Час пик
Быстрый переход:




Сергей Гриневецкий: «Жизнь после выборов» | Страница 3






От той же Парламентской Ассамблеи Совета Европы (ПАСЕ) мы уже не ждем рекомендаций по разрешению кризиса. Знаменитая резолюция ПАСЕ, в которой европейское сообщество предлагало свой вариант выхода из кризиса, в том числе, и путем изменения законодательной базы, уже забыта. Все участники политического противостояния действуют вопреки рекомендациям Парламентской Ассамблеи. Президент ПАСЕ Рене Ван дер Линден во время недавнего визита в Украину проявил чудеса дипломатии, давая оценку ситуации в стране и, похоже, был в шоке от происходящего.

Варясь в собственном соку, украинские политики забывают о том, что мир вокруг Украины живет и развивается по своим законам. Достаточно примера с нефтепроводом Одесса-Броды. Только за три весенних месяца по будущему этого проекта было нанесено три серьезных удара. В середине марта между Россией, Грецией и Болгарией было подписано соглашение о строительстве нефтепровода Бургас-Александруполис, а в начале апреля пять европейских стран — Румыния, Сербия, Хорватия, Словения и Италия договорились построить трубопровод от берега Черного моря до Италии, по которому нефть из Каспийского бассейна будет поступать в страны Евросоюза. И, наконец, центральноазиатское турне российского президента Владимира Путина, которое завершилось подписанием коммюнике о строительстве Прикаспийского газопровода и рядом серьезных деклараций в энергетической сфере.

На этом фоне краковский саммит выглядел очевидным провалом, несмотря на оптимистические заявления его участников. Хуже всего то, что создание консорциума может быть в очередной раз отложено на неопределенный срок. Возможно, в названных энергетических проектах больше политики, чем экономики. Возможно, реализация этих проектов — дело не одного года. Но в целом картина выглядит неблагоприятной для Украины. Раньше всех создавшая стратегический нефтепровод, она рискует оказаться в рядах аутсайдеров. И все по одной и той же причине — отсутствии стратегического видения у политической элиты.

На короткий момент внимание Украины было приковано к событиям в Румынии, где состоялся референдум об импичменте президенту страны Траяну Бэсеску. Наблюдатели отмечали схожесть процессов, происходящих у наших соседей с тем, что происходило и происходит в Украине. Но при всей формальной схожести между Украиной и Румынией есть одно существенное различие. Румынская политическая элита и в 2004 году, когда проходили выборы президента и парламента, и в 2007 году едина в отношении своих внешнеполитических приоритетов. Поэтому реакция западного сообщества на то, что происходило в Румынии, существенно отличалась от реакции на украинские события.

Украина сегодня рискует утратить остатки своего влияния на одном из важнейших векторов — южном. Еще два года назад активно обсуждался украинский план по урегулированию приднестровского конфликта. Сегодня этот план, похоже, окончательно забыт. Вместе с тем, именно этот регион мог бы стать одной из важных сфер приложения усилий отечественных политиков.

Аналогичная ситуация и с организацией ГУАМ. Еще, казалось бы, совсем недавно мы являлись свидетелями Киевского саммита Украины, Грузии, Молдовы и Азербайджана, на котором этот консультативный форум трансформировался в Организацию за демократию и экономическое развитие — ГУАМ. После него стали говорить о претензиях Украины на региональное лидерство в Черноморском регионе. Обсуждались проекты «Придунайского энергетического моста» и перспективы развития транспортных коммуникаций, вырабатывалась совместная позиция по разрешению «замороженных» конфликтов. Где сегодня все это?

Если события будут и дальше развиваться теми же темпами, то Украина не только перестанет играть роль субъекта мировой политики, она перестанет представлять собой интерес даже в качестве объекта для других государств. Негативные сигналы уже поступают. Визиты Президента Украины в Италию и Великобританию не состоялись.







  • Через пять дней после принятия этого Закона, Верховная Рада, снова по инициативе Сергея Гриневецкого приняла Заявление «Безъядерному статусу Украины — реальные гарантии»…>>>
  • В начале 90‑х, когда начинались реформы, нас уверяли в том, что «рынок все решит». Но рынок не решил…>>>
  • Здравоохранению нужен прозрачный механизм финансирования. Прежде всего, нужно определить четкий перечень гарантированных государством медицинских услуг, например, неотложную медпомощь и помощь на первичном уровне. Может быть, стоит найти новые механизмы финансирования здравоохранения…>>>
  • Ситуация с украинской нефтепереработкой напоминает известный стишок про десять негритят. Правда, на заре независимости полноценно работающих нефтеперерабатывающих заводов в Украине было не десять, а шесть, но сути дела это не меняет. Как и в случае с негритятами, НПЗ последовательно прекращают свою жизнедеятельность…>>>
  • Сознание человека в обществе потребления, блокирует любую информацию, в которой не заложен элемент материальной прибыли, проще говоря, «бесплатно размышлять» никто уже не будет, а вот за деньги, такие люди, согласны будут размышлять в любом указанном направлении. «Бухгалтерское мышление» — так удачно назвала этот феномен президент Литвы Даля Грибаускайте, разрушает общество, а ведь общество — это фундамент государства…>>>