Час пик
Быстрый переход:




Завтра была война | Страница 1




И под старость, юность вспоминая, -

Возвратись ко мне, — проговорю. –

Возвратись ко мне опять такая,

Я такую трижды повторю.

Повторю со всем страданьем нашим,

С той любовью, с тою сединой,

Яростную, горькую, бесстрашную –

Молодость, крещеную войной.

Название этого материала — не плагиат. Это — дань признания талантливым произведениям — фильму Юрия Кары «Завтра была война» и одноименной повести Бориса Васильева, по которой он был снят.

И хотя фильм вышел в 1987 году, в самый разгар массового обнародования правды о сталинских временах и новых попыток ее осмысления, хотя он вовсе не о войне, а о репрессиях и их морально-этических последствиях — в фильме, как и в этом очень точном названии, удачно создано предвоенное состояние большой страны. Ни одного военного кадра — только (в самом конце) имена погибших в разные годы войны одноклассников — но зрителю становится до щемящей боли понятна та грань, которая разделила время: до и после четырех утра 22 июня...

Действительно, произошел некий метафизический феномен. До 22 июня страна жила мирной жизнью, и жизнь эта, скажем так, была разная. Но в этот страшный день произошел мгновенный подъем народного духа, массовый выброс пассионарной энергии, которого история еще не знала. На этом духовном подъеме страна прожила долгих четыре года, а затем он продолжился и в послевоенное время, иначе — как было отстроить разрушенную жизнь?

Кто бы что ни говорил — что причиной всему тоталитаризм и культ личности, что шли умирать «за Сталина» — этот феномен подъема народного сознания стал историческим фактом и никогда не будет понят никакими, даже самыми скрупулезными и добросовестными, западными исследователями. Только потому, что они не являются носителями нашего духа.

Это была настоящая реальность

«...В ранний предрассветный час 22 июня 1941 года ночные наряды пограничников, которые охраняли западные государственные рубежи, заметили странное небесное явление. Там, впереди, за пограничной чертой, над захваченной гитлеровцами территорией Польши, на западном крае чуть светлеющего предутреннего неба, среди уже потускневших звезд самой короткой летней ночи, вдруг появились какие-то новые невиданные звезды. Непривычно яркие и разноцветные, как огни фейерверка, они не стояли неподвижно, но медленно и безостановочно плыли сюда, к востоку, прокладывая свой путь среди гаснущих ночных звезд. Они усеяли собой весь горизонт, сколько видел глаз, и вместе с их появлением оттуда, с запада, донесся рокот множества моторов...». Так начинается повесть С. Смирнова «Брестская крепость». И далее автор так описывает настроение первых дней войны:

«Гнетущее, тяжелое чувство охватывало воинов, отходивших с оружием в руках на восток. Каждый шаг назад болью отдавался в сердце; проходя через города и деревни, нестерпимо стыдно было глядеть в глаза женщин и детей, с немым вопросом, с надеждой и мольбою смотревших на своих защитников. С каждым шагом назад все сильнее давило душу свинцовое ощущение неотвратимой и грозной беды, нависшей над Родиной и народом, над родными и близкими людьми. С каждым метром отданной врагу земли все горячей вскипала в сердце ненависть к захватчикам. И все эти чувства — горечь и боль, стыд и раскаяние, ненависть и тревога, — как в огненной печи, медленно и постепенно переплавлялись в душе человека, образуя новый сплав особой твердости — каменное упорство в бою, стальную решимость стоять насмерть и любой ценой остановить врага. Так на горьких путях неудач и поражений возникала в людских сердцах великая, непреклонная воля к победе».

Именно в то время родилась в народе легенда о защитниках Брестской крепости. Именно легенда, потому что основывалась она тогда на рассказах и слухах. То ли принесли ее наши бойцы, пробиравшиеся из глубокого тыла, то ли свидетельствовали пленные немцы, то ли наши летчики-бомбардировщики подтверждали, что пролетая в районе Бреста, они видели внизу вспышки снарядных разрывов — но люди упорно верили: Брестская крепость продолжает сражаться. Передаваемый из уст в уста, этот волнующий слух прошел по всему тысячекилометровому фронту, но проверить его было невозможно: связь с крепостным гарнизоном отсутствовала. Тем не менее, полная волнующей героики, эта легенда была очень нужна людям: в те тяжкие, суровые дни отступления она глубоко проникала в сердца воинов, воодушевляла их, рождала в них бодрость и веру в победу.








  • «Заработная плата — мерило уважения, с которым общество относится к данной профессии». Возможно, этот афоризм американской активистки движения за социальные права в США Джонни Тиллмон и справедлив для стран с развитой рыночной экономикой, но в украинских реалиях он вряд ли найдет подтверждение на практике…>>>
  • Народный депутат Сергей Гриневецкий за период своей деятельности в Верховной Раде с ноября 2007 года подготовил и направил 88 депутатских запросов…>>>
  • В начале 90‑х, когда начинались реформы, нас уверяли в том, что «рынок все решит». Но рынок не решил…>>>
  • Герои «аспектов» — это судьи, которые напрочь забыли о существовании судейской присяги, игнорируют ее, тем самым порочат свой статус и дают нам неисчерпаемый источник фактов, позволяющих доказывать: кривосудие существует!..>>>
  • Неся бремя объективного аналитика и наблюдателя за нашей судебной системой, мы все чаще приходим к печальному выводу, что «черные мантии» — главные фигуранты в сомнительных делах, когда права человека растаптывают, буква закона попирается, а судебное решение несовместимо с понятием справедливости. «Раздутый миф» об «успехах» реформирования судебной власти является ярчайшим примером подлинного кощунства по отношению к праву в целом и его судебной системе, в частности. Классический тому пример — дело Н. Х. Кошура…>>>