Час пик
Быстрый переход:




Самое важное в жизни | Страница 1




До села Веселое Николаевского района мы добирались довольно долго. Плохая дорога и слякоть сильно затрудняли путь. Последние пятьсот метров уже в селе, к дому семьи Полищук пришлось идти пешком, с трудом переставляя ноги по размякшей от талого снега проселочной дороге.

Хозяйка дома, Наталья Владимировна, встретила меня с большим удивлением. Чувствовалось, что здесь нечасто бывают гости. Еще больше она удивилась, узнав о цели моего прихода, и приветливо пригласила в комнату.


— Проходите, на улице сыро, а я как раз печку натопила, — говорила она, ведя через небольшие сени.

Почувствовать, что здесь живет много детей, можно было сразу: всюду детские вещи, игрушки и поделки. И хотя ребята были в школе, тихий разговор, видимо, совершенно непривычен для здешней обстановки — хозяйка даже не заметила, что и со мной ведет беседу громко, как-то намеренно отчетливо, дидактически, словно объясняет урок.

Достав блокнот, я приготовился слушать рассказ о том, как живется непривычно большой семье в глухом отдаленном селе.

Как оказалось, Наталья Владимировна Полищук по образованию педагог. И, как она говорит, с юности не мыслила себя в ином качестве, а своей жизни — без веселой, шумной и разновозрастной детской компании.

— У нашего двора всегда собиралась молодежь, — вспоминает Наталья Владимировна, — и мы всегда говорили, что в каждом доме должно быть так же весело, потому что должно быть много детей. Когда в семье появился первенец Андрей, женщина всецело посвятила себя воспитанию сына, а спустя два года на свет появилась и Катя. Сегодня в семье Полищуков четыре мальчика и три девочки. Старшему, тому самому Андрею летом исполнится уже 21 год, младшей Анечке — годик.

На мой вопрос о том, как эта семья рискнула стать многодетной, Наталья Владимировна отвечает просто:

— Знаете, как в народе говорят: «один сын — нет сына, два сына — полсына, три сына — один сын...». Так и мы. Наши семьи всегда были многодетными. А то, что сегодня в стране демографический кризис и многие просто не решаются заводить больше одного ребенка, это, на мой взгляд, явление временное. Вот, например, у моих бабушек и дедушек было по три-пять братьев и сестер. И никогда никого это не удивляло. Удивляли как раз «неполные семьи», какими считались, если можно так выразиться «малодетные». Семья с одним ребенком не в столь уж далекие времена, пожалуй, и семьей-то не считалась. Так что лично я ничего сверхъестественного в том, что у меня столько детей, не вижу. Другое дело, что времена сегодня не самые лучшие.

Когда у Полищуков появился пятый ребенок, родителям стало тяжело сводить концы с концами. Обратились, конечно же, за материальной помощью к государству, однако проблем это практически не решило. К тому же, воспитание собственных детей не позволяло молодой маме идти на работу. Семья держится на заработке отца и помощи самих детей. Как она «держится», что называется, одному богу известно. Тем не менее, здесь нет места унынию.

...Небольшой домик на окраине села Веселое ежедневно собирает под одной крышей девятерых членов дружной семьи.

Каждый ребенок, независимо от возраста, занимается своим делом по хозяйству. Старший Андрей следит за небольшой пасекой, шестнадцатилетний Павлик — мастеровой, любит все делать своими руками, и на нем целиком лежит все домашнее «коммунальное хозяйство». Все вместе ребята занимаются заготовкой дров на зиму, а девочки помогают маме с приготовлением пищи.

Но, несмотря на оптимизм и взаимовыручку детей и взрослых, у этой благополучной семьи средств для нормального существования нет. Все дело в том, что доходы на каждого члена семьи превышают пресловутый прожиточный минимум, поэтому права получать пособие на каждого ребенка у Полищуков тоже нет.

Женщина, подарившая жизнь семерым детям, еще много лет назад могла бы претендовать на звание Матери-героини, что само по себе обеспечивало бы ей и материальную прибавку в виде государственной помощи, надбавку к пенсии, и целый ряд льгот. Но для того, чтобы получить это звание, необходимо соблюсти определенную процедуру, заниматься которой хотят вынудить саму Наталью Владимировну. А она этого делать не то, что не хочет — не может, потому что некогда. Она смеется и говорит, что, мечтая о полном доме детей, она не думала о наградах. А когда по закону получила на это право, тем более ей не могло прийти в голову начать кропотливо собирать документы и обходить инстанции. Она и сейчас не собирается этого делать: слишком много хлопот по дому.








  • Совершенно очевидно, что действующая система управления дает очень серьезные пробуксовки, очень много бюрократии. И «его величество бюрократ» — он становится почвой для коррупции и барьером в диалоге власти и населения…>>>
  • Есть вопросы регионального уровня, которые тоже надо решать, но опять же, они из региональных должны переходить в общегосударственные…>>>
  • Застройка Молдаванки должна базироваться на нескольких принципах. Во-первых, ключевым должен стать принцип социальной справедливости…>>>
  • Ситуация с украинской нефтепереработкой напоминает известный стишок про десять негритят. Правда, на заре независимости полноценно работающих нефтеперерабатывающих заводов в Украине было не десять, а шесть, но сути дела это не меняет. Как и в случае с негритятами, НПЗ последовательно прекращают свою жизнедеятельность…>>>
  • Статистика для того и создана, чтобы ее искажать в угоду чьим-то интересам. И если бы это была только одна проблема у судебной власти, мы бы жили в правовом государстве, или… (как там его называет наша Конституция?)! Однако, на самом деле у нас такой ворох проблем в судейской системе, что с ними уже никакая реформа не справится, и ни один человек. Во всяком случае, этот «ворох» только разрастается и разрастется, но решать проблемы по существу никто на самом деле не берется…>>>