Час пик
Быстрый переход:




Миф об убыточности сельского хозяйства крайне вреден | Страница 1




Украина – не очень богатая страна, если принимать в расчет ресурсы полезных ископаемых. Многое у нас, конечно, имеется, но это несравнимо с российскими залежами.

И Украина бесконечно богата, если говорить о сокровищах, заложенных природой именно здесь – о черноземах и климате.

Украина просто обязана быть великой сельскохозяйственной державой. Причем, использовать эту свою специализацию с умом, по-хозяйски, исключительно в собственных интересах, без оглядки на всевозможных «советчиков» и доброхотов.

Село необходимо превратить в производство, в котором участвуют от 1 до 3 процентов жителей села, остальные должны жить на дотации от государства. Так происходит в «цивилизованной» Европе. Но то, что, может быть, хорошо для Европы, – для Украины смерти подобно. Уничтожение села как основы государства, как хранителя генофонда, исторических традиций, нравов и обычаев народа – это и есть настоящий геноцид нации, и он уже идет полным ходом.

Политические силы, ведущие Украину курсом евроинтеграции, строят политику таким образом, чтобы лишить страну одной из важнейших отраслей, фактически определяющих состояние всей экономики. Если это не остановить в самое ближайшее время, последствия могут оказаться необратимыми.

Основным контролирующим органом для крестьянина должен стать не налоговый инспектор, а служба агрономов, зоотехников, почвоведов, экологов, которые могли бы оказать помощь в получении максимальной прибыли и сохранении земли.

О том, что реально можно сделать в этом направлении, мы сегодня беседуем с Алексеем Федоровичем Литвиненко – фермером, много лет занимающимся разработкой эффективной концепции комплексного возрождения украинского села. Это тот самый «взгляд изнутри», которого так не хватает нашим политикам и реформаторам «на бумаге» – взгляд человека, который видит вокруг себя объективную картину, оценивает ее совершенно адекватно, разъясняет ее простым человеческим языком и предлагает простые пути решения проблемы.

— Алексей Федорович, меня всегда преследовала мысль о том, что разрушение всего нашего хозяйственного комплекса после падения СССР проводилось абсолютно целенаправленно, чьей-то твердой рукой. Иначе никак не объяснить уничтожение колхозной системы – этого крупного агропромышленного производителя, курицу, которая, так сказать, несла золотые яйца...

— Вы совершенно правы. Идеи разрушения села на территории бывшего СССР были разработаны в 1992 году специалистами Гарвардского университета и представлены в России под видом «безобидной» «Нижегородской модели». Которая сразу была взята на вооружение, в частности, российскими и украинскими властями. На самом деле это была программа тотального уничтожения села, по которой власть у нас действует и сегодня. Замена колхозов чисто индивидуальным, фермерским – а фактически анархичным – видом хозяйствования привела к параличу социально-экономической жизни села и государства в целом. Факты и расчеты показывают, что надежда на индивидуала-одиночку или фермера в том виде, в котором он существует сегодня, обречена на провал. Причины того, что фермером может стать, мягко говоря, не каждый, следующие: не все крестьяне (хотя бы в силу своего образования и способностей) могут быть агрономами, экономистами, юристами, бизнесменами в одном лице. Психологические причины – боязнь риска, умение быть хорошим исполнителем, а не самому проявлять инициативу. Следующий «набор» – отсутствие техники и финансов, сложность получения и дороговизна кредитов, слабая юридическая защищенность. Одновременно – полная незащищенность на рынках сбыта.

— Да, но у нас все же существуют крупные фермерские хозяйства?

— Какие же они крупные? Элементарные расчеты показывают, что зерноводство рентабельно осуществлять на земле площадью примерно 1000 гектаров и при наличии денежной массы, инвестируемой в это производство, не менее 3 миллионов гривень. Половина этой суммы должна пойти на минимальный полный набор сельхозтехники, остальное – на семена, удобрения, гербициды, топливо, зарплату работникам. Нехватка хотя бы малой части этих денег максимально увеличивает риск банкротства.








  • Застройка Молдаванки должна базироваться на нескольких принципах. Во-первых, ключевым должен стать принцип социальной справедливости…>>>
  • Теперь молодым приходится рассчитывать только на себя, в лучшем случае — на помощь родителей. И в вопросе жилья также. Накануне экономического кризиса Украина переживала строительный бум. Но он не решил жилищной проблемы…>>>
  • Малиновский район — не только колоритная Молдаванка, Промзона с крупнейшими предприятиями или типовая застройка «Черемушек». Это и пять поселков — Ленпоселок, Дзержинка, Сахарный — окраины, где жизнь отличается от ритма «большого города». Находясь в стороне от главных магистралей и оживленных улиц, не так заселенные, как спальные районы — эти места зачастую обделены вниманием властей…>>>
  • В иные времена о таких людях писали очерки, потому что на них земля наша держится — не на «дерзких» и «сильных», с ярко выраженным «хватательным» инстинктом, а на таких вот «незаметных» тружениках и труженицах, тихо делающих свое дело, и так же незаметно создающих общественные блага… Поклониться бы ей — за это ее чистое и светлое служение обществу. Так нет же! Именно по этому — самому драгоценному — и был нанесен жестокий и страшный удар…>>>
  • Неся бремя объективного аналитика и наблюдателя за нашей судебной системой, мы все чаще приходим к печальному выводу, что «черные мантии» — главные фигуранты в сомнительных делах, когда права человека растаптывают, буква закона попирается, а судебное решение несовместимо с понятием справедливости. «Раздутый миф» об «успехах» реформирования судебной власти является ярчайшим примером подлинного кощунства по отношению к праву в целом и его судебной системе, в частности. Классический тому пример — дело Н. Х. Кошура…>>>