Час пик
Быстрый переход:




Сам себе «государство» | Страница 1




Вперед, в средневековье!

Натуральное хозяйство (тип хозяйства, при котором продукты труда производятся для удовлетворения потребностей самих производителей, — как правило, одной семьи или небольшой общины) возникло задолго до появления сложной социальной организации и рыночной экономики. Когда наши прародители, устав преследовать оленей и бизонов, перешли к оседлому образу жизни, земледелию и скотоводству, они и не подозревали, насколько долговечным окажется избранный ими путь.

Сегодня, в XXI веке, натуральное хозяйство считается признаком отсталости, своего рода анахронизмом. Однако это мало беспокоит людей, которых родное государство обрекает на нищету и тем самым ставит на грань физического выживания.

Чтобы сбросить с себя зависимость от цен на продукты, инфляции и стагнации, граждане вынуждены сами о себе заботиться. В итоге натуральное хозяйство в наших селах процветает так же, как и сотни лет назад, а городское население обзаводится не только пресловутыми шестью сотками (чем давно никого не удивишь), но и различной живностью. И все же одно дело — иметь огород или курочек как подспорье в условиях города, и другое — получать от натурального хозяйства ОСНОВНЫЕ средства к существованию, зная, что ты «сам себе государство».

Когда Александр Плясан выпустил из родительского «гнезда» трех взрослых дочерей, развелся с женой и потерял работу, он вряд ли предполагал, что все это — неожиданно подкравшийся кризис среднего возраста. Было понятно только одно: обретенная таким путем полная свобода — это пустота и утрата всех прежних жизненных ориентиров.

Но даже в такой ситуации человек продолжает жить и смотреть в будущее.

Так вот кому зайцы косят трын-траву...

Осознав, что теперь он почти не связан с государством ниточками социальных ролей и обязательств, Александр начал привыкать к своей независимости, а точнее — самостоятельно ее обеспечивать. Как оказалось, этого можно добиться даже «подручными средствами». Чтобы обойтись без зарплаты и пособий, достаточно просто выйти за порог собственного дома и проявить немного сноровки.

По меньшей мере, три раза в неделю А. Плясан отправляется на широкую равнину, раскинувшуюся между Рени и селом Долинское. Глядя на Александра, невозможно догадаться о том, что он идет на охоту. При нем нет ни ружья, ни капканов, ни собаки. Его охотничье «снаряжение» ограничивается лишь рюкзаком, который он рассчитывает наполнить таким количеством мяса, которого не смог бы купить на рынке, ежедневно отдавая государству восемь трудовых часов и получая среднестатистическую зарплату.

Охотничьи угодья А. Плясана — это сотни гектаров, занятых огородами (или «фазендами», как стали говорить городские владельцы земельных участков после приснопамятного сериала «Рабыня Изаура»). Казалось бы, на кого вообще здесь можно охотиться, да к тому же без оружия и прочих приспособлений, необходимых для звероловного промысла? На самом же деле эта территория является любимым местом обитания зайцев, лисиц, барсуков и других диких животных, не боящихся соседства с человеком.

Все гениальное просто: А. Плясан ловит свою добычу самыми примитивными петлями, сделанными из тонкого проволочного тросика и расставленными загодя. Их количество достигает 200 штук. Место для каждой петли выбирается очень тщательно, с учетом вероятных «маршрутов» передвижения животных. Что значит «вероятных»? Александр давно понял, что заяц (его основная жертва) наиболее уязвим в тот момент, когда пролазит сквозь дыру или щель в ограде «фазенды», будь то колючая проволока или деревянный заборчик. Охотник вычисляет такие проходы на заячьих тропах, после чего они становятся точками расположения ловушек. Конечно, далеко не всегда удается предугадать, где именно зверек проберется сквозь ограждение или выскочит из него, однако огромное количество петель заставляет теорию вероятности работать на Александра — уж где-нибудь косой непременно попадется.








  • Лифты — проблема любого крупного города. К сожалению, неприятных, а порой и трагичных, ситуаций с лифтами становится все больше, и, по мнению С. Гриневецкого, этот вопрос заслуживает отдельного детального обсуждения…>>>
  • Когда в 2005 году мы шли на выборы в местные советы, мы первые подняли вопрос о Хаджибеевском, Куяльницком, Григорьевском, Тилигульском лиманах — вообще о системах лиманов вокруг Одессы и их критическом состоянии. На нас тогда смотрели с удивлением, дескать, «Зачем им это нужно?!». А мы понимали, зачем. Мы знаем, что представляет собой этот природный ресурс, какое это богатство, и как мы не умеем им нормально распорядиться…>>>
  • Выборы в местные советы должны проходить стопроцентно по мажоритарным округам. Особенно это стало понятно сейчас…>>>
  • Ситуация с украинской нефтепереработкой напоминает известный стишок про десять негритят. Правда, на заре независимости полноценно работающих нефтеперерабатывающих заводов в Украине было не десять, а шесть, но сути дела это не меняет. Как и в случае с негритятами, НПЗ последовательно прекращают свою жизнедеятельность…>>>
  • Если у вас захотят отнять жилье, не имея на то убедительных и документально подтвержденных оснований, совсем не обязательно, что вас защитит суд. Может случиться и наоборот: суд примет в производство дело, не имея никаких оснований для возбуждения производства. И вы проиграете в этом неправедном суде. А того факта, что судья наплевал и на ваши права, и на саму букву закона, никто не заметит. Ни в апелляционной инстанции, ни в Высшем суде. Называется это одним именем — произвол. Но это — не просто реалии наших будней. Это — «картинка с натуры»… >>>