Час пик
Быстрый переход:




Сорок улиц, двадцать переулков | Страница 1




До революции Одессу называли «маленьким Парижем». Сравнение лестное и справедливое. Наш город ровно в десять раз моложе и во много раз меньше по численности населения, чем столица славной Франции. Но городская архитектура и веселый нрав – это то, что объединяет одесситов и парижан. И проблемы иногда тоже бывают похожими...

26 января на сессии горсовета депутаты одобрили план переноса городской инфекционной больницы с улицы Пастера на окраину. На этом месте решено возвести современный жилой комплекс. Буквально через два дня общественность Одессы зароптала – ведь это бывшее  здание госпиталя, сооруженное по проекту французского архитектора Тома де Томона, является памятником архитектуры и истории одновременно. Оно почти ровесник городу – заложено двести лет назад, в 1806 году.

Здесь же рядом находится первая в России «Скорая помощь», организованная доктором Бардахом на средства известного одесского мецената графа Михаила Толстого. Не у каждого водителя экскаватора поднимется рука – пардон, ковш – сравнять с землей такие памятники. Иное дело – депутаты: они, видно, лучше знают, что надо делать для нашего блага.


Одна из «неофициальных» причин – «инфекция» в центре города – не выдерживает никакой критики. За сотни лет существования больницы отсюда «не вышла» ни одна эпидемия, не было ни единого ЧП. Если следовать этой детской логике, то надо упрятать в предместья Парижа знаменитый Пастеровский институт, расположенный в центре города, где Пастер открыл знаменитую вакцину от бешенства и совершил массу других добрых дел во благо науки. Смешно? Отдает горьким одесским юмором...

В ста метрах от больницы – конечная остановка 28-го маршрута трамвая. Если проехать на нем в другой конец, до парка Шевченко, мы обогнем как бы полукруг – фактически по линии Порто-Франко. Это граница свободной беспошлинной торговли, дарованная городу во времена Ришелье, Ланжерона и Воронцова. Именно внутри этой исторической границы находится наше главное богатство: примерно сорок улиц и двадцать переулков, проложенных по плану голландского инженера Деволана.

В первой половине XIX века здания проектировали, в основном, итальянские архитекторы, а из русских самым известным был Иван Козлов. Во второй половине века появляются немецкие, австрийские, польские, русские и украинские архитекторы (наиболее известные – Шашин, Дмитренко, Черниговский), которые продолжили славное дело предшественников.

В зоне Порто Франко находится около трех тысяч зданий, из которых многие памятники архитектуры, все имеющиеся в городе театры и музеи, более половины вузов и техникумов, цирк, филармония и центральный стадион. Из сорока пяти памятников и монументов тридцать восемь находятся в центре. Это –  невероятная плотность «культурного слоя», учитывая сравнительно небольшую площадь исторической части города. И вот именно эти несчастные несколько квадратных километров никак не могут оставить в покое наши депутаты и благословляемые ими жилищные застройщики.

Конечно, город – это живой организм. Здания ветшают, в них случаются пожары, падают стены и крыши. Войны и революции оставляют свои следы. Кстати, непостижимо, но факт: пережив три войны, четыре революции (если считать оранжевую) и три оккупации, Одесса умудрилась сохранить более 70 процентов зданий постройки XIX- начала XX веков. Это один из самых высоких показателей в Европе.

Да, ничто не вечно под луной. Какие-то, особо ветхие строения, действительно пришло время потеснить. Но та тенденция, которая сложилась за последнее время – сносить целыми участками здания, которые в приличных городах и государствах подлежат реставрации – через несколько лет оставят от нашего центра, его первозданного вида одни воспоминания.

Сегодня мы пока еще живем не в городе, а в музее под открытым небом. И не дорожим этим. Ведь наши предки фактически оставили нам «золотой запас» –  готовый капитал в виде недвижимого антиквариата, в который, если поднатужиться, не так сложно начать постепенно вкладывать средства. Если реставрировать с умом, это все может быть на долгие десятилетия, если не на века, источником безбедного существования будущих поколений. Приходится уже говорить об исключительно меркантильной стороне вопроса, забывая о том, что забота о сохранении своего прошлого лежит в первую очередь в моральной плоскости: ведь отношение к прошлому зеркально отражает настоящее.








  • Имея выгодное географическое положение, самую протяженную среди Черноморских стран длину береговой линии и морских границ, развитую сеть портов, автомобильных и железных дорог, серьезный научный и образовательный потенциал для развития морской отрасли в целом, Украина значительно ослабила свои позиции в Черноморско-Азовском регионе и других регионах Мирового океана…>>>
  • В качестве первого заместителя председателя Комитета Верховной Рады по вопросам национальной безопасности и обороны Сергей Гриневецкий инициировал ряд законов и депутатских запросов, направленных на улучшение социальной защиты военнослужащих…>>>
  • Изношенные сети — это проблема не только Одессы. Она уже давно обрела масштаб национального бедствия…>>>
  • Представителям Фемиды из Приморского райсуда Одессы мы посвятили не одну публикацию. Причем, как догадывается читатель, эти публикации были отнюдь не из самых приятных. Но, увы, «маємо те, що маємо». Причем, как правило, это — тотальное нарушение закона, с которым мы сталкиваемся всякий раз, чем и вызвано обилие наших публикаций…>>>
  • Сознание человека в обществе потребления, блокирует любую информацию, в которой не заложен элемент материальной прибыли, проще говоря, «бесплатно размышлять» никто уже не будет, а вот за деньги, такие люди, согласны будут размышлять в любом указанном направлении. «Бухгалтерское мышление» — так удачно назвала этот феномен президент Литвы Даля Грибаускайте, разрушает общество, а ведь общество — это фундамент государства…>>>