Час пик
Быстрый переход:




В постели с врагом


ПВХ-пластик в «натуральном виде» – нестоек и хрупок, поэтому, нуждается в добавлении большого количества стабилизаторов и пластификаторов, а это – тоже довольно токсичные и тоже постепенно выделяющиеся в воздух вашего дома вещества. Правда, здесь качество зависит от цены, как напоминает доктор химических наук, москвичка Светлана Давыдова: «Если более дешевые оконные пластиковые рамы и новая плёнка часто прямо-таки сочатся дурнопахнущими продуктами разложения, то дорогие тоже фонят, но не так откровенно». Но обратите внимание в магазине обоев на интересную деталь: Качественные импортные обои, предназначенные для детской комнаты, окажутся всегда только бумажными, а не виниловыми (моющимися).

Мебель на основе ДСП, фурнитурной фанеры, или пластика еще более вредна для здоровья. В абсолютном большинстве из того, что у нас продается, она выделяет формальдегиды и многие другие канцерогены. Их зачастую нетрудно обнаружить по дурному запаху. Вещества эти раздражающе действуют на слизистые глаз, носа, гортани.

Известно, что ДСП выделяет формальдегиды не менее 14 лет.

А полиуретановая обивка мягкой мебели? Вещества, выделяющиеся из этой искусственной ткани, могут привести к хроническим заболеваниям, прежде всего, к астме. Зато, цена – сходная...

Вот только профессиональные химики за такой дешевизной не гоняются. Даже в приятных для сердца вещах можно обнаружить вашего убийцу.

Принюхайтесь к тюлевым занавескам и гардинам, из которых от тёплой батареи выделяется ацетамид с запахом мышки; к меламиновой посуде для кухни, не подлежащей наполнению горячим; к синтетическим коврам и дорожкам, поролоновым подушкам и матрасам, и тому подобному.

Принюхались? Это еще хорошо, если обнаруживается запах... Но будет куда спокойнее, если вы просто раз и навсегда откажетесь в быту от всей этой синтетической и полусинтетической грязи.






  • Когда в 2005 году мы шли на выборы в местные советы, мы первые подняли вопрос о Хаджибеевском, Куяльницком, Григорьевском, Тилигульском лиманах — вообще о системах лиманов вокруг Одессы и их критическом состоянии. На нас тогда смотрели с удивлением, дескать, «Зачем им это нужно?!». А мы понимали, зачем. Мы знаем, что представляет собой этот природный ресурс, какое это богатство, и как мы не умеем им нормально распорядиться…>>>
  • Законотворчество — основной приоритет деятельности депутата и одновременно главный итог его пятилетней деятельности в стенах парламента. У народного депутата Сергея Гриневецкого этот итог внушительный: 55 подготовленных законопроектов и 88 депутатских запросов (депутатский запрос — официальное требование народного депутата к органам власти, для направления которого требуется поддержка Верховной Рады)…>>>
  • В начале 90‑х, когда начинались реформы, нас уверяли в том, что «рынок все решит». Но рынок не решил…>>>
  • В иные времена о таких людях писали очерки, потому что на них земля наша держится — не на «дерзких» и «сильных», с ярко выраженным «хватательным» инстинктом, а на таких вот «незаметных» тружениках и труженицах, тихо делающих свое дело, и так же незаметно создающих общественные блага… Поклониться бы ей — за это ее чистое и светлое служение обществу. Так нет же! Именно по этому — самому драгоценному — и был нанесен жестокий и страшный удар…>>>
  • Неся бремя объективного аналитика и наблюдателя за нашей судебной системой, мы все чаще приходим к печальному выводу, что «черные мантии» — главные фигуранты в сомнительных делах, когда права человека растаптывают, буква закона попирается, а судебное решение несовместимо с понятием справедливости. «Раздутый миф» об «успехах» реформирования судебной власти является ярчайшим примером подлинного кощунства по отношению к праву в целом и его судебной системе, в частности. Классический тому пример — дело Н. Х. Кошура…>>>