Час пик
Быстрый переход:




Дети поднебесья, или жизнь в сарае под открытым небом | Страница 1




Назовите мне человека, который не хочет жить в районе Аркадии. Самое благодатное место, самая дорогая земля на юге Украины, самое удачное сочетание природы и цивилизации. Все это в полной мере скоро ощутят новые хозяева шикарного  «Аркадиевского дворца», который вот-вот будет достроен на престижном Гагаринском плато. Дворец располагается на энной высоте над уровнем пляжа и в энном (совсем небольшом) количестве метров от конгломерата увеселительных заведений, натыканных вдоль побережья.

Это не реклама. Лично я бы даром не согласилась жить в подобной «золотой клетке» – хотя бы потому, что летними ночами здесь можно будет спать исключительно под бесшумную работу кондиционеров при плотно закрытых окнах –  иного способа защиты от проникновения шума, визга и рокота дискотек человечество пока не изобрело. Я же люблю все натуральное, включая и воздух.

Но есть другая категория людей, вот уже который год вкушающих все прелести аркадиевской жизни. Каждое лето они, что называется, своими ушами ощущают растущее материальное благополучие владельцев райского уголка. Уровень толпы из года в год прибывает, количество точек, извергающих из себя дискотечные децибелы, также стабильно растет. Одним словом, эти люди ежегодно на четыре месяца расстаются с таким понятием, как сон.

Место, где они живут, расположено на том же Гагаринском плато, аккурат над дискотеками и – теперь уже – буквально под стенами строящегося «Дворца». Это место как бы «вознеслось» над Аркадией, что позволяет нам, по аналогии с «Детьми подземелья» Короленко, назвать его жителей «детьми поднебесья». Кстати, такое месторасположение способствует более качественному проникновению звука в помещения. Но еще больше способствуют этому фанерные и ракушечные стены тех карточных домиков, которые по ошибке судьбы считаются жильем  наших бедолаг.

Но все это только цветочки, это лишь полбеды, как говорится. Попытаемся изложить  все  по порядку.

Живут в этом месте дети поднебесья столько, сколько помнят себя. Когда-то Аркадия была еще Аркадией, и не было дискотек, дыма шашлыков, запаха хот-догов и длинной вереницы маршруток и такси. А было: неспешная толпа гуляющих, плещущие в тишине волны, лодочки, машинки и другие нехитрые детские развлечения, пара-тройка кафе. Тогда – и вы легко можете понять этих людей –  они мирились с некоторыми бытовыми неудобствами, в которых им приходилось жить, с отсутствием нормального отопления, душа, горячей воды. Ведь летом здесь была истинная благодать. Но все равно, поскольку все они жили и числились на территории бывшего санатория «Приморье», большинство из них стояли в очереди на получение жилья и, безусловно, до 1991 года, они могли скромно рассчитывать на то, что рано или поздно это жилье получат. Но – куда делось то государство, туда же исчезла и очередь.

Тем не менее, в большинстве своем, люди все равно не торопили события. Они не могли знать о том, что впереди – строительный бум, что вся Аркадия будет застраиваться дворцами, что они окажутся зажатыми между этими «стройками века», что у них прогниет электропроводка, исчезнет вода и все остальные, и без того скудные, условия существования.

Самое главное, чего не могли знать дети поднебесья – так это то, что ни они сами, ни их убогие жилища уже давно на этой земле  не существуют.

Их просто нет. В списках не значатся.

И слова «дети поднебесья» от этого наполняются еще одним, зловещим смыслом.

История и литература знают много примеров «мертвых душ». Но чтобы государство вычеркнуло из списка своих граждан целую группу индивидуумов – о таком я слышу впервые.

Надо отметить, что Татьяна Андреевна Пшеничная, одна из жительниц «райского уголка» никогда бдительности не теряла. Семья большая – мать, отец, ветеран Великой отечественной войны, муж, два сына, их жены, уже давно и внуки пошли...

Даже когда жен и внуков еще не было – ясно было одно, что долго в таких условиях жить не получится, и квартиру придется «выстрадать», «выходить» в инстанциях.








  • Застройка Молдаванки должна базироваться на нескольких принципах. Во-первых, ключевым должен стать принцип социальной справедливости…>>>
  • «Заработная плата — мерило уважения, с которым общество относится к данной профессии». Возможно, этот афоризм американской активистки движения за социальные права в США Джонни Тиллмон и справедлив для стран с развитой рыночной экономикой, но в украинских реалиях он вряд ли найдет подтверждение на практике…>>>
  • «Безопасный город» — один из ключевых пунктов программы Сергея Гриневецкого. Являясь первым заместителем председателя Комитета Верховной Рады по вопросам национальной безопасности и обороны, он видит эту проблему как профессионал, системно, определяя ключевые факторы жизнеобеспечения города. Здесь и качество продуктов питания, и качество воды, и санитарная гигиена, и соблюдение ПДД...>>>
  • На прошлой неделе были осуществлены работы по перезахоронению первых пяти могил с территории аварийного Григорьевского кладбища на новое место. 14 января для проверки качества выполняемых работ на территорию Южненского кладбища, куда и производится перезахоронение умерших, выехала инициативная группа, в состав которой входят родственники и близкие захороненных. Увиденное их поразило…>>>
  • Бахмачский районный суд Черниговской области приговорил судью одного из городских районных судов Сумской области к 5 годам лишения свободы с лишением права занимать определенные должности, связанные с отправлением правосудия на 3 года за получение взятки и вынесение заведомо неправосудного решения…>>>