Час пик
Быстрый переход:




Сорок улиц, двадцать переулков | Страница 1




До революции Одессу называли «маленьким Парижем». Сравнение лестное и справедливое. Наш город ровно в десять раз моложе и во много раз меньше по численности населения, чем столица славной Франции. Но городская архитектура и веселый нрав – это то, что объединяет одесситов и парижан. И проблемы иногда тоже бывают похожими...

26 января на сессии горсовета депутаты одобрили план переноса городской инфекционной больницы с улицы Пастера на окраину. На этом месте решено возвести современный жилой комплекс. Буквально через два дня общественность Одессы зароптала – ведь это бывшее  здание госпиталя, сооруженное по проекту французского архитектора Тома де Томона, является памятником архитектуры и истории одновременно. Оно почти ровесник городу – заложено двести лет назад, в 1806 году.

Здесь же рядом находится первая в России «Скорая помощь», организованная доктором Бардахом на средства известного одесского мецената графа Михаила Толстого. Не у каждого водителя экскаватора поднимется рука – пардон, ковш – сравнять с землей такие памятники. Иное дело – депутаты: они, видно, лучше знают, что надо делать для нашего блага.


Одна из «неофициальных» причин – «инфекция» в центре города – не выдерживает никакой критики. За сотни лет существования больницы отсюда «не вышла» ни одна эпидемия, не было ни единого ЧП. Если следовать этой детской логике, то надо упрятать в предместья Парижа знаменитый Пастеровский институт, расположенный в центре города, где Пастер открыл знаменитую вакцину от бешенства и совершил массу других добрых дел во благо науки. Смешно? Отдает горьким одесским юмором...

В ста метрах от больницы – конечная остановка 28-го маршрута трамвая. Если проехать на нем в другой конец, до парка Шевченко, мы обогнем как бы полукруг – фактически по линии Порто-Франко. Это граница свободной беспошлинной торговли, дарованная городу во времена Ришелье, Ланжерона и Воронцова. Именно внутри этой исторической границы находится наше главное богатство: примерно сорок улиц и двадцать переулков, проложенных по плану голландского инженера Деволана.

В первой половине XIX века здания проектировали, в основном, итальянские архитекторы, а из русских самым известным был Иван Козлов. Во второй половине века появляются немецкие, австрийские, польские, русские и украинские архитекторы (наиболее известные – Шашин, Дмитренко, Черниговский), которые продолжили славное дело предшественников.

В зоне Порто Франко находится около трех тысяч зданий, из которых многие памятники архитектуры, все имеющиеся в городе театры и музеи, более половины вузов и техникумов, цирк, филармония и центральный стадион. Из сорока пяти памятников и монументов тридцать восемь находятся в центре. Это –  невероятная плотность «культурного слоя», учитывая сравнительно небольшую площадь исторической части города. И вот именно эти несчастные несколько квадратных километров никак не могут оставить в покое наши депутаты и благословляемые ими жилищные застройщики.

Конечно, город – это живой организм. Здания ветшают, в них случаются пожары, падают стены и крыши. Войны и революции оставляют свои следы. Кстати, непостижимо, но факт: пережив три войны, четыре революции (если считать оранжевую) и три оккупации, Одесса умудрилась сохранить более 70 процентов зданий постройки XIX- начала XX веков. Это один из самых высоких показателей в Европе.

Да, ничто не вечно под луной. Какие-то, особо ветхие строения, действительно пришло время потеснить. Но та тенденция, которая сложилась за последнее время – сносить целыми участками здания, которые в приличных городах и государствах подлежат реставрации – через несколько лет оставят от нашего центра, его первозданного вида одни воспоминания.

Сегодня мы пока еще живем не в городе, а в музее под открытым небом. И не дорожим этим. Ведь наши предки фактически оставили нам «золотой запас» –  готовый капитал в виде недвижимого антиквариата, в который, если поднатужиться, не так сложно начать постепенно вкладывать средства. Если реставрировать с умом, это все может быть на долгие десятилетия, если не на века, источником безбедного существования будущих поколений. Приходится уже говорить об исключительно меркантильной стороне вопроса, забывая о том, что забота о сохранении своего прошлого лежит в первую очередь в моральной плоскости: ведь отношение к прошлому зеркально отражает настоящее.








  • «Заработная плата — мерило уважения, с которым общество относится к данной профессии». Возможно, этот афоризм американской активистки движения за социальные права в США Джонни Тиллмон и справедлив для стран с развитой рыночной экономикой, но в украинских реалиях он вряд ли найдет подтверждение на практике…>>>
  • «Безопасный город» — один из ключевых пунктов программы Сергея Гриневецкого. Являясь первым заместителем председателя Комитета Верховной Рады по вопросам национальной безопасности и обороны, он видит эту проблему как профессионал, системно, определяя ключевые факторы жизнеобеспечения города. Здесь и качество продуктов питания, и качество воды, и санитарная гигиена, и соблюдение ПДД...>>>
  • По просьбам одесситов мне неоднократно приходилось выступать с депутатскими обращениями по вопросам работы ЖКХ к органам власти, как центральным, так и местным. И вывод, к которому я пришел, очевиден. Главная задача — сформировать такие условия, когда коммунальные предприятия сами будут бороться за своего потребителя, стремясь предоставить ему качественные услуги…>>>
  • 13-15 гривень за десяток яиц — не перебор ли, панове? К примеру, в Киеве стоимость этого хрупкого продукта, даже после повышения, колеблется в диапазоне 10-11 гривень. Но и это — слишком высокая цена, особенно, если учесть темпы роста отрасли и себестоимость яйца, которая… ровно в 10 раз ниже розничной в Одессе…>>>
  • Дальнейшая судьба погибающего порта Рени покрыта мраком полной неопределенности. Такой вывод напрашивается после отчета, с которым выступил на коллегии Ренийской райгосадминистрации начальник порта Сергей Строя…>>>