Час пик
Быстрый переход:




Языковый вопрос: взгляд из региона | Страница 2






Хрупкое равновесие было нарушено в 2004 году во время президентской кампании, фактически расколовшей страну. Парламентские и местные выборы марта 2006 года лишь усилили этот раскол и вконец обострили языковую проблему. После выборов по стране прокатился парад языковых суверенитетов. Целый ряд областных и городских советов признали русский язык в качестве регионального, опираясь на Европейскую Хартию региональных языков или языков меньшинств.


Очевидно, что в ряде случаев эти решения не были выверены с правовой точки зрения, не учитывали существующую законодательную базу, и, наверняка, им будет дана соответствующая правовая оценка. Однако при этом не мешало бы разобраться с тем, что привело к такой ситуации и определиться с тем, каков бы мог быть выход.

Языковую ситуацию в Украине следует рассматривать, как минимум, в трех измерениях: культурном, политическом и связанном с ним правовом.

Наиболее рьяным деятелям национального движения приходилось буквально на пальцах доказывать, что ускоренное внедрение украинского языка во все сферы общественной жизни чревато взрывом. Взять, к примеру, хотя бы один район Одесской области – Ренийский, в котором всего семь сел – из них пять молдавских, одно болгарское и одно гагаузское. Украинская речь до начала 90-х годов там практически не была слышна. Или соседний Болградский район, где вперемешку расположены болгарские, гагаузские и албанские села. А рядом – пример Молдовы, где принятие нового закона о языках стало катализатором раскола страны и вооруженного конфликта.

Надо отдать должное тогдашнему руководству нашей страны: уже в первые годы были предприняты меры, направленные на поддержку этнических групп. Сегодня мало кто помнит о том, что одним из первых документов независимого украинского государства стала Декларация прав национальностей Украины от 1 ноября 1991 года. Следующим важным законом стал Закон «О национальных меньшинствах», которым гарантировались права национальных меньшинств на национально-культурную автономию, включающую в себя право на пользование и обучение на родном языке. В той же Одесской области начали создаваться школы и классы с изучением болгарского, молдавского и других языков, создавались национальные культурные центры.

По многим параметрам этнополитика Украины могла бы быть примером даже для европейских стран. Но проблема все же осталась. И возникла она вокруг наиболее распространенного национального языка – русского.

И здесь выявилось, что проблема гораздо сложнее. В силу как целенаправленной государственной политики, так и объективных условий основными носителями русского языка стали жители крупных городов и индустриальных центров. В отличие от болгар, венгров, молдаван, румын, русские практически не имеют районов компактного проживания. Например, в Одесской области есть несколько сел, где живут липоване – потомки донских казаков-некрасовцев. Кроме того, именно русский язык является языком межнационального общения в районах смешанного компактного проживания других национальных меньшинств, например, в украинском Придунавье.

Но главное состоит в том, что значительная часть русскоязычных граждан Украины – этнические украинцы. Урбанизация и индустриализация поневоле превращала украинца в русскоязычного. Переход на русский язык был для многих из них своеобразным обрядом инициации, посвящения в «городские». И поэтому в той же Одессе были случаи, когда во время переписи 2000 года люди, которые продолжали говорить на русском, писали в графе «родной язык» – «украинский». Аргументация их была простой – многие из них закончили украинские школы, и уже затем были вынуждены получать высшее образование на русском языке.







  • В качестве первого заместителя председателя Комитета Верховной Рады по вопросам национальной безопасности и обороны Сергей Гриневецкий инициировал ряд законов и депутатских запросов, направленных на улучшение социальной защиты военнослужащих…>>>
  • Мы живем в самом прекрасном городе на земле — Одессе. Ее воспевают поэты и художники, им восхищаются гости города. Но есть еще Молдаванка и Ближние Мельницы, Ленпоселок и Бугаевка, другие микрорайоны, где не всегда из кранов идет вода, где улицы в дождь превращаются в бурные реки, где далеко не всегда есть то, что называют «благами цивилизации»…>>>
  • По самым скромным подсчетам только в Одессе в общежитиях проживает порядка 60 тысяч человек. Причем живут они не в лучших условиях, зачастую с риском вообще остаться на улице. И такие случаи бывают…>>>
  • Представителям Фемиды из Приморского райсуда Одессы мы посвятили не одну публикацию. Причем, как догадывается читатель, эти публикации были отнюдь не из самых приятных. Но, увы, «маємо те, що маємо». Причем, как правило, это — тотальное нарушение закона, с которым мы сталкиваемся всякий раз, чем и вызвано обилие наших публикаций…>>>
  • Неся бремя объективного аналитика и наблюдателя за нашей судебной системой, мы все чаще приходим к печальному выводу, что «черные мантии» — главные фигуранты в сомнительных делах, когда права человека растаптывают, буква закона попирается, а судебное решение несовместимо с понятием справедливости. «Раздутый миф» об «успехах» реформирования судебной власти является ярчайшим примером подлинного кощунства по отношению к праву в целом и его судебной системе, в частности. Классический тому пример — дело Н. Х. Кошура…>>>