Час пик
Быстрый переход:




Болонский процесс – не «страшилка» и не панацея | Страница 1




Сергей Николаевич является членом рабочей группы Министерства образования по подготовке национальных отчетов Украины по выполнению Болонской декларации. Он  – лицо заинтересованное не только в силу такого своего положения, но и в силу личной убежденности в том, что  организацию (!) высшего образования у нас в стране следует менять именно в этом направлении. Он подчеркивает слово  организация», так как видит в Болонском процессе именно этот смысл, а не смену системы и качества высшего образования вообще. А ведь именно такой искаженный, по мнению Сергея Николаевича, смысл пытаются придать данному новшеству его убежденные противники, а также просто запутавшиеся в новых подходах и вообще – в новой терминологии.

Чего греха таить, и наша газета до сих пор выступала с позиций исключительно отрицания Болонской системы как таковой. Свое мнение в одночасье мы изменить не можем. Однако в одной из последних публикаций мы как раз обещали представить на страницах газеты весь спектр существующих мнений – тем более, людей, видящих проблему «изнутри». И к тому же, людей неравнодушных и болеющих за уровень украинского образования в целом.

Ценность позиции С.Н.Степаненко не только в том, что он предметно занимается данной проблемой, но и в том, что он предлагает объективную трактовку самой сути Болонского процесса. Отсутствием такой объективности зачастую страдают те, кто в своих подходах руководствуются исключительно эмоциями (признаться, этим грешили и мы).

В дальнейшем вести дискуссию на эту тему будет и проще, и сложнее. Проще – потому что отныне будет обозначен критерий самого Болонского процесса, и исходить следует исключительно из него, не приписывая ему ничего лишнего. А сложнее –  потому что дальнейшая дискуссия будет требовать аргументированного и конструктивного подхода. Что и продемонстрировал наш собеседник.

Корр. Сергей Николаевич, для вас, наверное, не секрет, что Болонский процесс в Украине вызывает серьезные нарекания, и, прежде всего, со стороны преподавателей, которым, собственно, и предстоит внедрять новую систему. Каковы причины этого? И возможно ли вообще качественное внедрение любого новшества, если оно не будет поддержано «снизу»? Не говоря уже о том, что в любом деле нужны энтузиасты, к числу которых Вы явно принадлежите. Однако их почти не наблюдается...

Сергей Степаненко. На нашем университетском сайте также идет обсуждение Болонского процесса, и большинство голосов против или категорически против. Я столкнулся с тем, что из этого процесса либо делают «страшилку», либо пытаются выставить как инструмент решения всех проблем нашей высшей школы.

Заглянем немного в историю. В нашей стране взаимоотношения государства и университетов еще с ХIX века  складывались так, что автономия учебных заведений была недостаточно широка – поэтому существовала единая система оценки успеваемости, единая для всех шкала. В Европе все сложилось иначе: у каждого университета не только свои критерии оценок, но и сами дипломы. И когда здесь столкнулись с формированием единого рынка труда, стало совершенно непонятно, как определить – чем отличается выпускник, скажем,  итальянского университета от выпускника ирландского по уровню их образованности. Таким образом, практичная Европа естественно и логично пришла к необходимости создания единых критериев, единой схемы учета успехов студентов. В этом – суть, сердцевина Болонского процесса, которую не хотят видеть у нас.

Корр. Но, перефразируя известное высказывание, Украина – не Европа...

Сергей Степаненко. Мы, конечно, далеко еще не Европа, но двигаться в этом направлении, особенно в части критериев образования, нам совершенно необходимо. Это процесс естественный – жизнь заставляет. Еще в 90-е годы произошел массовый отток рабочей силы из стран СНГ, в том числе, и Украины, на европейские и мировые рынки. Что говорить – выпускники нашего университета, как иностранцы, так и свои – выезжая  работать за рубеж, всегда сталкивались с проблемой «несоответствия» дипломов. И сейчас, когда интеграционные процессы усиливаются, эта проблема продолжает оставаться острой.








  • Сергей Гриневецкий в своей деятельности уделяет особое внимание Придунавью. Еще в бытность С. Гриневецкого губернатором Одесской области, по его инициативе КМУ в 2004 году утвердил Комплексную программу развития Украинского Придунавья, которая обеспечивала качественное развитие региона. К сожалению, «оранжевое» руководство страны игнорировало интересы страны в Придунавье, и о Программе «забыли»…>>>
  • Мы живем в самом прекрасном городе на земле — Одессе. Ее воспевают поэты и художники, им восхищаются гости города. Но есть еще Молдаванка и Ближние Мельницы, Ленпоселок и Бугаевка, другие микрорайоны, где не всегда из кранов идет вода, где улицы в дождь превращаются в бурные реки, где далеко не всегда есть то, что называют «благами цивилизации»…>>>
  • Изношенные сети — это проблема не только Одессы. Она уже давно обрела масштаб национального бедствия…>>>
  • Представителям Фемиды из Приморского райсуда Одессы мы посвятили не одну публикацию. Причем, как догадывается читатель, эти публикации были отнюдь не из самых приятных. Но, увы, «маємо те, що маємо». Причем, как правило, это — тотальное нарушение закона, с которым мы сталкиваемся всякий раз, чем и вызвано обилие наших публикаций…>>>
  • Дальнейшая судьба погибающего порта Рени покрыта мраком полной неопределенности. Такой вывод напрашивается после отчета, с которым выступил на коллегии Ренийской райгосадминистрации начальник порта Сергей Строя…>>>