Час пик
Быстрый переход:




Частный случай... | Страница 1




В Измаильском горсовете предыдущего созыва в конце 2004 года образовалась оппозиционная группа под названием «Солидарность». С момента создания оппозиции работа совета была практически блокирована. Так, например, одна из сессий тянулась почти девять месяцев! Не решались жизненно важные вопросы, из города уходили инвесторы, всех лихорадило...

Что такое протест прокурора или компетентное мнение министерства по сравнению с уровнем правового нигилизма тех, кто оказался у власти? Пустой звук... Протест отклоняют, на позицию министерства плюют...

«Я знаю, что письма в газеты пишут, скорее, от отчаяния — после бесплодных попыток отыскать правду и неудач в защите собственных прав. В предыдущем созыве я работала депутатом Измаильского городского совета и до недавнего времени занимала должность директора территориального центра социальной помощи одиноким нетрудоспособным инвалидам и ветеранам войны и труда. Выборы прошлого года отменили мажоритарщиков на всех уровнях, и моя партия не сумела преодолеть трехпроцентный барьер, поэтому сегодня я — бывший депутат. И то, что я директор уже бывший, объясняется (с моей точки зрения) исключительно этим фактом.

Я не входила в состав «Солидарности», видимо в этом и кроются мои сегодняшние проблемы. Дело в том, что члены той оппозиции, вовремя сориентировавшись в партийных пристрастиях, почти в полном «комплекте» прошли в нынешний состав городского совета и сегодня принимают те решения, которые сами же тормозили в предыдущем созыве. Не буду вдаваться в подробности, потому что вижу, что подобная картина не только в Измаиле.

Итак, я не стала депутатом горсовета. Но еще с мая 2005 года я работала по контракту директором Измаильского территориального центра социальной помощи одиноким (его называют еще приютом для престарелых). Контракт был заключен до 31 мая 2010 года.

Надо сказать, что это социально значимое учреждение создавалось сложно.

В свое время, а было это в конце девяностых годов, перед городом со всей очевидностью возникла проблема: нуждающихся в социальной помощи одиноких нетрудоспособных ветеранов и инвалидов становится больше, а оказывать им поддержку некому. Было два пути решения этой проблемы. Первый — создать структурное подразделение городского управления труда и социальной защиты населения с финансированием из областного бюджета. Типовые положения по такому поводу существовали, и вроде бы все могло получиться (при условии, что область найдет деньги на содержание престарелых). Но возникала одна «неувязка». При поступлении в центр на постоянное жительство, содержание и обслуживание, ветеран должен был передать свое прежнее жилье в собственность города, а город, в свою очередь, предоставить ветерану соответствующее жилье в центре. В принципе, ничего сложного в механизме такого обмена нет. Но это относится только к тем старикам, у которых жилье было. А как быть с бездомными, с теми, кто волею случая оказался на улице?

Неясность с возможностями областного финансирования и острота проблемы заставили местную власть создать коммунальное предприятие со специфическими функциями, четко изложенными в его учредительных документах.

К тому времени, как я возглавила территориальный центр, все организационные вопросы были уже решены, и оставалось только работать. Поскольку контракт со мной действовал до 2010 года, я могла ставить перед сотрудниками центра долгосрочные задачи и решать их. И я никогда не могла даже помыслить о том, что политика, особенно на местном уровне, может так существенно повлиять на будничную и повседневную работу даже такого учреждения.

Но за время работы новой власти я перестала чему бы то ни было удивляться. Например, тому, что люди меняют свои политические убеждения. В нашем горсовете таких пруд пруди. Например, нынешний «регионал» от нашего города в областном совете Вячеслав Страшилин во время президентских выборов активно клеймил «бело-голубых», наш главный городской «регионал» Александр Самойленко также был среди «гневно осуждавших», требуя «привлечь», «наказать» и «осудить», например, участников съезда в Северодонецке. Я пыталась найти оправдание людям в такой резкой смене политических флагов, но не могла этого сделать даже чисто по-человечески.








  • Мы живем в самом прекрасном городе на земле — Одессе. Ее воспевают поэты и художники, им восхищаются гости города. Но есть еще Молдаванка и Ближние Мельницы, Ленпоселок и Бугаевка, другие микрорайоны, где не всегда из кранов идет вода, где улицы в дождь превращаются в бурные реки, где далеко не всегда есть то, что называют «благами цивилизации»…>>>
  • Совершенно очевидно, что действующая система управления дает очень серьезные пробуксовки, очень много бюрократии. И «его величество бюрократ» — он становится почвой для коррупции и барьером в диалоге власти и населения…>>>
  • Наш город славен прекрасной архитектурой. Мы гордимся тем, что Одессу строили ведущие архитекторы прошлого. Но, увы, многие из этих зданий находятся в плачевном состоянии. Забота о культурном наследии Одессы всегда являлась приоритетом для Сергея Гриневецкого…>>>
  • 13-15 гривень за десяток яиц — не перебор ли, панове? К примеру, в Киеве стоимость этого хрупкого продукта, даже после повышения, колеблется в диапазоне 10-11 гривень. Но и это — слишком высокая цена, особенно, если учесть темпы роста отрасли и себестоимость яйца, которая… ровно в 10 раз ниже розничной в Одессе…>>>
  • Мы продолжаем заниматься проблемой жильцов ведомственных домов и общежитий, которую поднял народный депутат, первый заместитель председателя Комитета Верховной Рады по вопросам национальной безопасности и обороны Сергей Гриневецкий в своем депутатском запросе к Премьеру Николаю Азарову…>>>