Час пик
Быстрый переход:




Страна поражений | Страница 1




Почему сегодня?

Мы редко прибегаем к перепечаткам из других изданий, тем более, из столь одиозного, как «Украинская правда», тем более, когда в них содержится критика власти теми, кто совсем недавно в составе этой власти был.

Тем не менее, нельзя было не обратить внимание на достаточно острое выступление в указанном издании директора Центра социальной аналитики «Левый взгляд», народного депутата прошлого созыва, социалиста Евгения Филиндаша.

Он, собственно, лишний раз озвучил то, о чем многие по-настоящему честные СМИ пишут уже не один год — о «комплексе похорон», который с приходом В. Ющенко к власти настойчиво превращается в «национальную идею», призванную якобы «объединить нацию».

Само по себе это и ущербно, и бесперспективно, и оскорбительно для людей. Тем не менее, это происходит. Но еще более грустно становится от другой мысли: неужели господин Филиндаш узнал об этом только сегодня? И почему, чтобы «прозреть», надо было оказаться за бортом «проходного балла» для «зачисления» в Верховную Раду?

Впрочем, это как раз легче всего объяснимо...

Когда в стране экономические проблемы, власть любит рассуждать на темы морали и сплочения нации. Но если в одних регионах аварии на шахтах случаются чаще, чем выплаты зарплаты, а в других народ больше времени проводит в Португалии, чем дома, сложно найти объединяющую идею. Правда, украинская власть, похоже, с такой задачей справляется. Только «откапывает» она эту идею не в настоящем, а в прошлом.

Замысел этой статьи зрел у меня давно, но окончательно подтолкнули к написанию два события: одно всеукраинского масштаба, другое — локальное.

Первое — почти двухнедельный «юбилей» на высшем уровне голода 1932-1933 годов. Второе — статья «Кто ответит за Батурин?», появившаяся в «Украинской правде».

Объединяет их одна тенденция, доминирующая в официальной идеологии власти, большей части интеллектуальной элиты и СМИ с 1991 года, но особенно усилившаяся при президентстве Ющенко.

Она сводится к формированию национальной идеи вокруг пораженчества и изображения украинской истории в виде череды сплошных трагических неудач, а народа — как жертвы происков многочисленных «вражин».

В январе Президент и иже с ним сначала празднуют День соборности — годовщину «злуки» УНР и ЗУНР, закончившейся полной неудачей, затем, спустя неделю, чтят память погибших в проигранном бою под Крутами. 26 апреля отмечается годовщина Чернобыльской катастрофы. 10 июля мы скорбим по погибшим казакам в проигранной битве под Берестечком. 14 октября — отмечается очередная годовщина создания потерпевшей полное поражение ОУН-УПА и день рождения ее руководителя — новоявленного Героя Украины Романа Шухевича. В ноябре — и до 24 числа, и после — почти все информационное пространство страны заполнено темой Голодомора. Наконец, в конце октября — начале ноября следующего года наша власть во главе с Президентом собирается широко отмечать 300-летие проигранной войсками гетмана Мазепы обороны Батурина и последовавшей за этим гибели батуринцев.

Безусловно, все эти даты имеют важное значение для истории Украины. Не будем сейчас говорить об их оценке, историческом значении и последствиях. Речь о другом. Неужели национальной идеей страны в итоге стал «комплекс поражения»?

Память ушедших, конечно же, нужно чтить. Но если всю страну систематически «натаскивать» такими скорбными, несущими на себе печать гибельности датами и на этом еще и воспитывать молодое поколение, результат окажется однозначным: появление устойчивого комплекса неполноценности народа-неудачника, вечно страдающего, вечно жалующегося и вечно проигрывающего. Особенно сильно этот комплекс закрепляется у молодежи, со школьной скамьи привыкающей только к такой трактовке истории.

Даже если в личностном отношении человек ориентирован на успех и его добивается, то, как частичка «вечно обиженного» народа, он будет ощущать действие такого комплекса — сознательно или подсознательно. Более того, становясь национальной идеей, такая «идеология» на самом деле не формирует ни патриотизма, ни национального самосознания. Скорее, наоборот.








  • Одним из важнейших вопросов законотворческой деятельности народного депутата Сергея Гриневецкого стал вопрос об обеспечении граждан жильем…>>>
  • Теперь молодым приходится рассчитывать только на себя, в лучшем случае — на помощь родителей. И в вопросе жилья также. Накануне экономического кризиса Украина переживала строительный бум. Но он не решил жилищной проблемы…>>>
  • Совершенно очевидно, что действующая система управления дает очень серьезные пробуксовки, очень много бюрократии. И «его величество бюрократ» — он становится почвой для коррупции и барьером в диалоге власти и населения…>>>
  • Ситуация с украинской нефтепереработкой напоминает известный стишок про десять негритят. Правда, на заре независимости полноценно работающих нефтеперерабатывающих заводов в Украине было не десять, а шесть, но сути дела это не меняет. Как и в случае с негритятами, НПЗ последовательно прекращают свою жизнедеятельность…>>>
  • Если у вас захотят отнять жилье, не имея на то убедительных и документально подтвержденных оснований, совсем не обязательно, что вас защитит суд. Может случиться и наоборот: суд примет в производство дело, не имея никаких оснований для возбуждения производства. И вы проиграете в этом неправедном суде. А того факта, что судья наплевал и на ваши права, и на саму букву закона, никто не заметит. Ни в апелляционной инстанции, ни в Высшем суде. Называется это одним именем — произвол. Но это — не просто реалии наших будней. Это — «картинка с натуры»… >>>