Час пик
Быстрый переход:




Улицы меняют названия, а история «ходит кругами» | Страница 1




Улицы меняют названия, а история «ходит кругами»

Историко-топонимическая комиссия при горисполкоме приняла решение о переименовании ряда улиц, скверов и парков Одессы, а также о демонтаже памятника Ленину на Куликовом поле. О памятнике наша газета писала в № 23, теперь несколько слов об улицах.

Опыт переименования в нашем городе большой и давний. Еще до революции нынешняя улица Бунина после русско-японской войны 1905 года поменяла название с Полицейской на Кондратенко – генерала, отличившегося в той войне. Затем она стала улицей Розы Люксембург, в честь немецкой революционерки, погибшей за дело пролетариев всех стран. Когда революция была признана злом, ее назвали именем Ивана Бунина, замечательного писателя, лауреата Нобелевской премии, много раз приезжавшего в наш город и именно отсюда отплывшего в эмиграцию во Францию.

Не исключено, однако, что если мэром Одессы станет национал-патриот, то Бунин, как представитель литературы нашего северо-восточного соседа, который, как известно, съел все наше сало, впадет в немилость, и улица получит какое-либо иное название. Например, Владимира Яворивского, выпускника, кстати, Одесского университета.

Другой пример многократного переименования – улица Пантелеймоновская. Вначале она называлась Новорыбная – не зря там сейчас построен новый рыбный корпус. В 1895 году был сооружен собор святого Пантелеймона, и улица стала носить его имя. После революции ее назвали в честь николаевского рабочего Макара Чижикова, подвизавшегося на революционных боях в Одессе. Опять революционеры не в фаворе – улице вернули прежнее название.

Кстати, о революциях. Если революция – это нечто нехорошее в принципе, – почему мы должны быть в восторге от оранжевой? Налицо двойные стандарты. Только, по новым сведениям, в октябре 1917-го произошла совсем не революция, а банальный государственный переворот. А вот в прошлом ноябре все-таки революция? Кто тут разберет?

Но вернемся к улицам. Как правило, они носят имена людей или событий, известных почти каждому. Или хотя бы многим. И если это не так, через 30–40 лет (а они пролетают мгновенно), люди не знают, кто был человек, в честь которого дано название. Яркий тому пример – улица Баранова, – ныне ей вернули прежнее красивое название – Княжеская. Когда после войны спрашивали жителей, кто такой Баранов, ни один не мог даже приблизительно что-либо сказать. С большим трудом, по архивным данным, с помощью старейших краееведов, удалось установить, что Баранов был председателем губернского (или областного) союза колбасников. Умер он в конце 20-х годов в расцвете лет и сил от заворота кишок (боимся утверждать, что от несвежей колбасы). Шокированные преждевременной смертью товарищи по партийной и профсоюзной бюрократии добились у городских властей переименования Княжеской улицы в его честь. Тем более, что ненависть к князьям, графам, не говоря уже о герцогах и баронах, достигла в то время апогея. Такого, как, примерно сейчас к олигархам. Даже несмотря на то, что они создают все новые и новые рабочие места, то есть заботятся о нас с вами.

Многим одесситам памятна история времен Никиты Хрущева с Патрисом Лумумбой. На рубеже 50-х и 60-х годов в Конго вовсю кипела гражданская война. Крайний националист Лумумба объявил о социалистической ориентации, чем сразу вызвал симпатии ЦК КПСС, а полковник Мабуту возглавил прозападный переворот и убил соперника. Во многих городах и селах тогда, по указанию высших партийных чинов появились улицы, школы, колхозы имени Патриса Лумумбы. У нас в городе его именем был назван проспект, ныне Адмиральский.

Имя Юлия Марковича Мазура, в честь которого собираются переименовать улицу Радостную, не знакомо большинству жителей Одессы. Да, он был неплохим редактором газеты, которая сегодня выходит под названием «Юг», и хорошим человеком. Но не выдающимся журналистом или общественным деятелем, широко известным в городе, области, стране. Исходя из вышеуказанных соображений – стоит ли очередной раз менять название? Тем более, что в Одессе мало улиц с поэтическими именами. Платановая, Каштановая, Гераневая, Ясная, Тенистая – может быть, я что-то и упустил, но немного.








  • По самым скромным подсчетам только в Одессе в общежитиях проживает порядка 60 тысяч человек. Причем живут они не в лучших условиях, зачастую с риском вообще остаться на улице. И такие случаи бывают…>>>
  • Лифты — проблема любого крупного города. К сожалению, неприятных, а порой и трагичных, ситуаций с лифтами становится все больше, и, по мнению С. Гриневецкого, этот вопрос заслуживает отдельного детального обсуждения…>>>
  • Нужно искать новую эффективную модель, чтобы не превращать райадминистрации в отделы по переписыванию бумаг… Стране нужна дальнейшая реформа власти, в первую очередь, власти на местах…>>>
  • На прошлой неделе были осуществлены работы по перезахоронению первых пяти могил с территории аварийного Григорьевского кладбища на новое место. 14 января для проверки качества выполняемых работ на территорию Южненского кладбища, куда и производится перезахоронение умерших, выехала инициативная группа, в состав которой входят родственники и близкие захороненных. Увиденное их поразило…>>>
  • Неся бремя объективного аналитика и наблюдателя за нашей судебной системой, мы все чаще приходим к печальному выводу, что «черные мантии» — главные фигуранты в сомнительных делах, когда права человека растаптывают, буква закона попирается, а судебное решение несовместимо с понятием справедливости. «Раздутый миф» об «успехах» реформирования судебной власти является ярчайшим примером подлинного кощунства по отношению к праву в целом и его судебной системе, в частности. Классический тому пример — дело Н. Х. Кошура…>>>