Час пик
Быстрый переход:




В ближайшее время не сползем... | Страница 1




Берега Черного моря в районе Одессы — непростое место для строительства. Фактически люди живут в зоне потенциальных оползней. Дабы предотвратить катастрофу, в свое время была создана целая система берегозащитных сооружений с разветвленной сетью дренажа. Теперь же, в погоне за быстрыми деньгами, про оползни как-то позабыли. И мэрия и соответствующие службы выдают разрешения на строительство там, куда раньше был запрещен въезд даже легковых автомобилей. Существует реальная опасность сползания новых симпатичных домиков поближе к полосе прибоя.

Однако оставим пока проблему недобросовестного землеотвода и попробуем подойти к вопросу с научной точки зрения.

Наш корреспондент встретился с заведующим кафедрой инженерной геологии и гидрогеологии Одесского Национального Университета доктором геолого-минералогических наук, профессором Евгением Черкезом и попросил его ответить на ряд вопросов, интересующих наших читателей.


Прежде всего, какие основные проблемы, связанные с геологией нашего региона, вы могли бы выделить?

— Одесса — целый «букет» инженерно-геологических проблем. Однако, не вдаваясь в научные подробности можно выделить несколько наиболее проблемных аспектов, среди которых оползневая тема; подтопление города за счет подъема уровня грунтовых вод, спровоцированное деятельностью самого человека; наличие подземных выработок и сейсмичность региона. Причем последний аспект, то есть сейсмичность, стоит выделить отдельно, поскольку именно это оказывает большое влияние на экономические, социальные и другие характеристики региона.

Вопрос серьезный, и на нем хотелось бы остановиться подробнее.

— С февраля 2007 года введен новый нормативный документ, так называемые «Государственные Нормы по сейсмичности», согласно которым наш город изменил свое положение с шестибальной на семибальную зону сейсмичности. Речь в данном случае идет о том, что называется фоновой или нормативной сейсмичностью. Это означает, что в случае проявления наиболее сильного глубокофокусного землетрясения в той зоне, в которой они генерируются, например, в районе Карпат, в нашем городе колебания будут ощущаться, максимум, на уровне семи баллов. Этому есть несколько исторических примеров: так в 1842-м и в 1941-м годах сила колебаний доходила до такой отметки.

Несмотря на это, возможно также и локальное увеличение сейсмичности за счет местных условий — таких как водонасыщенность, наличие рыхлых пород, а также рельеф местности. Все это говорит о том, что при нынешнем состоянии нашей территории в городе не может быть землетрясения интенсивнее семи баллов. При этом большое влияние на среду оказала деятельность человека. Это образование выработок, поднятие уровня грунтовых вод и т. д. Все это привело к ослаблению природной зоны нашего региона, что неизбежно повлечет за собой реакцию с более сильным негативным эффектом. Иными словами, семь баллов для нас — это нормативная сила возможного землетрясения, действительную же силу предугадать сегодня очень трудно.

Как обстоят дела с противооползневыми укреплениями берегов?

— В городе, в прибрежной зоне построено большое количество противооползневых сооружений. Так, в конце 60-х годов была построена первая очередь защитного комплекса Ланжерон — Аркадия. Несколько позже была построена вторая очередь от Аркадии до мыса Большой Фонтан.

Сам комплекс несет нагрузку по устранению всех факторов, влияющих на образование оползней. Основным таким фактором можно назвать, конечно же, размывание берега волноприбоем, в результате действия которого часть берега отмывается, за счет чего возрастает крутизна склона, вызывающая так называемый рост внутренних усилий. Эти усилия превышают плотность пород, в результате чего и формируется оползень. Именно по такой схеме идет образование такого, казалось бы, сложного природного явления, несущего за собой неизбежный отрицательный эффект.

Что касается размеров обрушений берега, то благодаря укрепительным сооружениям произошли всего лишь два крупных схода породы. Это небезызвестные Лермонтовский оползень 1953 года, имевший протяженность 2 километра и Чкаловский оползень 1963 года.








  • Еще в 2006 году Сергеем Гриневецким была выдвинута идея разработки Государственной программы спасения и развития одесских лиманов — Хаджибеевского, Куяльницкого, Большого Аджалыкского, Аджалыкского и Тилигульского. Этот проект получил самую широкую поддержку со стороны ученых, экологов, общественности…>>>
  • Изношенные сети — это проблема не только Одессы. Она уже давно обрела масштаб национального бедствия…>>>
  • В начале 90‑х, когда начинались реформы, нас уверяли в том, что «рынок все решит». Но рынок не решил…>>>
  • Ситуация с украинской нефтепереработкой напоминает известный стишок про десять негритят. Правда, на заре независимости полноценно работающих нефтеперерабатывающих заводов в Украине было не десять, а шесть, но сути дела это не меняет. Как и в случае с негритятами, НПЗ последовательно прекращают свою жизнедеятельность…>>>
  • Если у вас захотят отнять жилье, не имея на то убедительных и документально подтвержденных оснований, совсем не обязательно, что вас защитит суд. Может случиться и наоборот: суд примет в производство дело, не имея никаких оснований для возбуждения производства. И вы проиграете в этом неправедном суде. А того факта, что судья наплевал и на ваши права, и на саму букву закона, никто не заметит. Ни в апелляционной инстанции, ни в Высшем суде. Называется это одним именем — произвол. Но это — не просто реалии наших будней. Это — «картинка с натуры»… >>>