Час пик
Быстрый переход:




Протестовать не будем? | Страница 1




82-летний Николай Васильевич Лец, ветеран Великой Отечественной войны из Белгород-Днестровского, многое повидал на своем веку. Но он, человек, прошедший все тяготы и испытания войны, голода и разрухи, не мог даже в страшном сне представить того, что с ним может случиться на старости лет. Несмотря на преклонный возраст, Николай Васильевич по-прежнему стремится быть полезным — если не обществу, то своей семье. На городском рынке Белгород-Днестровского он уже почти десять лет арендует павильончик, в котором успешно торгует нехитрым товаром, скооперировавшись с дочкой, зятем, внуком — такой себе семейный подряд — и внося свою посильную лепту в семейный бюджет.

Житейская история

Все шло хорошо, пока на пути ветерана не встретился другой бизнесмен, торгующий на этом же рынке, правда, калибра покрупнее. Василий Никифорович Синичев имеет два магазина в непосредственном соседстве от павильона Николая Васильевича. И это, мягко говоря, не единственный бизнес Василия Никифоровича. Кроме того, «секрет полишинеля» состоит еще и в том, что г-н Синичев является депутатом городского совета от Партии регионов (со всеми вытекающими отсюда последствиями). Вот на этом банальном сюжете и вырос конфликт, в принципе, типичный для нашего времени и для Белгород-Днестровского, в частности.

Когда несколько лет назад предприниматели, работающие на рынке, оформляли документы на выкуп или на аренду своих торговых точек, Николай Васильевич проявил некоторую юридическую некомпетентность и нерасторопность — такой договор не оформил. Впрочем, для человека его уважаемого возраста это объяснимо. Да и директор рынка его в свое время успокоил: дескать, работай, как работал, бог с ними, с формальностями, никуда твоя «точка» не денется.

Наступил момент, когда у Ивана Ивановича возникло желание расширить свою торговлю на рынке и, соответственно, подвинуть, а лучше сказать, «выдавить» своего соседа. Короче, пришел Синичев к ветерану и предложил ему за павильончик 500 у.е. Дед, конечно, в таких делах не особо опытный, но даже он смекнул, что сумма занижена раз эдак в десять. Потому что вновь приобрести торговую точку на городском рынке можно лишь за тысяч тридцать-сорок этих самых у. е. Да и вообще — с какой стати? Николай Васильевич и не собирался продавать свой павильон: место нормальное, клиенты постоянные привыкли, переезжать нет смысла. Не согласился он, в общем.

Но не тут то было. Василий Никифорович  — в фонд приватизации, может там что подскажут? Подсказали. Говорят: у деда договора на аренду нет, а правительство в этом году как раз «норматив» издало — объекты «брошенные», «никем не используемые» приобретать или брать в аренду можно только лишь на конкурсной основе, и никак иначе. Вот вам и «зацепочка».

Не долго думая, объявила власть пресловутый конкурс. Ветеран схватился за голову — какой еще конкурс, при его-то возможностях. Бросился за защитой к мэру Н. Даценко. Тот ведь и раньше обещал ветерану разобраться и подсобить с договором. Вот и сейчас принял уважаемого человека, успокоил — в обиду, дескать, не дадим...

Но «конкурс» никто не отменил, и в назначенный день этот спектакль состоялся. Не станем в подробностях описывать, как изящно и красиво у Николая Васильевича отобрали его павильончик. Так сказать, классика «рейдерского жанра». Было три участника «конкурса»: сам ветеран, г-н Синичев и еще один «подставной» — то ли для приличия, то ли для декорации, то ли для соблюдения формальностей. Был и режиссер — заместитель городского головы Олег Петрович Коваль, который все восклицал в сторону Николая Васильевича: «Как! Вы нам не доверяете?!».

А доверять было проблематично. Даже имея такого опытного режиссера, «участники конкурса» не сумели согласовать детали своих действий, и им пришлось прибегнуть к «ловкому движению рук», то бишь, к фальсификации документов (а попросту — к их подделке) — путем выдворения Николая Васильевича в нужный момент из кабинета. Где уж знать 82-летнему пенсионеру о такой «мелочи» — что вскрытие конверта с результатами «конкурса» должно проводиться исключительно в его присутствии... Одним словом, конкурент, предложив городу в якобы честной конкурсной борьбе денег больше, чем платил ветеран, успешно «отбил» павильончик в свою пользу.








  • Законотворчество — основной приоритет деятельности депутата и одновременно главный итог его пятилетней деятельности в стенах парламента. У народного депутата Сергея Гриневецкого этот итог внушительный: 55 подготовленных законопроектов и 88 депутатских запросов (депутатский запрос — официальное требование народного депутата к органам власти, для направления которого требуется поддержка Верховной Рады)…>>>
  • Мы живем в самом прекрасном городе на земле — Одессе. Ее воспевают поэты и художники, им восхищаются гости города. Но есть еще Молдаванка и Ближние Мельницы, Ленпоселок и Бугаевка, другие микрорайоны, где не всегда из кранов идет вода, где улицы в дождь превращаются в бурные реки, где далеко не всегда есть то, что называют «благами цивилизации»…>>>
  • «Заработная плата — мерило уважения, с которым общество относится к данной профессии». Возможно, этот афоризм американской активистки движения за социальные права в США Джонни Тиллмон и справедлив для стран с развитой рыночной экономикой, но в украинских реалиях он вряд ли найдет подтверждение на практике…>>>
  • Противостояние обострилось до такой степени, что жители Лиманского решили провести акцию протеста — перекрыть проходящую через село железную дорогу. Работникам милиции удалось предотвратить незаконные действия людей, однако «паровой котел» протестного движения грозил взорваться в любой момент. Урегулировать ситуацию попытались Ренийская райгосадминистрация и районное газовое хозяйство. При их участии в конце октября 2011 года противоборствующие стороны достигли компромисса, и появилась надежда на то, что темпы газификации села будут ускорены… С тех пор прошло почти пять месяцев, но проблема лишь усугубилась…>>>
  • Если у вас захотят отнять жилье, не имея на то убедительных и документально подтвержденных оснований, совсем не обязательно, что вас защитит суд. Может случиться и наоборот: суд примет в производство дело, не имея никаких оснований для возбуждения производства. И вы проиграете в этом неправедном суде. А того факта, что судья наплевал и на ваши права, и на саму букву закона, никто не заметит. Ни в апелляционной инстанции, ни в Высшем суде. Называется это одним именем — произвол. Но это — не просто реалии наших будней. Это — «картинка с натуры»… >>>