Час пик
Быстрый переход:




Академик Юрий Пахомов: «Уроки от МВФ для Украины –  политика «выжженной» экономики» | Страница 1




Термин «Вашингтонский консенсус» был введен в политический оборот в 1998 году английским исследователем, профессором Лондонской школы экономики Джоном Греем. Термин «Вашингтонский консенсус» подразумевает, что хороши те двусторонние и международные соглашения, против которых не возражает сам Вашингтон, то есть, которые не противоречат жизненным интересам  США.

Модель консенсуса привела к разрушению национальных экономик и обнищанию большинства населения при непомерном обогащении кучки олигархов. К этому выводу, в конце концов, пришел и сам Джон Грей.

Последние два года в сознание украинцев «оранжевой» прессой, как и всеми прозападно настроенными украинскими СМИ, вбивается мысль, что экономическая пропасть, в которой мы давно оказались, – происки «москалей» и результат неадекватной политики целого ряда правительств, якобы не следовавших «мудрым и бескорыстным» рекомендациям Международного валютного фонда. А настоящая беда, дескать, подстерегла нас через год после Майдана, когда «оранжевые» не смогли воспользоваться и грамотно распорядиться его плодами.

Так ли это на самом деле – лучше узнать не от политиков или политологов, а, что называется, «из первых рук».

Академик НАН Украины, директор Института мировой экономики и международных отношений НАНУ Юрий Николаевич Пахомов встретился с нашим корреспондентом и любезно согласился ответить на ряд вопросов. Их оказалось так много, что мы договорились с автором о цикле его публикаций с тем, чтобы получить, возможно, наиболее полный и системный анализ того, что с нами случилось, как и почему такое стало возможным.

Сегодня мы предлагаем вниманию читателей первую публикацию этого цикла – статью Юрия Николаевича об «уроках МВФ», которые нам следовало бы усвоить, хотя до сих пор мы этого не сделали.

Машина разрушения

Неверны утверждения, согласно которым реформы по рецептам «Вашингтонского консенсуса» МВФ были успешными. Результат, к которому пришли Украина и Россия, то есть, полный крах, имел место и в странах Латинской Америки, где эти рецепты периодически применялись. Анализ опыта проведения рыночных реформ в странах с переходной экономикой, добившихся успеха, говорит о непригодности к ним клише ни одной из известных в мире моделей реформирования, в том числе и модели «Вашингтонского консенсуса» МВФ.

Ее отвергли не только страны Центральной и Восточной Европы (например, Польша или Венгрия), но и Дальний Восток (Китай, Вьетнам), Юго-Восточная Азия, а также Испания, Турция, Египет и др.

Для иллюстрации данного положения ограничусь анализом трансформаций в двух странах – Китае и Польше.

Сначала о Китае. Нобелевский лауреат, бывший старший вице-президент и главный экономист Всемирного банка Дж.Стиглиц в своем докладе в Университете при Конгрессе США изложил по вопросу реформ в Китае следующее: «Масштабы и успешность развития китайской экономики в последние 20 лет также представляют собой загадку для стационарной теории (имеется в виду теория, лежащая в основе рецептов МВФ. – Ю. П.). Руководство страны не только отказалось от стратегии быстрой приватизации, оно не использовало и многие другие элементы «Вашингтонского консенсуса». Тем не менее, Китай добился беспримерных экономических успехов». Еще более определенно Дж. Стиглиц высказался в отношении реформ в Китае в 1999 году, когда (по итогам мирового финансового кризиса) контраст результатов трансформаций у нас (Россия и Украина) и в странах, отклонивших модель МВФ, оказался особенно разительным. «С этими (российскими и др.) провалами, – пишет Дж. Стиглиц, – контрастируют огромные успехи, достигнутые Китаем, который сумел выстроить свой собственный путь перехода, не используя чертежи и рецепты западных консультантов».

Обратимся теперь к практике Польши, которая, по мысли некоторых авторов, является образцово «МВФовской». Следует заметить, что здесь с «шоковой терапией», наступившей в результате попыток подстроить польскую экономику под модель МВФ, мирились не долго. Л. Бальцерович вскоре был отправлен в отставку, а затем в Польше начали проводить национально ответственную политику. Сошлемся на авторитетные свидетельства социал-демократа Г. Колодко – выдающегося польского реформатора, добившегося (после первых «шоковых» провалов Л. Бальцеровича) подлинных успехов реформ. Он охарактеризовал отторгнутую к тому времени Польшей модель МВФ следующим образом: «Изначально «Вашингтонский консенсус» был... ориентирован на экономики, уже являющиеся рыночными.... Поэтому страны, столкнувшиеся с проблемами переходного периода, никогда не находили в нем удовлетворительного ответа на свои самые злободневные вопросы...».








  • Законотворчество — основной приоритет деятельности депутата и одновременно главный итог его пятилетней деятельности в стенах парламента. У народного депутата Сергея Гриневецкого этот итог внушительный: 55 подготовленных законопроектов и 88 депутатских запросов (депутатский запрос — официальное требование народного депутата к органам власти, для направления которого требуется поддержка Верховной Рады)…>>>
  • Выборы в местные советы должны проходить стопроцентно по мажоритарным округам. Особенно это стало понятно сейчас…>>>
  • В начале 90‑х, когда начинались реформы, нас уверяли в том, что «рынок все решит». Но рынок не решил…>>>
  • Герои «аспектов» — это судьи, которые напрочь забыли о существовании судейской присяги, игнорируют ее, тем самым порочат свой статус и дают нам неисчерпаемый источник фактов, позволяющих доказывать: кривосудие существует!..>>>
  • Неся бремя объективного аналитика и наблюдателя за нашей судебной системой, мы все чаще приходим к печальному выводу, что «черные мантии» — главные фигуранты в сомнительных делах, когда права человека растаптывают, буква закона попирается, а судебное решение несовместимо с понятием справедливости. «Раздутый миф» об «успехах» реформирования судебной власти является ярчайшим примером подлинного кощунства по отношению к праву в целом и его судебной системе, в частности. Классический тому пример — дело Н. Х. Кошура…>>>