Час пик
Быстрый переход:




Кто заинтересован в гибели оборонки? | Страница 3






* * *
Летом 2005 года на территории предприятия (оно расположено оно в районе 16-й станции Большого Фонтана) побывали чиновники из Министерства обороны. «Ну и сколько же это может принести денег?» – был их первый вопрос после поверхностного ознакомления с объектом. Гости не только не стали особо вникать в разработки ученых – они даже нисколько не прониклись их уникальностью. Зато чиновников живо заинтересовала занимаемая предприятием территория в четверть гектара. В их воображении сразу же возникла идея использования земли под столь популярное сейчас  элитное строительство. Сверхприбыли, которые, как известно, оно приносит, видимо, не идут в сравнение с прибылями от научной деятельности каких-то там ученых. Вернее, может быть даже, и идут в сравнение, но зато уж точно «идут» совсем в другой карман...

Владимир Черешанский не воспринял всерьез эти странные, по его мнению, идеи. Однако вскоре он понял, что недооценил предприимчивость киевских гостей.

Сюрпризом для всего трудового коллектива стало постановление Кабинета министров Тимошенко, согласно которому предприятие утрачивало свой статус... стратегического  объекта. Через некоторое  время появилось и постановление о приостановлении деятельности комплекса. Ситуация становилась критической – стало ясно, что за дело уничтожения детища одесских ученых взялись решительно и на самом высоком уровне. 

Возмущенные сотрудники подали коллективную жалобу в суд по поводу неуплаты им положенной заработной платы за особо важную работу в национальных интересах  государства. В результате рассмотрения дела суд обязал Минпромполитики выплатить сумму задолженности в полном объеме. Ответом Министерства были не адекватные действия по выполнению предписаний суда, а ...решение об увольнении директора ГНИК «АИСТОН» и реорганизации самого предприятия. Таким образом, были поставлены под непосредственную угрозу секретные, стратегически важные разработки, над которыми несколько лет трудились три десятка лучших специалистов.

Руководство предприятия, уже не на шутку обеспокоенное судьбой своего детища,  обратилось в Фонд госимущества с целью спасти уникальный проект. Путь был один –  взять предприятие своими силами  в аренду. Коллектив был в двух шагах от успеха, когда на него была предпринята настоящая атака работников КРУ, специальных органов УМВД и СБУ. Параллельно на работников Фонда госимущества было оказано прямое давление (со стороны, в частности, СБУ) с целью отказа заявителям в аренде предприятия. Как выяснилось впоследствии, Фонд получил письмо  за подписью начальника СБУ, в котором прямо указывалось, что Служба безопасности рекомендует отказать  трудовому коллективу в аренде, так как по имеющейся информации ... работники предприятия своей деятельностью могут нанести существенный вред государству (!). Если, отбросив эмоции,  вспомнить, что «АИСТОН» был создан Министерством обороны именно для решения  стратегических задач, точка зрения СБУ, что это может нанести вред государству становится крайне занимательной.

Следующей инстанцией, куда направились отчаявшиеся найти правду ученые, была  прокуратура.  Началось следствие, с передачей дела под различные юрисдикции.  Рассмотрение жалобы грозило растянуться на несколько лет. Понятно, что при этом, с учетом скорости развития науки и техники в мире, предприятие  имело все шансы потерять свои конкурентные позиции.

В это время руководителем уникального, единственного в своем роде научно- исследовательского комплекса вместо уволенного Черешанского высшие чиновники назначают ... бывшего директора рынка строительных материалов некоего П.О. Крыловского. Теоретически этот человек, не имеющий, к тому же, специального образования, вообще не имел права доступа на секретный объект без особого разрешения специальных служб. Новоиспеченный руководитель насильственно выдворил  всех сотрудников с территории института и поставил вооруженную охрану, состоящую из бывших работников правоохранительных органов.







  • По просьбам одесситов мне неоднократно приходилось выступать с депутатскими обращениями по вопросам работы ЖКХ к органам власти, как центральным, так и местным. И вывод, к которому я пришел, очевиден. Главная задача — сформировать такие условия, когда коммунальные предприятия сами будут бороться за своего потребителя, стремясь предоставить ему качественные услуги…>>>
  • Совершенно очевидно, что действующая система управления дает очень серьезные пробуксовки, очень много бюрократии. И «его величество бюрократ» — он становится почвой для коррупции и барьером в диалоге власти и населения…>>>
  • «Заработная плата — мерило уважения, с которым общество относится к данной профессии». Возможно, этот афоризм американской активистки движения за социальные права в США Джонни Тиллмон и справедлив для стран с развитой рыночной экономикой, но в украинских реалиях он вряд ли найдет подтверждение на практике…>>>
  • Представителям Фемиды из Приморского райсуда Одессы мы посвятили не одну публикацию. Причем, как догадывается читатель, эти публикации были отнюдь не из самых приятных. Но, увы, «маємо те, що маємо». Причем, как правило, это — тотальное нарушение закона, с которым мы сталкиваемся всякий раз, чем и вызвано обилие наших публикаций…>>>
  • Вступление в ЕС многим в Украине кажется сродни вхождению в Царство Божие. В то же время нынешний кризис, в который все глубже погружается европейская экономика, заставляет в этом усомниться. Особенно интересно для нас посмотреть на судьбу стран, которые вступили в ЕС сравнительно недавно…>>>