Час пик
Быстрый переход:




«Сады победы», или победа пустоты | Страница 1




Как грибы после дождя

Выросла и похорошела Одесса за годы строительства капитализма. Сотни магазинов, сверкающих по ночам разноцветными огнями витрин в центре города. Потрескавшийся скучный асфальт превратился в изящную тротуарную плитку. Всюду — красочная реклама, предлагающая направо и налево товары народного потребления, начиная от модного женского белья и кончая бесплатными разговорами по мобильной сети. Как грибы, растут новостройки — то тут, то там, глядишь, вдруг появился новый прекрасный многоэтажный дворец. А парк автомобилей? Недалек тот час, когда трудно будет встретить и потрепанный «Жигуленок», и старую добрую «Волгу» — повсюду бесшумно скользят блестящие новенькие иномарки. Один умный человек как-то заметил: «Вот, все жалуются, что жизненный уровень народа упал. А вы посмотрите на улицы наших городов: по количеству иномарок на душу населения этого не скажешь!».

Отдельное слово — о супермаркетах и торгово-развлекательных центрах. Складывается впечатление, что наш народ исключительно покупает и развлекается, развлекается и покупает...

Так на что жалуются некоторые несознательные элементы общества? Разве могли они мечтать о таком рае изобилия еще лет пятнадцать назад?

В жарком споре поколений — о том, «как жилось раньше и как сейчас» — побеждает обычно молодежь. Жуткие легенды о «советских буднях» — о пустых полках магазинов и пресловутой «колбасе по два-двадцать» — оказались гораздо эффективнее любых сложных идеологем. И вот уже рассказы сегодняшних сорокалетних родителей о том, как жилось и любилось в их молодости без ночных магазинов и клубов, без mp3-плейеров и хот-догов, и даже (о ужас!) без Кока-Колы и жвачки — воспринимаются молодым поколением как чудаковатые «допотопные» воспоминания-мемуары.

Но разум и эмоции тех, кому «за сорок» не в ладу с реальностью: мы с трудом избавляемся от приобретенных когда-то ценностей и понятий. Нам непросто смириться с иным образом жизни и мышления — равно, как и с новой архитектурой, новой эстетикой, новым типом отношений.

И можно себе представить, каково доживать свой век в другом измерении людям преклонного возраста. Наверное, что-то сродни ощущениям, как если бы человек середины прошлого века попал бы в обстановку фантастических футурологических романов Брэдбери.


И дело не в том, что они упорно не хотят вникать в кнопки мобильников — этому, как говорится, и обезьяну можно научить. Их протест намного глубже и иррациональнее: они отказываются понимать общество потребления, они не приняли и вряд ли когда-либо примут «новые капиталистические ценности». И в этом смысле поколение наших стариков, наших ветеранов уникально: если западный обыватель преклонных лет постепенно, эволюционным путем вживался в постмодернистское общество, с его технократией, безыдейностью и нравственной пустотой, то «наши», те, «кому за шестьдесят», воспитанные на идеях гуманизма и общественного согласия (да-да, именно так!), сейчас действительно чувствуют себя пришельцами из других миров...

Кому и когда пришла в голову мысль назвать громоздкое, достаточно нелепое по своему «хай-тековскому» воплощению именно в данном месте, на данном ландшафте сооружение из металла, стекла и еще чего-то — «САДАМИ ПОБЕДЫ»?

Вроде сам факт нахождения данного архитектурного «чуда» на площади 10-го апреля — площади, где привыкли чествовать ветеранов и праздновать День Победы — а также близкое соседство с одноименным парком еще не является поводом для иронии или пародии. А ведь только в таком ключе, кажется, и напрашивается трактовка этого тенденциозного названия. В любом случае, ни ветерану, ни просто рядовому пенсионеру совершенно непонятно, при чем тут «сады» и, тем более, «победа».

Все-таки, мы недостаточно продвинутые «махровые консерваторы». Мало того, неприятием подобного названия наш консерватизм далеко не исчерпывается.

Когда стройка только начиналась и была обнесена забором, из содержания рекламного щита можно было предположить, что на этом месте будет возведен очередной супермаркет, пусть даже и с многочисленными «кафешками», «пиццериями» и прочими студенческими радостями (благо, три престижных вуза города — совсем рядом). Правда, крутился в голове глупый и крамольный вопрос: как будет уживаться торговая точка в не самом людном месте с многочисленными «Рорусами», «Виртусами», «Наталками» и «Сельпо»? А отсюда логика неумолимо подсказывала еще один вопрос: если супермаркеты и впредь будут плодиться с таким постоянством, не начнут ли они в скором времени поедать друг друга? Не окажется ли в какой-то момент, что на душу одного покупателя приходится сразу несколько кассиров?








  • По просьбам одесситов мне неоднократно приходилось выступать с депутатскими обращениями по вопросам работы ЖКХ к органам власти, как центральным, так и местным. И вывод, к которому я пришел, очевиден. Главная задача — сформировать такие условия, когда коммунальные предприятия сами будут бороться за своего потребителя, стремясь предоставить ему качественные услуги…>>>
  • Малиновский район — не только колоритная Молдаванка, Промзона с крупнейшими предприятиями или типовая застройка «Черемушек». Это и пять поселков — Ленпоселок, Дзержинка, Сахарный — окраины, где жизнь отличается от ритма «большого города». Находясь в стороне от главных магистралей и оживленных улиц, не так заселенные, как спальные районы — эти места зачастую обделены вниманием властей…>>>
  • Выборы в местные советы должны проходить стопроцентно по мажоритарным округам. Особенно это стало понятно сейчас…>>>
  • 13-15 гривень за десяток яиц — не перебор ли, панове? К примеру, в Киеве стоимость этого хрупкого продукта, даже после повышения, колеблется в диапазоне 10-11 гривень. Но и это — слишком высокая цена, особенно, если учесть темпы роста отрасли и себестоимость яйца, которая… ровно в 10 раз ниже розничной в Одессе…>>>
  • Дальнейшая судьба погибающего порта Рени покрыта мраком полной неопределенности. Такой вывод напрашивается после отчета, с которым выступил на коллегии Ренийской райгосадминистрации начальник порта Сергей Строя…>>>