Час пик
Быстрый переход:




Сергей Гриневецкий: «Я не хочу нравиться, я хочу быть понятым» | Страница 1




Хорошо, что в стране нет «ядерного чемоданчика», а то бы вначале какой-нибудь районный суд принял решение передать его в пользование оппозиции, затем апелляционный суд передал бы его коалиции, а потом направили бы по этому поводу представление в Конституционный Суд...

Можно говорить, как минимум, о четырех негативных тенденциях, которые характеризуют нынешнюю экономическую ситуацию. Во-первых, это ползучий рост цен; во-вторых, — дальнейший рост негативного сальдо во внешней торговле; в-третьих, — возобновление криминальных разборок и криминального передела; в-четвертых, — стремление правительства продать высокорентабельные государственные предприятия, такие как «Укртелеком» и Одесский припортовый завод.

Это интервью дал газете «2000» заместитель председателя Народной партии, лидер фракции Народной партии «Народная инициатива» в Одесском областном совете Сергей Гриневецкий. С согласия автора публикуем его полностью.

— Сергей Рафаилович, сначала о наболевшем. В том, что выборы, несмотря ни на что, будут, не сомневается сейчас почти никто. Вопрос, изменят ли они что-то в стране. Вы неоднократно писали в своих статьях, говорили о том, что для нормализации обстановки необходим целый ряд реформ, в том числе реформа Конституции. Сейчас, похоже, об этом речи не идет. Почему так, и чем это чревато для государства и общества?


— Знаете, глядя на все происходящее, мне вспоминается старый одесский анекдот: «Городские музыканты поехали халтурить на сельскую свадьбу. Первый стол прошел — ничего, второй стол — тоже ничего. После третьего подходит к ним местный интеллигент и говорит: «Мужики, что-то у вас трио какое-то странное — два барабана и скрипка». Один музыкант говорит другому: «Ну что, Нюма? Что я вам говорил? И нужен был нам тот скрипач?».

Это я к тому, что уж очень похоже на этих музыкантов наше украинское трио, которое договорилось в ночь на Троицу. И у каждого читателя — свой «скрипач»...

А если серьезно, то давайте вспомним, как все начиналось. А начиналось все с того, что практически все наши, выражаясь научным термином, «субъекты политического процесса» признали, что Конституция несовершенна, «украинский велосипед» — парламентско-президентская республика, «ездить» не может. Следовательно, надо менять правила игры. Создали, помнится, и рабочую группу по подготовке нового проекта Конституции.

Но чем больше разворачивался кризис, тем меньше вспоминали о Конституции. Вернее, вспоминали, но совсем в ином ключе.

А все почему?

Во-первых, потому что Конституцией откровенно стали пользоваться как прикладным документом. Надо что-либо обосновать, приводят статьи Основного Закона. И не важно, что эти статьи, образно говоря, «притянуты за уши». Важно, чтобы их было побольше. Кроме того, стало выгодно ссылаться на одни статьи и абсолютно игнорировать другие. Понадобилось Президенту в первый раз распустить Верховную Раду, сослался на 83-ю статью Конституцию, договорились со спикером и премьером — уже ссылаются на 82-ю. Понадобилось бы еще раз пересмотреть дату выборов, нашли бы еще какую-нибудь.

Во-вторых, совместными усилиями был устранен орган, призванный быть главным арбитром в споре — Конституционный Суд. То есть, формально он есть, но есть очевидные сомнения в его беспристрастности и авторитете. А раз некому толковать Конституцию, то и использовать ее можно, как вздумается.

Кстати, хорошо еще, что в стране нет «ядерного чемоданчика», а то бы вначале какой-нибудь районный суд принял решение передать его в пользование оппозиции, затем апелляционный суд передал бы его коалиции, а затем направили бы по этому поводу представление в Конституционный Суд.

В конечном итоге, если бы наши ведущие политики были последовательны, то они бы пошли на роспуск Верховной Рады по Конституции. Ну, если исходить из того, что премьер и спикер согласились уже на 30 сентября, то тогда дайте команду депутатам из коалиции — всем на месяц разъехаться по городам и весям с отчетами, причем безвылазно — для встреч с избирателями. Оппозиция и так не ходит на заседания. Верховная Рада в течении тридцати дней одной очередной сессии не может начать пленарные заседания, и в силу вступает та самая 90-я статья Конституции, дающая право Президенту на роспуск Верховной Рады.








  • Когда в 2005 году мы шли на выборы в местные советы, мы первые подняли вопрос о Хаджибеевском, Куяльницком, Григорьевском, Тилигульском лиманах — вообще о системах лиманов вокруг Одессы и их критическом состоянии. На нас тогда смотрели с удивлением, дескать, «Зачем им это нужно?!». А мы понимали, зачем. Мы знаем, что представляет собой этот природный ресурс, какое это богатство, и как мы не умеем им нормально распорядиться…>>>
  • По просьбам одесситов мне неоднократно приходилось выступать с депутатскими обращениями по вопросам работы ЖКХ к органам власти, как центральным, так и местным. И вывод, к которому я пришел, очевиден. Главная задача — сформировать такие условия, когда коммунальные предприятия сами будут бороться за своего потребителя, стремясь предоставить ему качественные услуги…>>>
  • «Безопасный город» — один из ключевых пунктов программы Сергея Гриневецкого. Являясь первым заместителем председателя Комитета Верховной Рады по вопросам национальной безопасности и обороны, он видит эту проблему как профессионал, системно, определяя ключевые факторы жизнеобеспечения города. Здесь и качество продуктов питания, и качество воды, и санитарная гигиена, и соблюдение ПДД...>>>
  • Украинский суд, как показывает практика, — не просто самый несправедливый в мире. Он еще и проявляет завидный правовой нигилизм. То есть сам суд, как бы призванный строжайшим образом следить за соблюдением законов, на эти же нормы закона банально плюет…>>>
  • Если у вас захотят отнять жилье, не имея на то убедительных и документально подтвержденных оснований, совсем не обязательно, что вас защитит суд. Может случиться и наоборот: суд примет в производство дело, не имея никаких оснований для возбуждения производства. И вы проиграете в этом неправедном суде. А того факта, что судья наплевал и на ваши права, и на саму букву закона, никто не заметит. Ни в апелляционной инстанции, ни в Высшем суде. Называется это одним именем — произвол. Но это — не просто реалии наших будней. Это — «картинка с натуры»… >>>