Час пик
Быстрый переход:




Страна поражений | Страница 1




Почему сегодня?

Мы редко прибегаем к перепечаткам из других изданий, тем более, из столь одиозного, как «Украинская правда», тем более, когда в них содержится критика власти теми, кто совсем недавно в составе этой власти был.

Тем не менее, нельзя было не обратить внимание на достаточно острое выступление в указанном издании директора Центра социальной аналитики «Левый взгляд», народного депутата прошлого созыва, социалиста Евгения Филиндаша.

Он, собственно, лишний раз озвучил то, о чем многие по-настоящему честные СМИ пишут уже не один год — о «комплексе похорон», который с приходом В. Ющенко к власти настойчиво превращается в «национальную идею», призванную якобы «объединить нацию».

Само по себе это и ущербно, и бесперспективно, и оскорбительно для людей. Тем не менее, это происходит. Но еще более грустно становится от другой мысли: неужели господин Филиндаш узнал об этом только сегодня? И почему, чтобы «прозреть», надо было оказаться за бортом «проходного балла» для «зачисления» в Верховную Раду?

Впрочем, это как раз легче всего объяснимо...

Когда в стране экономические проблемы, власть любит рассуждать на темы морали и сплочения нации. Но если в одних регионах аварии на шахтах случаются чаще, чем выплаты зарплаты, а в других народ больше времени проводит в Португалии, чем дома, сложно найти объединяющую идею. Правда, украинская власть, похоже, с такой задачей справляется. Только «откапывает» она эту идею не в настоящем, а в прошлом.

Замысел этой статьи зрел у меня давно, но окончательно подтолкнули к написанию два события: одно всеукраинского масштаба, другое — локальное.

Первое — почти двухнедельный «юбилей» на высшем уровне голода 1932-1933 годов. Второе — статья «Кто ответит за Батурин?», появившаяся в «Украинской правде».

Объединяет их одна тенденция, доминирующая в официальной идеологии власти, большей части интеллектуальной элиты и СМИ с 1991 года, но особенно усилившаяся при президентстве Ющенко.

Она сводится к формированию национальной идеи вокруг пораженчества и изображения украинской истории в виде череды сплошных трагических неудач, а народа — как жертвы происков многочисленных «вражин».

В январе Президент и иже с ним сначала празднуют День соборности — годовщину «злуки» УНР и ЗУНР, закончившейся полной неудачей, затем, спустя неделю, чтят память погибших в проигранном бою под Крутами. 26 апреля отмечается годовщина Чернобыльской катастрофы. 10 июля мы скорбим по погибшим казакам в проигранной битве под Берестечком. 14 октября — отмечается очередная годовщина создания потерпевшей полное поражение ОУН-УПА и день рождения ее руководителя — новоявленного Героя Украины Романа Шухевича. В ноябре — и до 24 числа, и после — почти все информационное пространство страны заполнено темой Голодомора. Наконец, в конце октября — начале ноября следующего года наша власть во главе с Президентом собирается широко отмечать 300-летие проигранной войсками гетмана Мазепы обороны Батурина и последовавшей за этим гибели батуринцев.

Безусловно, все эти даты имеют важное значение для истории Украины. Не будем сейчас говорить об их оценке, историческом значении и последствиях. Речь о другом. Неужели национальной идеей страны в итоге стал «комплекс поражения»?

Память ушедших, конечно же, нужно чтить. Но если всю страну систематически «натаскивать» такими скорбными, несущими на себе печать гибельности датами и на этом еще и воспитывать молодое поколение, результат окажется однозначным: появление устойчивого комплекса неполноценности народа-неудачника, вечно страдающего, вечно жалующегося и вечно проигрывающего. Особенно сильно этот комплекс закрепляется у молодежи, со школьной скамьи привыкающей только к такой трактовке истории.

Даже если в личностном отношении человек ориентирован на успех и его добивается, то, как частичка «вечно обиженного» народа, он будет ощущать действие такого комплекса — сознательно или подсознательно. Более того, становясь национальной идеей, такая «идеология» на самом деле не формирует ни патриотизма, ни национального самосознания. Скорее, наоборот.








  • «Заработная плата — мерило уважения, с которым общество относится к данной профессии». Возможно, этот афоризм американской активистки движения за социальные права в США Джонни Тиллмон и справедлив для стран с развитой рыночной экономикой, но в украинских реалиях он вряд ли найдет подтверждение на практике…>>>
  • В качестве первого заместителя председателя Комитета Верховной Рады по вопросам национальной безопасности и обороны Сергей Гриневецкий инициировал ряд законов и депутатских запросов, направленных на улучшение социальной защиты военнослужащих…>>>
  • Законотворчество — основной приоритет деятельности депутата и одновременно главный итог его пятилетней деятельности в стенах парламента. У народного депутата Сергея Гриневецкого этот итог внушительный: 55 подготовленных законопроектов и 88 депутатских запросов (депутатский запрос — официальное требование народного депутата к органам власти, для направления которого требуется поддержка Верховной Рады)…>>>
  • Противостояние обострилось до такой степени, что жители Лиманского решили провести акцию протеста — перекрыть проходящую через село железную дорогу. Работникам милиции удалось предотвратить незаконные действия людей, однако «паровой котел» протестного движения грозил взорваться в любой момент. Урегулировать ситуацию попытались Ренийская райгосадминистрация и районное газовое хозяйство. При их участии в конце октября 2011 года противоборствующие стороны достигли компромисса, и появилась надежда на то, что темпы газификации села будут ускорены… С тех пор прошло почти пять месяцев, но проблема лишь усугубилась…>>>
  • Неся бремя объективного аналитика и наблюдателя за нашей судебной системой, мы все чаще приходим к печальному выводу, что «черные мантии» — главные фигуранты в сомнительных делах, когда права человека растаптывают, буква закона попирается, а судебное решение несовместимо с понятием справедливости. «Раздутый миф» об «успехах» реформирования судебной власти является ярчайшим примером подлинного кощунства по отношению к праву в целом и его судебной системе, в частности. Классический тому пример — дело Н. Х. Кошура…>>>