Час пик
Быстрый переход:




Сергей Гриневецкий: «Я не хочу нравиться, я хочу быть понятым» | Страница 1




Хорошо, что в стране нет «ядерного чемоданчика», а то бы вначале какой-нибудь районный суд принял решение передать его в пользование оппозиции, затем апелляционный суд передал бы его коалиции, а потом направили бы по этому поводу представление в Конституционный Суд...

Можно говорить, как минимум, о четырех негативных тенденциях, которые характеризуют нынешнюю экономическую ситуацию. Во-первых, это ползучий рост цен; во-вторых, — дальнейший рост негативного сальдо во внешней торговле; в-третьих, — возобновление криминальных разборок и криминального передела; в-четвертых, — стремление правительства продать высокорентабельные государственные предприятия, такие как «Укртелеком» и Одесский припортовый завод.

Это интервью дал газете «2000» заместитель председателя Народной партии, лидер фракции Народной партии «Народная инициатива» в Одесском областном совете Сергей Гриневецкий. С согласия автора публикуем его полностью.

— Сергей Рафаилович, сначала о наболевшем. В том, что выборы, несмотря ни на что, будут, не сомневается сейчас почти никто. Вопрос, изменят ли они что-то в стране. Вы неоднократно писали в своих статьях, говорили о том, что для нормализации обстановки необходим целый ряд реформ, в том числе реформа Конституции. Сейчас, похоже, об этом речи не идет. Почему так, и чем это чревато для государства и общества?


— Знаете, глядя на все происходящее, мне вспоминается старый одесский анекдот: «Городские музыканты поехали халтурить на сельскую свадьбу. Первый стол прошел — ничего, второй стол — тоже ничего. После третьего подходит к ним местный интеллигент и говорит: «Мужики, что-то у вас трио какое-то странное — два барабана и скрипка». Один музыкант говорит другому: «Ну что, Нюма? Что я вам говорил? И нужен был нам тот скрипач?».

Это я к тому, что уж очень похоже на этих музыкантов наше украинское трио, которое договорилось в ночь на Троицу. И у каждого читателя — свой «скрипач»...

А если серьезно, то давайте вспомним, как все начиналось. А начиналось все с того, что практически все наши, выражаясь научным термином, «субъекты политического процесса» признали, что Конституция несовершенна, «украинский велосипед» — парламентско-президентская республика, «ездить» не может. Следовательно, надо менять правила игры. Создали, помнится, и рабочую группу по подготовке нового проекта Конституции.

Но чем больше разворачивался кризис, тем меньше вспоминали о Конституции. Вернее, вспоминали, но совсем в ином ключе.

А все почему?

Во-первых, потому что Конституцией откровенно стали пользоваться как прикладным документом. Надо что-либо обосновать, приводят статьи Основного Закона. И не важно, что эти статьи, образно говоря, «притянуты за уши». Важно, чтобы их было побольше. Кроме того, стало выгодно ссылаться на одни статьи и абсолютно игнорировать другие. Понадобилось Президенту в первый раз распустить Верховную Раду, сослался на 83-ю статью Конституцию, договорились со спикером и премьером — уже ссылаются на 82-ю. Понадобилось бы еще раз пересмотреть дату выборов, нашли бы еще какую-нибудь.

Во-вторых, совместными усилиями был устранен орган, призванный быть главным арбитром в споре — Конституционный Суд. То есть, формально он есть, но есть очевидные сомнения в его беспристрастности и авторитете. А раз некому толковать Конституцию, то и использовать ее можно, как вздумается.

Кстати, хорошо еще, что в стране нет «ядерного чемоданчика», а то бы вначале какой-нибудь районный суд принял решение передать его в пользование оппозиции, затем апелляционный суд передал бы его коалиции, а затем направили бы по этому поводу представление в Конституционный Суд.

В конечном итоге, если бы наши ведущие политики были последовательны, то они бы пошли на роспуск Верховной Рады по Конституции. Ну, если исходить из того, что премьер и спикер согласились уже на 30 сентября, то тогда дайте команду депутатам из коалиции — всем на месяц разъехаться по городам и весям с отчетами, причем безвылазно — для встреч с избирателями. Оппозиция и так не ходит на заседания. Верховная Рада в течении тридцати дней одной очередной сессии не может начать пленарные заседания, и в силу вступает та самая 90-я статья Конституции, дающая право Президенту на роспуск Верховной Рады.








  • Еще в 2006 году Сергеем Гриневецким была выдвинута идея разработки Государственной программы спасения и развития одесских лиманов — Хаджибеевского, Куяльницкого, Большого Аджалыкского, Аджалыкского и Тилигульского. Этот проект получил самую широкую поддержку со стороны ученых, экологов, общественности…>>>
  • Нужно искать новую эффективную модель, чтобы не превращать райадминистрации в отделы по переписыванию бумаг… Стране нужна дальнейшая реформа власти, в первую очередь, власти на местах…>>>
  • Мы живем в самом прекрасном городе на земле — Одессе. Ее воспевают поэты и художники, им восхищаются гости города. Но есть еще Молдаванка и Ближние Мельницы, Ленпоселок и Бугаевка, другие микрорайоны, где не всегда из кранов идет вода, где улицы в дождь превращаются в бурные реки, где далеко не всегда есть то, что называют «благами цивилизации»…>>>
  • Представителям Фемиды из Приморского райсуда Одессы мы посвятили не одну публикацию. Причем, как догадывается читатель, эти публикации были отнюдь не из самых приятных. Но, увы, «маємо те, що маємо». Причем, как правило, это — тотальное нарушение закона, с которым мы сталкиваемся всякий раз, чем и вызвано обилие наших публикаций…>>>
  • Вступление в ЕС многим в Украине кажется сродни вхождению в Царство Божие. В то же время нынешний кризис, в который все глубже погружается европейская экономика, заставляет в этом усомниться. Особенно интересно для нас посмотреть на судьбу стран, которые вступили в ЕС сравнительно недавно…>>>