Час пик
Быстрый переход:




По своим артиллерия лупит... | Страница 3






Это потом, после первого отделения, в антракте (у меня нет других аналогий), я убедился, что приглашенные лица явились сюда исключительно для создания шумовых эффектов в первом акте, когда (и это было известно режиссерам) должен был выступать депутат Григорий Мельниченко — жесткий и убедительный оппонент местной власти. Уже потом, после «антракта», зрительный зал поредел, и шумовые эффекты прекратились.

Мне повезло с собеседником: Алла Шихова — известная в городе общественница, человек, с болью воспринимающий все происходящее. Только благодаря невероятной настойчивости ей удалось проникнуть на заседание сессии. Она и рассказала мне, что статистами в зале были работники исполкома и люди, приближенные к первому лицу, заинтересованные в его лояльности. Что касается простых граждан и людей, действительно хотевших побывать на сессии, обратиться с вопросами к депутатам, мэру и его заместителям — их сюда... не пустили.

— С подачи Даценко, — рассказывает Алла, — в мэрии завели правило: попасть на заседание может любой горожанин, если за три дня до начала работы сессии он обратится с соответствующей просьбой в орготдел исполкома горсовета. Но, во-первых, о дате и времени проведения сессии практически никогда нет заблаговременной информации в местной печати, во-вторых, если даже вам удалось получить такую информацию, вы можете просто не попасть... в сам орготдел. Так случилось и на этот раз. Многие из тех людей, с кем я общаюсь, хотели прийти на нынешнее заседание, и я лично взялась организовать это. Заблаговременно пришла в горисполком, дождалась конца обеденного перерыва, но двери орготдела оказались закрытыми до конца рабочего дня. Естественно, на следующий день мне сообщили, что я опоздала со своими намерениями. «Это нужно было сделать вчера, — не без удовольствия констатировали в отделе. — А теперь до сессии остается два дня, вы не уложились в сроки, и мы не имеем права разрешить вам и вашим людям присутствовать в зале»...

— Как можно умудриться при создании видимости полной «прозрачности» власти, сделать абсолютно недоступной для людей информацию о ее деятельности? Учитесь на примере Белгород-Днестровского, — резюмирует Шихова.

Похожее случилось и на сессии. Отчет городского головы был принят и одобрен минут этак за десять — не более. Из них семь минут использовал по регламенту главный оппонент мэра Григорий Мельниченко, которому не дали договорить ни депутаты, ни статисты. Они и слова не хотели слышать о том, что, если г-ну Даценко и отчитываться, то, скорее, это следует делать в управлении по борьбе с экономическими преступлениями (см. интервью, опубликованное в нашей газете под заголовком «Банда... под названием мэрия» — «Час пик», №16 от 29 апреля 2007 г. — прим. ред.). Они и слова не хотели слышать о том, что мэр города не исполняет своих прямых обязанностей, даже исходя из положений его собственной «пионерской» программы. Они не хотели слышать о том, что отчет городского головы (по словам представителей депутатского меньшинства и общественности города) является насквозь лживым и полностью не соответствует действительности.

Именно для наглядности этого уже непреложного факта, мы сочли необходимым процитировать выдержки из выступления депутата Мельниченко, чтобы жители города узнали правду такой, какой она есть, и руководствовались ею, а не той «развесистой клюквой», которой потчует их мэрия через удобные для нее местные СМИ.

И один в поле воин...

Но вернемся в зал заседаний. Кроме Григория Мельниченко участвовать в обсуждении отчета городского головы желающих не было. Причина проста: оказывается, два дня подряд эту тему обсуждали на специально созванном для этого собрании депутатов с представителями крупного бизнеса города.

— Они провели тем самым две генеральные репетиции, — открывает подноготную Алла Шихова. — На собрании депутатов распределили роли, кто и что будет говорить. А на собрании крупного бизнеса просто договорились о том, что и как должно всех устроить. Я пыталась донести до руководства города: если уж оно так понимает «прозрачность процесса», то разговор нужно вести с руководителями общественных организаций Белгород-Днестровского, представителями малого бизнеса, прежде всего с предпринимателями, работающими на рынке, которые уже сильно пострадали от действий городской власти, а завтра могут просто оказаться без работы.








  • В начале 90‑х, когда начинались реформы, нас уверяли в том, что «рынок все решит». Но рынок не решил…>>>
  • Застройка Молдаванки должна базироваться на нескольких принципах. Во-первых, ключевым должен стать принцип социальной справедливости…>>>
  • Мы живем в самом прекрасном городе на земле — Одессе. Ее воспевают поэты и художники, им восхищаются гости города. Но есть еще Молдаванка и Ближние Мельницы, Ленпоселок и Бугаевка, другие микрорайоны, где не всегда из кранов идет вода, где улицы в дождь превращаются в бурные реки, где далеко не всегда есть то, что называют «благами цивилизации»…>>>
  • Страсти кипят вокруг главной отечественной сиделицы. Восторженные фанаты исступленно требуют ей свободы. Того же домогаются зафрахтованные зарубежные борцы за демократию в Украине. Даже циклические изменения в самочувствии VIP-заключенной ставятся в вину «преступной власти»… На самом же деле циркачам и шоуменам нашей общественной жизни глубоко безразличны права человека, его свободы и сама свобода. Если, конечно, это не касается их самих и их подельников…>>>
  • Статистика для того и создана, чтобы ее искажать в угоду чьим-то интересам. И если бы это была только одна проблема у судебной власти, мы бы жили в правовом государстве, или… (как там его называет наша Конституция?)! Однако, на самом деле у нас такой ворох проблем в судейской системе, что с ними уже никакая реформа не справится, и ни один человек. Во всяком случае, этот «ворох» только разрастается и разрастется, но решать проблемы по существу никто на самом деле не берется…>>>