Час пик
Быстрый переход:




Украинская тайна Придунавья | Страница 1




«Придунайский регион». Какие ассоциации взывает это словосочетание? Практически  никаких. В лучшем случае, у особо эрудированных читателей, следящих за реалиями международной жизни, он ассоциируется с Приднестровьем и Румынией и, может быть, с проблемой острова Змеиный, о которой рядовые граждане также имеют смутное представление (тут дипломатам бы разобраться!). В большинстве же случаев область дунайского бассейна представляется украинцам как что-то отдаленное от реалий их повседневной жизни и имеющее отношение к Украине постольку, поскольку Дунай протекает по части украинской территории.

Такое положение вещей, к сожалению, можно записать в «актив» нынешнего Президента Украины. Все очень просто: чем меньше Придунавье находится на слуху, тем меньше резонанса в обществе вызывают его проблемы. А проблем с этим регионом у Украины хватает. И чем меньше украинцы о них  знают, тем легче живется Секретариату Президента. Такая вот логика.

А ведь украинская часть Придунайского региона –  это более 6 тысяч квадратных километров площади и 5 административных единиц Одесской области. Нахождение этого региона в украино-молдавско-румынском приграничье, выход к самой большой водной артерии Европы, транспортно-транзитный потенциал, наличие уникальных природных ресурсов определяют стратегическую значимость этой территории для Украины.

Тем не менее, на сегодняшний день Придунавье предоставляет Украине не столько преимущества (к сожалению, они пока только потенциальные), сколько несет в себе реальную угрозу национальным интересам нашего государства.


Среди уже существующих угроз безопасности для населения, окружающей среды и экономических интересов страны можно выделить: загрязнение трансграничных вод опасными веществами (сколько раз по Дунаю в Украину плыли нефтяные пятна и химикаты), нелегальное перемещение людей (Украина уже занимает пятое место в мире по количеству нелегалов), примитивная контрабанда и многое другое.

Однако уже в ближайшем будущем к ним может добавиться и ряд новых угроз, связанных с реализацией правительством Молдовы проекта создания нефтетерминала, грузопассажирского порта и нефтеперерабатывающего завода вблизи Джурджулешт.

Так о чем же молчит президентская канцелярия? Не говоря уже о Министерстве иностранных дел – ведь ему сейчас совсем не до международной политики, разобраться бы со своими интригами.

Дело в том, что на момент распада Советского Союза линия границы между Украиной и Молдовой не была определена. Молдова такую ситуацию трактовала в свою пользу, аргументируя это тем, что с 1940 года, вследствие природных процессов, произошло изменение русла реки Прут – поэтому часть берега Дуная теперь принадлежит ей.

Тем не менее, согласно Договору между Украиной и Молдовой (от 18 августа 1999 года, ратифицирован 6 апреля 2000 года), «государственная граница между Украиной и Молдовой установлена в соответствии: с документами делимитации, которые являются неотъемлемой частью этого договора, альбомами топографических карт государственной границы, составленных в результате делимитации, проведенной в 1995-1999 годах».

Вроде бы, все правильно. Но вот только на момент делимитации работы по созданию вышеуказанного терминала уже велись. Это и определило позицию молдавской стороны относительно небольшого, но стратегически важного участка на берегу Дуная. Хотя в Договоре указано, что «государственная граница, проходящая по воде, не перемещается при изменении линии берегов», в процессе переговоров было решено передать участок в 24 гектара протяженностью 430 метров на берегу Дуная в районе населенного пункта Джурджулешты молдавской стороне в обмен на участок автотрассы в районе села  Паланка – чуть не единственной, которая соединяет Одессу с южными районами области.

Это было первым просчетом Украины. Но дальше – хуже...

Мало того, что Украина «по доброте душевной» подарила Молдове кусок своей земли, так с этим куском она подарила еще и 25,5 миллионов долларовых инвестиций в строящийся терминал. На то время (1994 год) весь проект оценивался в 38 миллионов долларов, из которых молдавских было лишь12 с половиной.








  • По просьбам одесситов мне неоднократно приходилось выступать с депутатскими обращениями по вопросам работы ЖКХ к органам власти, как центральным, так и местным. И вывод, к которому я пришел, очевиден. Главная задача — сформировать такие условия, когда коммунальные предприятия сами будут бороться за своего потребителя, стремясь предоставить ему качественные услуги…>>>
  • Мы живем в самом прекрасном городе на земле — Одессе. Ее воспевают поэты и художники, им восхищаются гости города. Но есть еще Молдаванка и Ближние Мельницы, Ленпоселок и Бугаевка, другие микрорайоны, где не всегда из кранов идет вода, где улицы в дождь превращаются в бурные реки, где далеко не всегда есть то, что называют «благами цивилизации»…>>>
  • Когда в 2005 году мы шли на выборы в местные советы, мы первые подняли вопрос о Хаджибеевском, Куяльницком, Григорьевском, Тилигульском лиманах — вообще о системах лиманов вокруг Одессы и их критическом состоянии. На нас тогда смотрели с удивлением, дескать, «Зачем им это нужно?!». А мы понимали, зачем. Мы знаем, что представляет собой этот природный ресурс, какое это богатство, и как мы не умеем им нормально распорядиться…>>>
  • Ситуация с украинской нефтепереработкой напоминает известный стишок про десять негритят. Правда, на заре независимости полноценно работающих нефтеперерабатывающих заводов в Украине было не десять, а шесть, но сути дела это не меняет. Как и в случае с негритятами, НПЗ последовательно прекращают свою жизнедеятельность…>>>
  • Вступление в ЕС многим в Украине кажется сродни вхождению в Царство Божие. В то же время нынешний кризис, в который все глубже погружается европейская экономика, заставляет в этом усомниться. Особенно интересно для нас посмотреть на судьбу стран, которые вступили в ЕС сравнительно недавно…>>>