Час пик
Быстрый переход:




Сергей Гриневецкий: «Жизнь не становится лучше, и деньги тратятся впустую» | Страница 4






Но при всей фундаментальности стратегия развития области таковой не является. Это говорится не в укор ее разработчикам. Они хорошо справились с задачей, создав выписанную программу действий власти, или, скажем по-другому, набор пожеланий и рекомендаций. Но отсутствует то, что, собственно, отличает стратегию от программы, – видение перспективы, прогноз развития региона с учетом постоянно меняющихся факторов и возможных рисков, в том числе и международных. У нас есть пример нефтепровода Одесса—Броды, который был построен для достижения стратегической цели – обеспечения энергетической независимости и диверсификации источников энергоснабжения. И что в результате? На протяжении нескольких лет решаются вопросы – использовать его в реверсном или аверсном режиме, достраивать или не достраивать недостающую часть нефтепровода до Плоцка, какую нефть прокачивать – казахскую, азербайджанскую или российскую.

Еще один важный момент – и Государственная стратегия регионального развития, и стратегии, принимаемые на уровне областей, отталкиваются в видении перспектив от уже существующего уровня, не принимая в расчет мировые тенденции, меняющийся мир, глобальные вызовы. Они ориентированы преимущественно на эволюционный рост, использование или улучшение существующего потенциала.

Кто сегодня возьмется просчитать, как повлияет на работу дунайского порта Рени строительство молдавской стороной порта и нефтетерминала в Джурджулештах, повышение железнодорожных тарифов на транзит грузов через территорию республики, какие меры для этого необходимо предпринять, как повлияет на работу украинских портов вступление Румынии и Болгарии в Европейский Союз? Все это – элементы экономического и политического прогноза.

В Украине сформировались компетентное экспертное сообщество, серьезные аналитические центры, которые работают преимущественно вне государственной сферы. К сожалению, их разработки и рекомендации в большинстве случаев не учитываются органами государственной власти, в особенности на региональном уровне. Механизм взаимодействия между неправительственным сектором и властью не налажен.

Хотелось бы также видеть в стратегии как на государственном, так и на местном уровне место того или иного региона в системе межтерриториального и международного разделения труда. Это позволит определить и пути повышения конкурентоспособности территорий.

Стоит вспомнить и о том, что ряд областей Украины входят в состав различных международных организаций, таких как Ассамблея европейских регионов (Одесская область, например, кроме АЕР, входит в состав еще четырех европейских организаций). Очевидно, что в Государственной стратегии регионального развития должны быть хотя бы концептуально выписаны основные направления сотрудничества с этими институциями. Ведь, если мы на уровне страны заявляем о стремлении стать членами ЕС, участие украинских областей в работе данных организаций должно стать одним из важнейших инструментов европейской интеграции.

Много вопросов вызывает сегодня также проблема финансирования и подписания соглашений между Кабинетом министров и областными советами. Так, в Государственной стратегии регионального развития значится: «С 2007 года предполагается введение механизма финансирования государственных программ поддержки регионального развития и отраслей экономики в соответствии с приоритетами стратегии». Однако пока такой механизм не создан.

Подводя итоги, вынужден констатировать, что сегодня разработка и принятие стратегий регионального развития – это не что иное, как пример работы бюрократической машины. В данном случае – вхолостую.

Причина холостого хода кроется в механизме, заложенном Законом «О стимулировании развития регионов». Он во многом выписан под прежнюю систему, когда парламент практически не участвовал в формировании правительства, а Кабинет министров представлял собой составную часть единой системы исполнительной власти во главе с президентом. Возникает вопрос – если Государственную стратегию регионального развития принимает правительство, то почему местные стратегии должны приниматься областными советами?







  • В качестве первого заместителя председателя Комитета Верховной Рады по вопросам национальной безопасности и обороны Сергей Гриневецкий инициировал ряд законов и депутатских запросов, направленных на улучшение социальной защиты военнослужащих…>>>
  • Здравоохранению нужен прозрачный механизм финансирования. Прежде всего, нужно определить четкий перечень гарантированных государством медицинских услуг, например, неотложную медпомощь и помощь на первичном уровне. Может быть, стоит найти новые механизмы финансирования здравоохранения…>>>
  • Законотворчество — основной приоритет деятельности депутата и одновременно главный итог его пятилетней деятельности в стенах парламента. У народного депутата Сергея Гриневецкого этот итог внушительный: 55 подготовленных законопроектов и 88 депутатских запросов (депутатский запрос — официальное требование народного депутата к органам власти, для направления которого требуется поддержка Верховной Рады)…>>>
  • Украинский суд, как показывает практика, — не просто самый несправедливый в мире. Он еще и проявляет завидный правовой нигилизм. То есть сам суд, как бы призванный строжайшим образом следить за соблюдением законов, на эти же нормы закона банально плюет…>>>
  • Вступление в ЕС многим в Украине кажется сродни вхождению в Царство Божие. В то же время нынешний кризис, в который все глубже погружается европейская экономика, заставляет в этом усомниться. Особенно интересно для нас посмотреть на судьбу стран, которые вступили в ЕС сравнительно недавно…>>>