Час пик
Быстрый переход:




Однажды в Молдове | Страница 3






Восприятие двух основных претендентов проходило по уже сложившейся схеме. «Прозападный» и национально ориентированный Мирча Снегур против «пророссийского» антиреформатора Петра Лучински.

В результате первого Мирча Снегур набрал 38,75 процентов, Петру Лучински – 27,66, Владимир Воронин – 10,23, Андрей Сангели – 9,47. Казалось бы, победа должна была достаться лидеру. Перед вторым туром Владимир Воронин призвал голосовать за Петра Лучински. Голоса коммунистов сыграли свою роль. Лучински получил 54 процента голосов и президентский пост.

Ситуация во многом напоминала украинскую. В 1994 году Леонид Кучма также воспринимался многими как пророссийский кандидат и представитель консервативной, антиреформаторски настроенной части избирателей Украины. Однако именно ему было суждено начать реальные рыночные реформы. Отличие же состояло в том, что Кучма с самого начала действовал в весьма аморфном правовом поле. Его усилия по восстановлению вертикали исполнительной власти завершились принятием Конституции, по которой он получил весьма широкие полномочия.

Лучински же пришлось действовать в условиях уже существующей Конституции, где его полномочия, равно как и полномочия парламента были четко определены. Стоит напомнить, что состав парламента оставался прежним, и в нем было гораздо больше противников президента, чем его сторонников. Но именно эта разобщенность позволила Лучински сформировать нужный состав Кабинета Министров. По прошествии времени одни обвиняли президента в отсутствии воли, другие – в том, что правительство во главе с Ионом Чубуком было составлено из друзей комсомольской юности Лучински. Тем не менее, 1997-й, первый год правления нового президента, был стабильным.

Избрание нового президента, вопреки прогнозам, не привело к радикальному изменению внешнеполитического курса, более того, не привело к свертыванию экономических реформ. Сегодня эти реформы (в особенности, аграрная) подвергаются резкой критике и, скорее всего, небезосновательно. Впрочем, вполне возможно, что в долгосрочной перспективе они все же дадут результат.

Сегодня сложно сказать, насколько успешными были бы действия Лучински и правительства Чубука, если бы не парламентские выборы 1998 года, которые круто изменили расклад политических сил. Во-первых, некогда мощные аграрии окончательно сошли с политической арены. Во-вторых, возрожденная партия коммунистов совершила весьма удачный дебют, завоевав сорок мандатов. В-третьих, ни один из четырех победивших на выборах партий и блоков не набрал количества голосов необходимого для формирования большинства: пропрезидентский «Блок за демократическую и процветающую Молдову» получил 24 мандата. «Демократическая конвенция Молдовы» куда входила партия экс-президента Мирчи Снегура и бывший Народный фронт – 26 и прорумынская Партия демократических сил – 11.

Лучински вполне устраивал вариант союза между пропрезидентским блоком и коммунистами, который давал ему возможность стать арбитром и реальным лидером новой коалиции. Однако как раз отношения между этими двумя силами были не лучшими.

Итогом стало создание своеобразной «широкой» коалиции, которая получила название Альянса демократического развития (АДР), куда вошли пропрезидентский блок и национальные силы. За бортом широкой коалиции остались только коммунисты.

Согласно подписанному Соглашению об учреждении АДР фиксировался так называемый «алгоритм распределения должностей» с учетом партийной принадлежности. Как и положено, распределение должностей сопровождалось драматическими эпизодами.  Каждый из участников Альянса предлагал «свою» кандидатуру на пост премьер-министра. Торги длились долго. Конечно, по сравнению с украинской «коалициадой» молдавская длилась не очень долго, с марта по июнь.

Разброд и шатания в стане союзников позволили Лучински выступить в качестве арбитра и еще раз провести на пост премьера Иона Чубука. Но и эта победа выглядела более чем сомнительной. Состав правительства формировался из представителей различных фракций. Итог оказался предсказуемым: отдельные министры начали работать на разные партии и кланы, президент, не имея большинства, был вынужден прибегать к маневрам, единой и последовательной политики правительство проводить не смогло.







  • «Заработная плата — мерило уважения, с которым общество относится к данной профессии». Возможно, этот афоризм американской активистки движения за социальные права в США Джонни Тиллмон и справедлив для стран с развитой рыночной экономикой, но в украинских реалиях он вряд ли найдет подтверждение на практике…>>>
  • «Безопасный город» — один из ключевых пунктов программы Сергея Гриневецкого. Являясь первым заместителем председателя Комитета Верховной Рады по вопросам национальной безопасности и обороны, он видит эту проблему как профессионал, системно, определяя ключевые факторы жизнеобеспечения города. Здесь и качество продуктов питания, и качество воды, и санитарная гигиена, и соблюдение ПДД...>>>
  • Когда в 2005 году мы шли на выборы в местные советы, мы первые подняли вопрос о Хаджибеевском, Куяльницком, Григорьевском, Тилигульском лиманах — вообще о системах лиманов вокруг Одессы и их критическом состоянии. На нас тогда смотрели с удивлением, дескать, «Зачем им это нужно?!». А мы понимали, зачем. Мы знаем, что представляет собой этот природный ресурс, какое это богатство, и как мы не умеем им нормально распорядиться…>>>
  • На прошлой неделе были осуществлены работы по перезахоронению первых пяти могил с территории аварийного Григорьевского кладбища на новое место. 14 января для проверки качества выполняемых работ на территорию Южненского кладбища, куда и производится перезахоронение умерших, выехала инициативная группа, в состав которой входят родственники и близкие захороненных. Увиденное их поразило…>>>
  • Статистика для того и создана, чтобы ее искажать в угоду чьим-то интересам. И если бы это была только одна проблема у судебной власти, мы бы жили в правовом государстве, или… (как там его называет наша Конституция?)! Однако, на самом деле у нас такой ворох проблем в судейской системе, что с ними уже никакая реформа не справится, и ни один человек. Во всяком случае, этот «ворох» только разрастается и разрастется, но решать проблемы по существу никто на самом деле не берется…>>>