Час пик
Быстрый переход:




Реформа, которой не хочет центр | Страница 1




На Одесщине есть села, где на прекрасных пахотных землях буйствует дикорастущий кустарник. Обанкротившиеся кооперативы, разруха, брошенные дома. Но тем контрастнее смотрится Старая Некрасовка, что в Измаильском районе, куда мы сегодня держим путь.

Офис базового предприятия обнесен кованой оградой Фонтан, декоративные кусты, орнаментом выложенные дорожки. Припаркован джип — служебная машина агронома. И объявление: «Закрывайте дверь — работает кондиционер».

Каким же образом Владимир Денисович Выдобора, руководитель агрокомпании «Свобода», заслуженный работник сельского хозяйства, Герой Украины провел в своем селе аграрную реформу? Какую он выбрал стратегию и тактику?


— Давай сделаем так, — распорядился с порога Владимир Денисович. — Сначала ты посмотришь наши производственные участки. Поговоришь с людьми — они все объяснят, выскажут свое мнение. Потом мы встретимся — я покажу тебе несколько хороших книг. А выводы уже сделаешь сама.

И вот я — на одном из полевых станов «Агрокомпания «Свобода». Начальник цеха Николай Григорьевич Берило, продемонстрировав безупречные, как на параде шеренги комбайнов, тракторов, сельхозинвентаря и дождевалок, ведет по тенистой аллее, увитой виноградником, к бригадному домику.

— А здесь у нас идут лекции с механизаторами, — начальник цеха приоткрыл дверь.

За столами в три ряда сидели взрослые мужчины, что-то записывая в тетрадки. У доски главный агроном Анатолий Григорьевич Черниченко увлеченно отстукивал мелком длиннющую формулу из органической химии.

— Наше хозяйство начало поэтапный переход от традиционной технологии обработки почвы плугом к ресурсосберегающему земледелию на основе системы «No-till», — прикрыв дверь, стал объяснять Берило. — Эта технология уже применяется практически на всех континентах, ее начали осваивать в России и Казахстане. Первое опытное хозяйство в Украине появилось в Синельниковском районе Днепропетровской области, куда мы ездили за опытом.

Наверное, коль механизаторы слушают курс лекций, это в двух словах сложно объяснить. Но все-таки, в чем суть?

— Обработка поля плугом наносит непоправимый вред почвенной микрофлоре, усиливает деградацию гумуса. По системе «No-till» в ходе уборки пожнивные остатки измельчаются и равномерно распределяются по полю — формируется почвозащитное покрытие. Активизируется почвенная микрофлора, что способствует возобновлению плодородного слоя, а в перспективе — повышению урожайности культур. Посев проводится по пожнивным остаткам с минимальным нарушением структуры почвы. Конечно, чтобы внедрить эту технологию, необходимо приобретать соответствующую технику, очень дорогостоящую. Но мы на это идем.

Интересно. В последние десятилетия урожайности добиваются проще: кидают побольше аммиачной селитры.

— Если вы посмотрите статистику, то ужаснетесь: слой гумуса на наших полях катастрофически уменьшается. Какую землю мы оставим своим внукам и правнукам?

Вы смотрите так далеко вперед?

— А на земле иначе работать нельзя!

...Моя «экскурсия» на каждом производственном участке агрокомпании завершалась осмотром бытовых помещений. Скажите, вам приходилось видеть на полевых станах, в бытовках трактористов, евроремонт? И душевые кабинки с горячей водой?

На базе АОЗТ «Агрокомпания «Свобода» часто проходят семинары районного и областного уровня. К Владимиру Денисовичу Выдоборе, к специалистам, которые работают с ним, приезжают учиться. Но давайте послушаем самого Героя Украины.

Владимир Денисович, Вы считаете, что акционерное общество закрытого типа — это панацея от бед?

— Если проанализировать мировой опыт, то можно сделать вывод: такая форма организации труда наиболее устойчива. Если бы еще в государстве действовали нормальные законы... Мы сегодня видим, как захватывают предприятия — бандитизм!

Судя по результатам, реформа в АПК идет неразумно. Вы, как практик, какой ее видите?








  • Когда в 2005 году мы шли на выборы в местные советы, мы первые подняли вопрос о Хаджибеевском, Куяльницком, Григорьевском, Тилигульском лиманах — вообще о системах лиманов вокруг Одессы и их критическом состоянии. На нас тогда смотрели с удивлением, дескать, «Зачем им это нужно?!». А мы понимали, зачем. Мы знаем, что представляет собой этот природный ресурс, какое это богатство, и как мы не умеем им нормально распорядиться…>>>
  • Наш город славен прекрасной архитектурой. Мы гордимся тем, что Одессу строили ведущие архитекторы прошлого. Но, увы, многие из этих зданий находятся в плачевном состоянии. Забота о культурном наследии Одессы всегда являлась приоритетом для Сергея Гриневецкого…>>>
  • Изношенные сети — это проблема не только Одессы. Она уже давно обрела масштаб национального бедствия…>>>
  • На прошлой неделе были осуществлены работы по перезахоронению первых пяти могил с территории аварийного Григорьевского кладбища на новое место. 14 января для проверки качества выполняемых работ на территорию Южненского кладбища, куда и производится перезахоронение умерших, выехала инициативная группа, в состав которой входят родственники и близкие захороненных. Увиденное их поразило…>>>
  • Неся бремя объективного аналитика и наблюдателя за нашей судебной системой, мы все чаще приходим к печальному выводу, что «черные мантии» — главные фигуранты в сомнительных делах, когда права человека растаптывают, буква закона попирается, а судебное решение несовместимо с понятием справедливости. «Раздутый миф» об «успехах» реформирования судебной власти является ярчайшим примером подлинного кощунства по отношению к праву в целом и его судебной системе, в частности. Классический тому пример — дело Н. Х. Кошура…>>>