Час пик
Быстрый переход:




Пока у нас нет выбора | Страница 2






Н.Скорик. Естественно, мы начали искать варианты, после чего всплыли те самые 700 тысяч гривень, которые были заложены по статье «социально-экономическое развитие области» и предназначены на строительство памятника Ивану Франко. Наша позиция была такова: учитывая, что эта субвенция на социально-экономическое развитие, то при наличии 120 семей, живущих под открытым небом, строительство памятника выглядело бы, по меньшей мере, странно.

В сентябре у нас возникли и другие дискуссии о перераспределении субвенций, в частности –  как забрать неосвоенные деньги у других районов и передать их в Рени. Для того, чтобы сохранить справедливость, чтобы это не было сделано огульно, без учета мнения самих районов, мы собрали совместное совещание: губернатор, я, главы райадминистраций и председатели райсоветов. На нем мы обсудили объекты, деньги на которые по различным причинам не могут быть освоены. Чтобы не потерять эти средства для бюджета области, напрашивалось логичное решение –  направить их в Рени.

Ситуация, конечно же, не идеальная, но сложилась она не по вине облсовета. Мы максимально постарались соблюсти в этом вопросе принцип справедливости и рады, что нашли поддержку у губернатора Ивана Плачкова.

Деньги были взяты из бюджетов Раздельной и Килии, так как местные райадминистрации очень вяло и непрофессионально занимались их освоением. Плюс мы перераспределили и некоторые другие субвенции из областного бюджета, постаравшись при этом не нарушать бюджетный кодекс. В итоге набралось почти 6 миллионов гривень.

«Час пик». Этих денег явно недостаточно.

Н.Скорик. Да, нужно 10 миллионов. В следующем году добавим, теперь это будет сделать проще. Сейчас я рад, что процесс, как говорится, пошел – ведь люди были на грани отчаяния, собирались перекрывать автотранспортную магистраль, железную дорогу. Я их полностью понимаю: представьте, вы живете не улице, а вам начинают рассказывать, какие сложности у бюджета. Я имею полное право сказать, что прошлая администрация не проявила в этом вопросе достаточного профессионализма.

«Час пик». Николай Леонидович, что, если мы неожиданно поменяем тему? Хотя, по большому счету, это не смена темы, а продолжение затронутой вами – об уровне профессионализма во власти. Как вам работается в новой для вас сфере?

Н.Скорик. Это действительно другая сфера деятельности. Для меня, как для человека, который работал в реальной экономике, занимал пост председателя правления крупнейшего банка на юге страны, это был достаточно тяжелый переход, особенно первое время. Прошел совсем небольшой срок – всего пять месяцев работает нынешний облсовет. Но я уже оценил, что мне дал мой опыт, а чему приходится учиться в процессе работы с депутатским корпусом. Здесь много специфических моментов.

Что касается работников как аппарата совета, так и администрации – меня окружает достаточно много опытных людей, которые знают предмет. О большинстве я могу сказать только хорошие слова.

Судить о том, как работает совет, конечно же, людям. Я не понимаю тех политиков, которые в чем-то обвиняют избирателей. Я считаю, что избиратель прав всегда. Не правыми оказываются политики, которые не понимают нужд людей, а также своего места в сложной политической системе.

«Час пик». Во-первых, не могу с вами согласиться. Моя личная точка зрения, как редактора, состоит в том, что избиратель всегда... неправ. И это не «прием» применения парадоксального мышления в журналистике, а характер нашей действительности. Избиратель всегда неправ, потому что, во-первых, он «ведется» на лозунги, за которыми ничего не стоит. Во-вторых, избиратель слишком часто и особенно на местах подчиняется диктату админресурса и ситуативным соображениям по известному принципу: «как бы чего не вышло». Поэтому как в первом, так и во втором случае он ведет себя несознательно, точнее неосознанно. Поэтому мы и получаем то, что получаем –  власть, которая оказывается слишком далека от народа. Только этим я могу объяснить причины перманентного системного кризиса, из которого Украина не выходит все пятнадцать лет своей независимости. Почему сегодня, уже на шестнадцатом ее году у всех – и у народа, и у политиков – больше вопросов, чем ответов, а ситуация в стране только ухудшается?







  • «Заработная плата — мерило уважения, с которым общество относится к данной профессии». Возможно, этот афоризм американской активистки движения за социальные права в США Джонни Тиллмон и справедлив для стран с развитой рыночной экономикой, но в украинских реалиях он вряд ли найдет подтверждение на практике…>>>
  • Совершенно очевидно, что действующая система управления дает очень серьезные пробуксовки, очень много бюрократии. И «его величество бюрократ» — он становится почвой для коррупции и барьером в диалоге власти и населения…>>>
  • Есть вопросы регионального уровня, которые тоже надо решать, но опять же, они из региональных должны переходить в общегосударственные…>>>
  • Страсти кипят вокруг главной отечественной сиделицы. Восторженные фанаты исступленно требуют ей свободы. Того же домогаются зафрахтованные зарубежные борцы за демократию в Украине. Даже циклические изменения в самочувствии VIP-заключенной ставятся в вину «преступной власти»… На самом же деле циркачам и шоуменам нашей общественной жизни глубоко безразличны права человека, его свободы и сама свобода. Если, конечно, это не касается их самих и их подельников…>>>
  • Вступление в ЕС многим в Украине кажется сродни вхождению в Царство Божие. В то же время нынешний кризис, в который все глубже погружается европейская экономика, заставляет в этом усомниться. Особенно интересно для нас посмотреть на судьбу стран, которые вступили в ЕС сравнительно недавно…>>>