Час пик
Быстрый переход:




На плохом английском нам удалось выяснить, что иностранцы с подобным отношением не встречались даже в Африке


Если вам придется в ближайшее время побывать в Затоке, вас наверняка поразит удивительный вид двух огромных сухогрузов, стоящих практически на пляже.

Картина настолько впечатляет, что надолго приковывает к себе взор. Подойдя ближе, можно в полной мере оценить ее масштабы.


В трех метрах от берега два судна стоят, словно опершись друг о друга своими могучими «плечами». Разметка на борту одного из них позволяет судить о том, что корпус просел в песок почти на метр. Однако, при высоте борта в 6 метров, этого было бы слишком мало для устойчивости в вертикальном положении. Все просто — помогают «плечи». Если бы только одно судно попало здесь в передрягу, оно свалилось бы набок.

Как могло такое случиться? За ответом придется вернуться на неделю назад, когда 23-го марта вечером на расстоянии 400 м от берега камбоджийский сухогруз «Бека-1» с экипажем в 11 человек и сухогруз «Феникс» под флагом Коморских островов, имеющий на борту экипаж в 12 человек, сорвались с якорной стоянки. Во время дрейфа к берегу суда столкнулись и сели на мель. «Феникс» получил пробоину в кормовой части, вследствие чего в море вытекла часть горючего.

Причиной несчастья послужил сильный ураганный ветер и шторм, обрушившийся на 15 областей Украины в последних числах марта. Как сообщили в Гидрометцентре, скорость ветра достигала в те дни 35 метров в секунду.

Однако, что же делать с судами, столь живописно, расположившимися в акватории? Можно было бы их оставить, что на некоторое время привлекло бы в район любопытных, а в ближайшее время стало бы достопримечательностью Затоки (ведь уже и сейчас люди охотно приезжают из соседних поселков, дабы сфотографироваться). Однако, подобная перспектива весьма сомнительна и оставляет много вопросов. В этой связи МинЧС в Одесской области был рассмотрен вариант... строительства канала, который позволил бы оттащить суда на глубину. Вариант не выдерживал критики: нетрудно представить, во что обошлось бы строительство никому не нужного канала, тем не менее, эту проблему достаточно долго и серьезно обсуждали.

Прошло немного времени, и губернатор области Иван Плачков сообщил, что уже 12 апреля начнутся работы по откачке топлива и балластных вод, а сухогрузы будут утилизированы и разрезаны на металлолом.

На второй день после предполагаемого начала работ по утилизации, мы решили поинтересоваться, как она идет, и побывали на месте вынужденной и, судя по всему, последней стоянки «Феникса» и «Бека-1». Однако, вопреки надеждам увидеть бойкий процесс ликвидации судов (которые, кстати, все еще представляют реальную угрозу разлива горюче-смазочных материалов) перед нами открылась несколько иная картина. На пустынном пляже сиротливо стоял автомобиль МЧС, с дремлющим в салоне парнем. Молодой человек отказался назвать себя и не выказал никакой готовности говорить, о чем бы то ни было. О том, почему обещанные работы не ведутся уже второй день, спрашивать было бесполезно.

И тут наше внимание привлекли матросы, возвращавшиеся с рынка с пакетами продуктов. На плохом английском нам удалось выяснить, что иностранцы с подобным отношением не встречались даже в Африке. Почти за две недели с экипажами потерпевших судов кто только не встречался: и представители власти, и должностные лица МЧС, и экологи, и представители общественных организаций, и эксперты. Неужели все они приходили на «экскурсию», то есть, просто поглазеть? Иной вывод просто невозможно сделать: все эти люди проводили осмотр, много говорили, не меньше записывали, но так ничего и не сделали...

Стоя на песке, и глядя на два прислонившихся борт к борту судна, вдруг, остро и отчетливо начинаешь сознавать истинный смысл нашей украинской действительности: на самом деле никому ни до чего в этой стране дела нет, если это не касается его личного кошелька или политических амбиций.

А суда на мели — символ сегодняшней Украины. Никто с этой мели не собирается эту страну снимать. Просто некому...


Максим Малынов






  • Изношенные сети — это проблема не только Одессы. Она уже давно обрела масштаб национального бедствия…>>>
  • Еще в 2006 году Сергеем Гриневецким была выдвинута идея разработки Государственной программы спасения и развития одесских лиманов — Хаджибеевского, Куяльницкого, Большого Аджалыкского, Аджалыкского и Тилигульского. Этот проект получил самую широкую поддержку со стороны ученых, экологов, общественности…>>>
  • По самым скромным подсчетам только в Одессе в общежитиях проживает порядка 60 тысяч человек. Причем живут они не в лучших условиях, зачастую с риском вообще остаться на улице. И такие случаи бывают…>>>
  • В нашей газете (№46(550) от 20 ноября 2011 года), мы уже поднимали тему противостояния Одесского городского совета, в лице фирмы «Варион» и фонда социальной защиты «Ветеран». Весь сыр-бор возник из-за помещений, выделенных городом под создание благотворительных столовых. Фирма «Варион», якобы как «новый арендатор» начала борьбу с «Ветераном», чья деятельность на протяжении многих лет, обеспечивала едой самых незащищенных и малоимущих Одессы…>>>
  • Статистика для того и создана, чтобы ее искажать в угоду чьим-то интересам. И если бы это была только одна проблема у судебной власти, мы бы жили в правовом государстве, или… (как там его называет наша Конституция?)! Однако, на самом деле у нас такой ворох проблем в судейской системе, что с ними уже никакая реформа не справится, и ни один человек. Во всяком случае, этот «ворох» только разрастается и разрастется, но решать проблемы по существу никто на самом деле не берется…>>>