Час пик
Быстрый переход:




Кому мешает Одесский порт? | Страница 1




Какая забота!

Министр транспорта и связи Украины Николай Рудьковский заявил, что «жители Одессы не хотят дышать химикатами, которые перегружаются в порту как сыпучие грузы». Об этом он сообщил в эфире телеканала «АРТ». По словам министра, Одесса должна развиваться как мощный туристический центр, а порт — наращивать мощности и увеличивать объемы переработки грузов, не нанося вреда экологии города.

«Одесситы хотят видеть свой город современным припортовым центром с развитой инфраструктурой, — сказал Рудьковский. — Мэрия действительно ставит перед собой задачу превратить город в жемчужину моря, чтобы сюда массово приезжали туристы. Я, как министр, всегда буду поддерживать развитие и города и области, уделяя внимание всей транспортной инфраструктуре».

«Беда, коль пироги начнет печи сапожник, а сапоги тачать пирожник».

Эта мудрость из басни дедушки Крылова, актуальна вот уже двести лет, и особенно актуальной стала в современной Украине, где государственным управлением занимаются сегодня все кому не лень. Поводом вспомнить ставшее народной мудростью изречение стал недавний визит в Одессу министра транспорта Николая Рудьковского и его сентенции по поводу судьбы Одесского морского торгового порта.

Последнее время разные слухи ходят об уровне образования министра-социалиста — то ли оно есть, то ли под вопросом его «легитимность». Не стану судить о том, что мне доподлинно неизвестно, только ясно одно — о морехозяйственном комплексе г-н Рудьковский имеет примерно такое же представление, как кондитер — об обувной промышленности.


Суть глубокомысленных рассуждений министра сводится к следующему: дескать, зачем нам порт с его докерами, крановщиками, водителями погрузчиков, инженерами, стивидорами? Гораздо приятнее для глаз созерцать розовощеких банкиров, женоподобных крупье в игорных заведениях и угодливо согнутых лакеев в шикарных отелях. Я ничего не имею против люмпен-пролетариата, но настоящий пролетариат мне почему-то дороже. Да и Одесса без обветренных и пропотевших тружеников моря — не Одесса.

Но мы отвлеклись. Упомянутые отели, правда, еще только предстоит построить, а до этого понадобится смести с лица городской земли склады и эстакады, причалы и подъездные пути, переезды и семафоры, портовые столовые и поликлиники, элеваторы и всевозможные конторы портовых служб...

Только что мы отпраздновали 213-ю годовщину основания города. А порт, как ни крути, старше Одессы — пусть бы даже и на один день. Сначала забили сваю для первого причала, а уже потом стали строить дома. Отсюда главное: уничтожить порт — значит растоптать память основателей города Екатерины Великой, Дерибаса и Деволана, Ришелье и Ланжерона, Потемкина и Воронцова.

Интересен такой малоизвестный факт. Оказывается, герцог Ришелье во время войны с турками, обеспокоенный запустением одесского порта, съездил в 1808 году в Петербург и добился беспрепятственного захода в Одессу «вражеских» турецких торговых кораблей. Война войной, а бизнес страдать не должен был.

За всю историю человечества торговые пути — сухопутные и морские — служили процветанию городов, расположенных по их следованию. До новой эры — это Сидон, Тир и Карфаген на Средиземном море, Афины в Древней Греции, Остия в Римской империи. В средние века благодаря великим географическим открытиям возникают большие порты в Голландии, Испании, Англии. В России первые крупные порты были основаны при Петре I, яром стороннике европейской ориентации страны: Таганрогский, Петербургский, Петровский (ныне — Махачкала).

Украина, хотя и лишилась крупнейшей в мире судоходной компании, каковой было ЧМП, остается пока морской державой благодаря, главным образом, двадцати морским портам, самые успешные из которых Одесса и ее спутники — Южный и Ильичевск. При годовой переработке грузов во всех портах Украины, составляющей 110 миллионов тонн, на Одесский порт приходится их третья часть (а вместе с Южным и Ильичевском — две трети!).








  • «Заработная плата — мерило уважения, с которым общество относится к данной профессии». Возможно, этот афоризм американской активистки движения за социальные права в США Джонни Тиллмон и справедлив для стран с развитой рыночной экономикой, но в украинских реалиях он вряд ли найдет подтверждение на практике…>>>
  • В начале 90‑х, когда начинались реформы, нас уверяли в том, что «рынок все решит». Но рынок не решил…>>>
  • Теперь молодым приходится рассчитывать только на себя, в лучшем случае — на помощь родителей. И в вопросе жилья также. Накануне экономического кризиса Украина переживала строительный бум. Но он не решил жилищной проблемы…>>>
  • В иные времена о таких людях писали очерки, потому что на них земля наша держится — не на «дерзких» и «сильных», с ярко выраженным «хватательным» инстинктом, а на таких вот «незаметных» тружениках и труженицах, тихо делающих свое дело, и так же незаметно создающих общественные блага… Поклониться бы ей — за это ее чистое и светлое служение обществу. Так нет же! Именно по этому — самому драгоценному — и был нанесен жестокий и страшный удар…>>>
  • Вступление в ЕС многим в Украине кажется сродни вхождению в Царство Божие. В то же время нынешний кризис, в который все глубже погружается европейская экономика, заставляет в этом усомниться. Особенно интересно для нас посмотреть на судьбу стран, которые вступили в ЕС сравнительно недавно…>>>