Час пик
Быстрый переход:




Забытая война | Страница 1




В нынешнем году весь западный мир будет отмечать 90-летие окончания Первой мировой войны. Именно ее, а не Вторую мировую, называют на Западе Великой, отмечая День поминовения 11 ноября. На полях былых сражений — мемориалы миллионам погибших, в городах — памятники солдатам. На некоторых из них слова английского писателя Редьярда Киплинга, потерявшего тогда сына: «Неизвестный солдат, известный Богу».

Эта война для европейских стран была действительно великой по масштабам потерь (несравнимых со Второй мировой). Англичане потеряли более 700 тысяч человек, французы — почти 1,3 миллиона и 300 тысяч мирных жителей, Румыния, вступившая в войну на стороне Антанты, 7 процентов населения. Российская империя, составной частью которой была Украина (без Галичины, Закарпатья и Буковины), — более 2,8 миллионов солдат и 1,5 миллиона мирных жителей. Но ни в России, ни в Украине нет мемориалов погибшим.

Нельзя сказать, что их нет вообще. Есть памятники румынским солдатам на территории Черновицкой и Одесской областей, сичевым стрельцам (воевавшим на стороне Австро-Венгрии, в частности, у горы Макивка). Но нет мемориалов павшим солдатам нашей русской армии.

Наверное, нельзя требовать от потомков помнить о событиях 90-летней давности. Их очевидцев давно нет в живых, тем более что Великая Отечественная по своим масштабам и жертвам значительно превзошла Первую мировую, тем более, что тема последней особой популярностью в советские времена не пользовалась. Да и как было о ней вспоминать, если большинство талантливых русских военачальников — таких как адмирал Колчак, генералы Корнилов, Юденич, Краснов возглавили во время Гражданской войны «белое движение»?..

Советские военачальники не носили орденов Российской империи, не писали мемуаров о прошлом. Единственный, кого упоминали в связи с теми событиями, был генерал Алексей Брусилов. Талантливый и амбициозный полководец, автор знаменитого «Брусиловского прорыва» летом 1916 года, был отмечен Советской властью потому, что в 1920 году оказался в числе немногих военачальников бывшей империи, признавших большевиков.

Советская историография предпочитала рассматривать ту войну лишь как своеобразную прелюдию к Октябрьской революции. События, как правило, изображались в черном цвете, сам ход боевых действий, неудачный для нашей армии, служил подтверждением отсталости страны и неизбежности революции. Впрочем, подобным образом изображалась практически вся наша дореволюционная история.

Начало перестройки и ослабление цензуры возродило интерес к затертым страницам нашего прошлого, появились первые статьи о вождях белого движения. Крушение СССР падение коммунистического строя дали повод для переосмысления истории. Сегодня уже нельзя пожаловаться на отсутствие кинопродукции и литературы на эту тему. Но, тем не менее, наступило ли осмысление тех событий?

Крайне важно ответить на этот вопрос именно сегодня, поскольку с легкой руки Президента Украины и его окружения начат очередной пересмотр основных установок украинской истории.

Вообще, минувшее всегда служит фундаментом оправдания той или иной политики, инструментом создания национальных мифов. Первый советский историк-марксист Михаил Покровский называл историю «политикой, обращенной в прошлое» и твердо следовал этому принципу, создавая учебники в соответствии с классовым подходом: русские цари изображались либо алкоголиками, либо психически нездоровыми людьми.

Эрнст Ренан как-то заметил: «Забвение, я бы даже сказал, искаженное восприятие собственной истории, — существенный фактор в процессе формирования нации; вот почему прогресс исторических знаний нередко таит угрозу для национальности». Ему во многом вторит английский историк Эрик Хобсбаум, который пишет о том, что «ни один серьезный историк наций и национальных движений не может быть убежденным националистом. Национализм требует слишком твердой веры в то, что явно не соответствует действительности».








  • По просьбам одесситов мне неоднократно приходилось выступать с депутатскими обращениями по вопросам работы ЖКХ к органам власти, как центральным, так и местным. И вывод, к которому я пришел, очевиден. Главная задача — сформировать такие условия, когда коммунальные предприятия сами будут бороться за своего потребителя, стремясь предоставить ему качественные услуги…>>>
  • Теперь молодым приходится рассчитывать только на себя, в лучшем случае — на помощь родителей. И в вопросе жилья также. Накануне экономического кризиса Украина переживала строительный бум. Но он не решил жилищной проблемы…>>>
  • Малиновский район — не только колоритная Молдаванка, Промзона с крупнейшими предприятиями или типовая застройка «Черемушек». Это и пять поселков — Ленпоселок, Дзержинка, Сахарный — окраины, где жизнь отличается от ритма «большого города». Находясь в стороне от главных магистралей и оживленных улиц, не так заселенные, как спальные районы — эти места зачастую обделены вниманием властей…>>>
  • Противостояние обострилось до такой степени, что жители Лиманского решили провести акцию протеста — перекрыть проходящую через село железную дорогу. Работникам милиции удалось предотвратить незаконные действия людей, однако «паровой котел» протестного движения грозил взорваться в любой момент. Урегулировать ситуацию попытались Ренийская райгосадминистрация и районное газовое хозяйство. При их участии в конце октября 2011 года противоборствующие стороны достигли компромисса, и появилась надежда на то, что темпы газификации села будут ускорены… С тех пор прошло почти пять месяцев, но проблема лишь усугубилась…>>>
  • Эксклюзивный сюжет южненской телестудии «Миг» шокировал весь регион. Корреспонденты телестудии г. Южный после многочисленных звонков выехали в село Кошары, где по убеждению горожан в центре населенного пункта находится несколько «брошенных»… могильных плит…>>>