Час пик
Быстрый переход:




Рыба гниет с хвоста? | Страница 1




В редакцию пришло неожиданное письмо. Оно выбивается из общего ряда писем, тематика которых на 90 процентов ограничивается: а)политикой (кто – за кого, кто больше предатель, а кто «за народ»); б)тарифами на жилищно-коммунальные услуги (этим все сказано); в)описанием, мягко говоря, низкого уровня жизни, если не сказать – нищеты, с риторическим вопросом: до каких пор терпеть?

Письмо, которое мы приводим ниже, задело нас за живое. Не только своей искренностью и эмоциональностью – этого у наших читателей не отнимешь. Оно поразило нас своей логикой,  простым и ясным, как божий день, взглядом на наше украинское «ноу-хау» –  выстроенную за двенадцать лет «систему образования». С помощью которой, Украина, по всей вероятности, надеется покорять мир и доказывать свое право находиться в сообществе цивилизованных европейских государств. Только из письма как-то складывается впечатление, что подобной иезуитской системы не смогли бы придумать ни на каком-нибудь «диком Востоке», ни на территории других постсоветских стран, ни в «коррумпированной» (в чем нас всегда пытаются убедить) России. Во всяком случае, мы ни о чем подобном никогда не слышали.

Почему мы сказали о последних «двенадцати» годах? Потому что в самые первые годы после развала Союза ЭТОГО еще не происходило. Время было очень тяжелое, но первые года три наша мощная система образования держалась из последних сил. Да, преподаватели голодали, шли в «челноки», но они СДАЛИСЬ НЕ СРАЗУ...

Итак, мы приводим письмо с незначительными орфографическими и чисто стилистическими правками.

Уважаемая редакция!

Прочитала в последнем номере вашей газеты интервью с ректором одного из одесских вузов по поводу введения у нас так называемой Болонской системы. Вы будете удивляться, но эта очень умная и правильная публикация вызвала у меня прилив – даже не знаю, чего больше – то ли гомерического хохота, то ли тупой ярости. Непонятно? Попробую объяснить.

Моя дочь учится в одном из наших вузов, правда, на заочном отделении. Сразу  объясняю,  почему я не называю, какой это вуз. Во-первых, я хочу ее доучить. Из того, о чем я буду писать ниже (и если будет ясно, о каком вузе идет речь), можно было бы, пусть даже приблизительно, вычислить – если не мою дочь, то ее группу, к примеру. У руководства факультета отношение к таким «жалобщикам» однозначное и жестокое – потом поймете, почему.

Во-вторых, я не хотела бы, чтобы кто-то из «высших чинов» образования, сделал бы вывод, что все рассказанное – частный  случай, исключение из правил и могло произойти только при стечении каких-то обстоятельств. Нет, у моих друзей (мы все одного поколения) достаточно детей-студентов, и мы довольно откровенно делимся друг с другом, чтобы сделать вывод: в той или иной форме это существует повсеместно.

В-третьих, я прекрасно понимаю, что ни ваша, ни какая-то другая газета не стала бы называть конкретный вуз, чтобы не быть притянутой к ответственности за клевету. Потому что – ни свидетелей, ни подписей, ни документов не прилагается. А насколько я знаю, за клевету у нас иски на очень крупные суммы бывают...

Учится моя дочь на заочном отделении, на бюджете. Семья у нас, можно сказать, бедная, проблем много, но не о них речь. Она работает, чтобы было, на что жить. Стоило нам поступление на бюджет сравнительно недорого  – тысячу у.е. – такую сумму одноразово мы были в состоянии собрать. В разных вузах «бюджетное» место стоит по-разному. Когда дочь поступала, я специально поинтересовалась у знающих людей: возможно ли где-то, не будучи льготником, целевиком и т.д., а будучи «просто с улицы» поступить на бюджет бесплатно. Мне ответили – это исключено. Нигде, ни в одном вузе.

Но речь даже не об этом – к подобному мы все давно привыкли. Я имею в виду, что сумма взятки на бюджет часто бывает практически равна сумме контракта. Какой же смысл портить себе нервы? Но проблемы с поступлением –  специфические, я сейчас не о них.

Еще один момент – моя дочь пошла учиться на заочное после училища (естественно, я не напишу, после какого), и предполагаемый срок ее обучения был три года (сессий должно быть, по-моему, пять, плюс – госэкзамены, защита).








  • По просьбам одесситов мне неоднократно приходилось выступать с депутатскими обращениями по вопросам работы ЖКХ к органам власти, как центральным, так и местным. И вывод, к которому я пришел, очевиден. Главная задача — сформировать такие условия, когда коммунальные предприятия сами будут бороться за своего потребителя, стремясь предоставить ему качественные услуги…>>>
  • Когда в 2005 году мы шли на выборы в местные советы, мы первые подняли вопрос о Хаджибеевском, Куяльницком, Григорьевском, Тилигульском лиманах — вообще о системах лиманов вокруг Одессы и их критическом состоянии. На нас тогда смотрели с удивлением, дескать, «Зачем им это нужно?!». А мы понимали, зачем. Мы знаем, что представляет собой этот природный ресурс, какое это богатство, и как мы не умеем им нормально распорядиться…>>>
  • «Заработная плата — мерило уважения, с которым общество относится к данной профессии». Возможно, этот афоризм американской активистки движения за социальные права в США Джонни Тиллмон и справедлив для стран с развитой рыночной экономикой, но в украинских реалиях он вряд ли найдет подтверждение на практике…>>>
  • Представителям Фемиды из Приморского райсуда Одессы мы посвятили не одну публикацию. Причем, как догадывается читатель, эти публикации были отнюдь не из самых приятных. Но, увы, «маємо те, що маємо». Причем, как правило, это — тотальное нарушение закона, с которым мы сталкиваемся всякий раз, чем и вызвано обилие наших публикаций…>>>
  • Эксклюзивный сюжет южненской телестудии «Миг» шокировал весь регион. Корреспонденты телестудии г. Южный после многочисленных звонков выехали в село Кошары, где по убеждению горожан в центре населенного пункта находится несколько «брошенных»… могильных плит…>>>