Час пик
Быстрый переход:




Гладко на бумаге, да забыли про овраги | Страница 1




Ринат Ахметов, за год увеличил свои капиталы на 30 процентов (они достигли 15,6  млрд. долларов). Не обеднели и другие долларовые миллиардеры  — представители олигархических кланов (их в этой политической силе 8 с общим капиталом в 17, 9  млрд. долларов). В БЮТ  — тоже восемь (их капитал  — 6, 27  млрд. долларов).

Как оценить происходящее в стране? О чем на самом деле договорилась «тройка» на Троицу? Какова обстановка сегодня на правовом и политическом поле? Что нам следует ждать от выборов, если они все-таки состоятся?

С этими вопросами мы обратились к одному из руководителей общественно-политической организации «Украинский Форум», нашему постоянному автору Георгию Корнеевичу Крючкову с просьбой дать интервью для газеты «Час пик».


Г. Крючков. Скажу откровенно: из-за нехватки информации (вряд ли кто-то точно знает, о чем говорят на своих встречах по пять-шесть часов Президент и Премьер-министр) сложно дать оценку тому, что произошло после «встречи трех», опубликования их «Общего заявления» и нового президентского Указа

Что это было — проявление искреннего стремления (хотя, как выяснилось, не совсем удачного) урегулировать крайне опасную ситуацию в условиях, когда страна была буквально за полшага от бездны? Или заговор лидеров, каждый из которых преследовал свои цели и стремился обойти партнеров? Впрочем, высказывались и еще более экзотические оценки...

Корр. Как вы оцениваете происходящее?

Г. Крючков. Случилось то, что случилось, и это, на мой взгляд, не украшает ни одного из высоких фигурантов политического процесса. Все они в глазах общества проиграли.

Разделяю мнение тех, кто отмечает влияние внешних факторов. Опасная и позорная ситуация сложилась вокруг Генеральной прокуратуры, к помещению которой предварительно, еще до обнародования (а, возможно, и подписания) сомнительных в правовом отношении президентских Указов об освобождении и назначении Генерального прокурора (Указов, которые могли вступить в силу лишь после решения Верховной Рады) были подтянуты десятки, а то и, как говорят, сотни бойцов Управления государственной охраны (в форме и без формы). Действия в ответ Министерства внутренних дел, лобовое столкновение (которое, к счастью, обошлось без кровопролития) вооруженных представителей двух силовых структур, подтягивание в Киев из регионов отрядов внутренних войск  — все это испугало не только Европу: сразу прозвучали заявления из Вашингтона, европейских институций. А для украинских «свідомих» слово заокеанского хозяина весит намного больше, чем воля собственного народа, судьба Украины, ее национальные интересы.

Так появилось «Общее заявление», которое хотели выдать чуть ли не за «документ исторического значения», еще одно «убедительное свидетельство зрелости украинской демократии».

Но, как говорят, «гладко было на бумаге, да забыли про овраги, а по ним ходить». Это показал последующий ход событий — прежде всего, попытка реализовать «договоренность трех», рассмотрение этого вопроса распущенной Президентом Верховной Радой, которой он «милостиво позволил» собраться на два дня, потом прибавил день и еще один (в Одессе о таком говорят, что это уже даже не смешно), чтобы народные депутаты проголосовали навязываемые им решения.

Корр. Думается, нам следует констатировать окончательный украинский феномен: правовое поле в стране исчезло, а хаос стал формой правления в государстве...

Г. Крючков. Трудно с этим не согласиться. «Общее заявление» и изданный 29  мая президентский Указ вызвали больше вопросов, чем дали ответов. Они не только фактически освятили беззаконие, начало которому положили Указы Президента от 4 и 26  апреля, но и создали несколько очень опасных прецедентов — такие себе «украинские ноу-хау», которые компрометируют наше государство.

Оказывается, Украине не нужен суд конституционной юрисдикции: можно обходиться без выписанной в Основном законе единственно возможной легитимной процедуры оценки конституционности актов Президента, законов, решений Правительства. Можно вообще игнорировать и даже разваливать Конституционный Суд и, как результат,  — тем самым соглашаться с беззаконием и произволом. И это при том, что все фигуранты политического процесса заявляли, что согласятся с решением Конституционного Суда, каким бы оно ни было.








  • Нужно искать новую эффективную модель, чтобы не превращать райадминистрации в отделы по переписыванию бумаг… Стране нужна дальнейшая реформа власти, в первую очередь, власти на местах…>>>
  • В качестве первого заместителя председателя Комитета Верховной Рады по вопросам национальной безопасности и обороны Сергей Гриневецкий инициировал ряд законов и депутатских запросов, направленных на улучшение социальной защиты военнослужащих…>>>
  • В начале 90‑х, когда начинались реформы, нас уверяли в том, что «рынок все решит». Но рынок не решил…>>>
  • Страсти кипят вокруг главной отечественной сиделицы. Восторженные фанаты исступленно требуют ей свободы. Того же домогаются зафрахтованные зарубежные борцы за демократию в Украине. Даже циклические изменения в самочувствии VIP-заключенной ставятся в вину «преступной власти»… На самом же деле циркачам и шоуменам нашей общественной жизни глубоко безразличны права человека, его свободы и сама свобода. Если, конечно, это не касается их самих и их подельников…>>>
  • Неся бремя объективного аналитика и наблюдателя за нашей судебной системой, мы все чаще приходим к печальному выводу, что «черные мантии» — главные фигуранты в сомнительных делах, когда права человека растаптывают, буква закона попирается, а судебное решение несовместимо с понятием справедливости. «Раздутый миф» об «успехах» реформирования судебной власти является ярчайшим примером подлинного кощунства по отношению к праву в целом и его судебной системе, в частности. Классический тому пример — дело Н. Х. Кошура…>>>