Час пик
Быстрый переход:




Миф об убыточности сельского хозяйства крайне вреден | Страница 1




Украина – не очень богатая страна, если принимать в расчет ресурсы полезных ископаемых. Многое у нас, конечно, имеется, но это несравнимо с российскими залежами.

И Украина бесконечно богата, если говорить о сокровищах, заложенных природой именно здесь – о черноземах и климате.

Украина просто обязана быть великой сельскохозяйственной державой. Причем, использовать эту свою специализацию с умом, по-хозяйски, исключительно в собственных интересах, без оглядки на всевозможных «советчиков» и доброхотов.

Село необходимо превратить в производство, в котором участвуют от 1 до 3 процентов жителей села, остальные должны жить на дотации от государства. Так происходит в «цивилизованной» Европе. Но то, что, может быть, хорошо для Европы, – для Украины смерти подобно. Уничтожение села как основы государства, как хранителя генофонда, исторических традиций, нравов и обычаев народа – это и есть настоящий геноцид нации, и он уже идет полным ходом.

Политические силы, ведущие Украину курсом евроинтеграции, строят политику таким образом, чтобы лишить страну одной из важнейших отраслей, фактически определяющих состояние всей экономики. Если это не остановить в самое ближайшее время, последствия могут оказаться необратимыми.

Основным контролирующим органом для крестьянина должен стать не налоговый инспектор, а служба агрономов, зоотехников, почвоведов, экологов, которые могли бы оказать помощь в получении максимальной прибыли и сохранении земли.

О том, что реально можно сделать в этом направлении, мы сегодня беседуем с Алексеем Федоровичем Литвиненко – фермером, много лет занимающимся разработкой эффективной концепции комплексного возрождения украинского села. Это тот самый «взгляд изнутри», которого так не хватает нашим политикам и реформаторам «на бумаге» – взгляд человека, который видит вокруг себя объективную картину, оценивает ее совершенно адекватно, разъясняет ее простым человеческим языком и предлагает простые пути решения проблемы.

— Алексей Федорович, меня всегда преследовала мысль о том, что разрушение всего нашего хозяйственного комплекса после падения СССР проводилось абсолютно целенаправленно, чьей-то твердой рукой. Иначе никак не объяснить уничтожение колхозной системы – этого крупного агропромышленного производителя, курицу, которая, так сказать, несла золотые яйца...

— Вы совершенно правы. Идеи разрушения села на территории бывшего СССР были разработаны в 1992 году специалистами Гарвардского университета и представлены в России под видом «безобидной» «Нижегородской модели». Которая сразу была взята на вооружение, в частности, российскими и украинскими властями. На самом деле это была программа тотального уничтожения села, по которой власть у нас действует и сегодня. Замена колхозов чисто индивидуальным, фермерским – а фактически анархичным – видом хозяйствования привела к параличу социально-экономической жизни села и государства в целом. Факты и расчеты показывают, что надежда на индивидуала-одиночку или фермера в том виде, в котором он существует сегодня, обречена на провал. Причины того, что фермером может стать, мягко говоря, не каждый, следующие: не все крестьяне (хотя бы в силу своего образования и способностей) могут быть агрономами, экономистами, юристами, бизнесменами в одном лице. Психологические причины – боязнь риска, умение быть хорошим исполнителем, а не самому проявлять инициативу. Следующий «набор» – отсутствие техники и финансов, сложность получения и дороговизна кредитов, слабая юридическая защищенность. Одновременно – полная незащищенность на рынках сбыта.

— Да, но у нас все же существуют крупные фермерские хозяйства?

— Какие же они крупные? Элементарные расчеты показывают, что зерноводство рентабельно осуществлять на земле площадью примерно 1000 гектаров и при наличии денежной массы, инвестируемой в это производство, не менее 3 миллионов гривень. Половина этой суммы должна пойти на минимальный полный набор сельхозтехники, остальное – на семена, удобрения, гербициды, топливо, зарплату работникам. Нехватка хотя бы малой части этих денег максимально увеличивает риск банкротства.








  • Малиновский район — не только колоритная Молдаванка, Промзона с крупнейшими предприятиями или типовая застройка «Черемушек». Это и пять поселков — Ленпоселок, Дзержинка, Сахарный — окраины, где жизнь отличается от ритма «большого города». Находясь в стороне от главных магистралей и оживленных улиц, не так заселенные, как спальные районы — эти места зачастую обделены вниманием властей…>>>
  • «Заработная плата — мерило уважения, с которым общество относится к данной профессии». Возможно, этот афоризм американской активистки движения за социальные права в США Джонни Тиллмон и справедлив для стран с развитой рыночной экономикой, но в украинских реалиях он вряд ли найдет подтверждение на практике…>>>
  • Здравоохранению нужен прозрачный механизм финансирования. Прежде всего, нужно определить четкий перечень гарантированных государством медицинских услуг, например, неотложную медпомощь и помощь на первичном уровне. Может быть, стоит найти новые механизмы финансирования здравоохранения…>>>
  • Представителям Фемиды из Приморского райсуда Одессы мы посвятили не одну публикацию. Причем, как догадывается читатель, эти публикации были отнюдь не из самых приятных. Но, увы, «маємо те, що маємо». Причем, как правило, это — тотальное нарушение закона, с которым мы сталкиваемся всякий раз, чем и вызвано обилие наших публикаций…>>>
  • Бахмачский районный суд Черниговской области приговорил судью одного из городских районных судов Сумской области к 5 годам лишения свободы с лишением права занимать определенные должности, связанные с отправлением правосудия на 3 года за получение взятки и вынесение заведомо неправосудного решения…>>>