Час пик
Быстрый переход:




Городское безмолвие | Страница 1




У Джека Лондона, 90-летие со дня смерти которого, кстати, исполняется в этом году, есть рассказ, повествующий о старом индейце, вывезенном родственниками в снежную пустыню встретить смерть по обычаю своего народа. Ему разжигали костер, оставляли запас веток, которые он мог подкладывать в огонь, и уходили. Пока тлел огонь, вся жизнь калейдоскопом проходила в его памяти. Ветки заканчивались, кольцо голодных волков все больше сужалось...

Этот рассказ замечательного американского писателя вспомнился мне из-за незначительного, по современным меркам, события, произошедшего аккурат в дни празднования Дня Незалежности. У железнодорожного вокзала, в самом людном месте нашего города, шесть дней подряд умирал бомж. Если бы с ним случился инфаркт или инсульт, и где-нибудь в дальнем дворе произошла мгновенная смерть, понятное дело, никто бы не обратил внимания. А тут – целых 150 часов, за которые мимо него прошло более ста тысяч человек, проехало двадцать тысяч авто, полторы тысячи трамваев, из окон которых наблюдательный пассажир мог видеть лежащего на асфальте человека.

Никто не дрогнул, никто не остановился, не позвонил врачам, в МЧС, в милицию. Безмолвие миллионного города, равнозначное белому безмолвию из рассказа Джека Лондона, окружавшего первобытных индейцев, поразило меня и даже испугало.

Впрочем, каждый вправе сказать: а что лично я мог сделать – и будет прав. Виновата власть, которая не создала структуру, отвечающую за подобный слой нашего общества – слой, отнюдь не малый.

Смешно говорить о принятии нашей страны в Евросоюз, пока мы не решили, в частности, эту задачу. Вообще, закрались в голову нехорошие мысли о том, что народ Украины деградирует: еще 15 лет назад вокруг человека, лежащего на асфальте, обязательно собралась бы толпа. И люди бы переругались в дискуссии –  что же с ним делать. И несколько человек бежали бы наперегонки к ближайшей телефонной будке. Сейчас почти у каждого в руках мобильник, но он почему-то не добавляет его обладателям человечности...

В нашем случае все же нашлись люди, неравнодушные к чужой беде: молодые работницы кафе «Ирина», расположенного рядом, дважды вызывали «скорую». Оба раза бригады этой службы, нарушая клятву Гиппократа, отказывались везти в больницу нуждающегося в медицинской помощи человека. Отговорка – его там все равно не примут, так как некому за него заплатить (еще одно нарушение той же клятвы). Гиппократ, к слову  сказать, хоть и 2500 лет назад, но являлся гражданином страны, которая нынче состоит в Евросоюзе.

Вся эта история иллюстрирует главную, на мой взгляд, проблему нашего больного, в прямом и переносном смысле, общества. Что значит – «некому за него платить?». Напомню, дело происходило в дни празднования 15-й годовщины Незалежности. В дни, когда много говорилось о Конституции, в которой записано, что граждане нашей страны имеют право на бесплатное медицинское обслуживание. Как по мне, лучше бы этого не писали вообще: несоблюдение Конституции самим государством как бы оправдывает несоблюдение ее каждым отдельным гражданином. Так возникает правовой беспредел.

Кто-то может мне, как автору этих заметок, возразить: подумаешь, стоило ли тратить столько места в газете на какого-то бомжа. Однако согласно все той же Конституции абсолютно равны перед ней и те одиннадцать наших миллиардеров,

вошедших в список ста богатейших людей Европы, и каждый из двухсот тысяч бомжей, копошащихся в мусорных баках страны. Да и с точки зрения всех философских течений (кроме фашизма) и религий, «бесполезных» людей в природе не существует. И Коломойский с Ахметовым, и Пинчук с вокзальным бомжом являются одинаковыми кирпичиками Вселенной. Просто одни на «плохо лежавшем» и ловко ухваченном  добре вознеслись в заоблачные выси, другие, не имевшие к этому добру никакого отношения, свалились в бездонную яму.

Разница в «ценности»  и «значимости» каждого кирпичика играет роль только для наследников.

Где же выход? Что предпринять городским и областным властям, чтобы попытаться спасти общество от болезни равнодушия? Мы справедливо восторгаемся деяниями Григория Григорьевича Маразли, который подарил городу не только духовную ценность – картинную галерею, но и приюты для детей, ночлежные дома для бездомных, бесплатные столовые для неимущих. И современная аналогия: недавно по одной из программ показали сюжет российского корреспондента из Парижа. Речь шла о бесплатной столовой, доступной для любого посетителя, без предъявления какого-либо документа или справки. Автор сюжета сытно пообедал и очень удивился, когда, признавшись, кто он и откуда, не вызвал никакой реакции у обслуживающего персонала. Таковы сегодня стандарты Евросоюза.








  • Застройка Молдаванки должна базироваться на нескольких принципах. Во-первых, ключевым должен стать принцип социальной справедливости…>>>
  • Совершенно очевидно, что действующая система управления дает очень серьезные пробуксовки, очень много бюрократии. И «его величество бюрократ» — он становится почвой для коррупции и барьером в диалоге власти и населения…>>>
  • В нашей стране самый высокий уровень налогов на заработную плату, из-за чего предпринимателю просто невыгодно показывать ни количество работающих, ни их легальную зарплату…>>>
  • На прошлой неделе были осуществлены работы по перезахоронению первых пяти могил с территории аварийного Григорьевского кладбища на новое место. 14 января для проверки качества выполняемых работ на территорию Южненского кладбища, куда и производится перезахоронение умерших, выехала инициативная группа, в состав которой входят родственники и близкие захороненных. Увиденное их поразило…>>>
  • Дальнейшая судьба погибающего порта Рени покрыта мраком полной неопределенности. Такой вывод напрашивается после отчета, с которым выступил на коллегии Ренийской райгосадминистрации начальник порта Сергей Строя…>>>