-то интересам. И если бы это была только одна проблема у судебной власти, мы бы жили в правовом государстве, или… (как там его называет наша Конституция?)! Однако, на самом деле у нас такой ворох проблем в судейской системе, что с ними уже никакая реформа не справится, и ни один человек. Во всяком случае, этот «ворох» только разрастается и разрастется, но решать проблемы по существу никто на самом деле не берется…>>>