Час пик
Быстрый переход:




Очевидный и «невидимый»


Пожалуй, мы уже привыкли не замечать горы мусора, ставшие неотъемлемой частью загородного пейзажа, разрушенные фермы и покинутые села.

Вымирание села — процесс очевидный и... невидимый. Не потому что происходит это действительно в глубинке, вдали от больших городов, а потому что этого не хотят видеть те, кто это видеть обязан.


Надежда Никифоровна Кодымская работает продавцом в единственном магазине в селе Семеновка Кодымского района (не удивляйтесь, такая фамилия). Стоя за прилавком, она с оживлением встречает посетителей. Она знает, что никто ничего не будет здесь покупать. Женщину радует общение. Причина «нулевой торговли» вовсе не в высоких ценах или неважном качестве товара. Причина в другом: в Семеновке почти не осталось жителей.

Уже неполная сотня семеновцев просто доживает свой век. Семьдесят из сотни давно на пенсии. За последние годы число здешних обитателей сократилось в четыре раза. Молодежь уезжает сразу, даже не имея реальной возможности найти какую-то работу в Кодыме. У ребят просто нет выбора: в селе совершенно нечего делать.

Традиционная для крестьян работа на земле не приносит никакого дохода: паи отданы в долгосрочную аренду, доходы нулевые, перспектив — никаких, тем более что фирма-арендатор не церемонится. Поставили условие: на земле будут работать новые трактора и комбайны, в местных кадрах арендаторы не нуждаются. Местные мужики смеются, что получилось как в поговорке: «Отдай женю дяде, а сам иди к...». Так и с землей. Если снимут мораторий на ее продажу, все будет отдано за бесценок и село окончательно исчезнет с карты области.

Сегодня тут еще есть «остатки роскоши»: ФАП, клуб, библиотека и магазин. Правда, одно название, но все-таки... А когда-то была еще и школа, медленно деградировавшая в начальную, потом и ее закрыли.

...Крохотное село с холма кажется совершенно необитаемым. О том, что здесь еще живут люди, напоминают разве что приоткрытые двери пустого магазинчика.

Сельского совета в Семеновке уже нет. Относится она к совету села Крутые, голова которого Александр Петрович Кравец печально разводит руками: это конец... Официально он наступит уже завтра. Ситуация не гипотетическая, а вполне реальная. Село как бельмо в глазу у власти, им давно никто не интересуется. Даже собственники магазина выставили его для продажи... на стройматериалы. Одна надежда, что хоть это обстоятельство привлечет какого-нибудь покупателя.






  • В нашей стране самый высокий уровень налогов на заработную плату, из-за чего предпринимателю просто невыгодно показывать ни количество работающих, ни их легальную зарплату…>>>
  • Совершенно очевидно, что действующая система управления дает очень серьезные пробуксовки, очень много бюрократии. И «его величество бюрократ» — он становится почвой для коррупции и барьером в диалоге власти и населения…>>>
  • Мы живем в самом прекрасном городе на земле — Одессе. Ее воспевают поэты и художники, им восхищаются гости города. Но есть еще Молдаванка и Ближние Мельницы, Ленпоселок и Бугаевка, другие микрорайоны, где не всегда из кранов идет вода, где улицы в дождь превращаются в бурные реки, где далеко не всегда есть то, что называют «благами цивилизации»…>>>
  • Герои «аспектов» — это судьи, которые напрочь забыли о существовании судейской присяги, игнорируют ее, тем самым порочат свой статус и дают нам неисчерпаемый источник фактов, позволяющих доказывать: кривосудие существует!..>>>
  • Мы продолжаем заниматься проблемой жильцов ведомственных домов и общежитий, которую поднял народный депутат, первый заместитель председателя Комитета Верховной Рады по вопросам национальной безопасности и обороны Сергей Гриневецкий в своем депутатском запросе к Премьеру Николаю Азарову…>>>