Час пик
Быстрый переход:




Забота о... геноциде | Страница 3






— Спустя несколько лет после остановки реакторов на Чернобыльской АЭС (чистейшей воды политическое решение), я попал под сокращение и находил всевозможные способы заработать, — рассказывает Федор. — В конце концов, нанялся на работу в российскую фирму, которая вводит в эксплуатацию первый блок атомной электростанции в Иране — это уже серьезно. Меня наняли в качестве начальника одного из цехов АЭС. Хозяйство огромное, сложное и важное. Это, конечно, вызывает определенную гордость, но, тем не менее, есть опасения. Дело в том, что по настоянию иранских руководителей на завершение монтажа некоторого оборудования россияне заключили договор с иранской фирмой, которая этим никогда ранее не занималась. Меня очень беспокоит отсутствие специально обученного персонала, слабая общая техническая подготовка, да еще вдобавок персидская ментальность (хитрость, лукавство и нерасторопность). Все это может закончиться, мягко говоря, не очень хорошо. Но ничего, вспоминая советы товарища Сухова — «Восток — дело тонкое» — буду «воевать».

Что меня побудило приехать в Иран? Конечно, деньги. Конечно, нежелание понижать планку доходов семьи. Правда, частично присутствовало профессиональное любопытство, желание еще раз применить на практике свои знания.

Половина нашего персонала — это украинцы. В основном, это инженеры и монтажники, ранее работавшие на наших украинских АЭС. Нашего брата здесь почти две с половиной тысячи человек. Помимо украинцев, много россиян и белорусов.

Немного о стране, где я живу. Это исламское государство с вытекающими из этого особенностями. Иран достаточно богат и промышленно развит. Армия хорошо вооружена и обучена — об этом можно судить по постоянно летающим в небе военным самолетам и дисциплинированным военным. Достаточно прагматична внутренняя и внешняя политика со свойственной персам восточной мудростью и хитростью. Иранцы понимают, что обладают крупными запасами нефти и газа, и не думают их быстро распродавать.

Здесь строго соблюдается сухой закон, отсутствуют общепринятые свободы — как в общественной, так и в личной жизни граждан. Кроме этого, страна избегает плодов мировой цивилизации. Отсюда недалеко — рыбацкий поселок Бандарга. Саманные дома за каменными заборами, дворы без особой растительности, грязные улицы, замусоленные дети и женщины в хиджабах (черное с ног до головы одеяние лишь с открытым лицом).

А мы живем в легких домиках с кондиционерами (здесь такое пекло, что без них невозможно), по одному-два человека в комнате. Иранское лето переживаю нормально, оно чем-то напоминает юг Одесщины в самую жаркую пору, но такое пекло здесь стоит месяцами.

Питаемся тем, что приготовим сами. В Иране в основном товары местного производства. Овощи однообразные и не такие вкусные, но свежие и круглый год. Очень много морской рыбы, но она не такая, как наша — на вкус непривычная. Есть креветки, но гораздо крупнее, нежели на Черном море, каждая — с ладошку. А вот пива к ним нет! Местную колбасу есть невозможно. Приготовленная без сала, — это не колбаса. Сало, которого здесь нет в продаже, — основной продукт, который килограммами везут с Украины все, кто едет на работу в Иран.

Ты спрашиваешь, что мы пьем? Водку! Поскольку все люди разные, пьют по-разному. Монтажник удовлетворяется самым примитивным самогоном, сделанным просто, без фантазии. Или спиртом, покупаемым в аптеке (это единственное в Иране заведение, торгующее алкоголем официально, как лекарством). ИТР подходят к процессу более ответственно, есть вообще суперспециалисты: многократно очищают продукт, настаивают на перегородках грецкого ореха и т.д. И лишь немногие делают вино. Как я, например.

С алкогольными напитками здесь следует обращаться осторожно. Боже упаси появиться в пьяном виде за забором — можно загудеть в зиндан (тюрьму), получить 40 палок и большой штраф. Законы здесь очень жесткие. И жестокие. По местному телевидению периодически показывают публичные казни. В центре города осужденного подвешивают на кране. Гораздо мучительнее смерть при избиении палками. После 30-ти палок человек становится калекой, после 70-ти не выдерживает. Рассказывают, несколько лет назад задержали поляка с наркотиками. Не посмотрели, что иностранец — забили палками. Такая же смерть ждет и мужчин с нетрадиционной половой ориентацией.







  • В начале 90‑х, когда начинались реформы, нас уверяли в том, что «рынок все решит». Но рынок не решил…>>>
  • В нашей стране самый высокий уровень налогов на заработную плату, из-за чего предпринимателю просто невыгодно показывать ни количество работающих, ни их легальную зарплату…>>>
  • Изношенные сети — это проблема не только Одессы. Она уже давно обрела масштаб национального бедствия…>>>
  • Представителям Фемиды из Приморского райсуда Одессы мы посвятили не одну публикацию. Причем, как догадывается читатель, эти публикации были отнюдь не из самых приятных. Но, увы, «маємо те, що маємо». Причем, как правило, это — тотальное нарушение закона, с которым мы сталкиваемся всякий раз, чем и вызвано обилие наших публикаций…>>>
  • Эксклюзивный сюжет южненской телестудии «Миг» шокировал весь регион. Корреспонденты телестудии г. Южный после многочисленных звонков выехали в село Кошары, где по убеждению горожан в центре населенного пункта находится несколько «брошенных»… могильных плит…>>>