Час пик
Быстрый переход:




«Бессарабский вопрос» и 90 лет революции | Страница 1

Автор: Артем Филипенко




Буджак

90 лет назад вопрос о том, кому владеть Буджаком решался как на полях сражений, так и за столом переговоров. В этой борьбе принимали участие ряд государств, но в конечном итоге все решили «исторические обстоятельства», и вплоть до 1940 года Южная Бессарабия находилась в составе «Великой Румынии».

В этом году отмечается 90 лет украинской революции. Существует соответствующий Указ Президента, который в последнее время проявляет чересчур повышенный (и не совсем адекватный) интерес к историческим проблемам. Вряд ли в чреде событий 1918 года найдется место для «бессарабского вопроса». Проще отмечать юбилей битвы под Крутами или Четвертого Универсала, нежели вникать в сложные и противоречивые обстоятельства 90‑летней давности.

 

Ситуация, сложившаяся в 1918 году вокруг «бессарабского вопроса», весьма поучительна и с исторической, и с политической точек зрения. Более того, она поневоле вызывает параллели с событиями конца XX-начала XXI-го века. Все тот же треугольник Украина-Румыния-Молдова и все та же неопределенность отношений в нем.

Напомним хронологию событий. 1917 год. Февральская революция дала толчок национальным движениям в бывшей Российской империи и стимулировала ее распад. В Украине создается Центральная Рада, которая начинает борьбу первоначально за автономию края в составе Российской республики, а затем и за независимость.

Аналогичные процессы происходят и в Бессарабской губернии, где проживала основная часть молдавского населения.


 

Бои за Бессарабию

 

Парадоксально, но толчок движению за автономию Бессарабии был дан в Одессе. Именно здесь в марте 1917 года проходит съезд военнослужащих-молдаван. Вскоре была создана Молдавская Национальная партия, среди программных пунктов которой — создание Молдавской автономии в составе России. Однако постепенно в нем доминирующим становится прорумынское крыло. Бессарабия была присоединена к Российской империи лишь в 1812 году по Ясскому миру, основное ее ядро составляли земли, принадлежавшие вассалу Турции — княжеству Молдова. Поэтому в глазах части лидеров прорумынского крыла присоединение к Румынии выглядело как естественный акт воссоединения одного народа. Не стоит, наверное, говорить о том, что подобная позиция всячески приветствовалась в самой Румынии.

20 октября состоявшийся в Кишиневе военно-молдавский съезд принимает решение до созыва Всероссийского учредительного собрания, сформировать «Сфатул Цэрий» из 120 представителей бессарабских политических и общественных организаций и 10 представителей заднестровских молдаван. Таким образом, фактически удалось избежать представительства в нем многочисленных национальных групп, проживавших в Бессарабской губернии — украинцев, русских, евреев, болгар, гагаузов и других (по переписи 1897 г. 47,6 процентов жителей Бессарабии были молдаванами, 19,6 — украинцами, 8 — русскими, 11,8 — евреями, 5,3 — болгарами, 3,1 — немцами, 2,9 — гагаузами).

«Сфатул Цэрий» начал свою работу 21 ноября 1917 года, уже после того, как в Петрограде большевики пришли к власти. Характерно, что охрану первого заседания молдавского парламента осуществляли не только молдавские, но и украинские национальные военные части.

15 декабря «Сфатул Цэрий» провозгласил Молдавскую Народную Республику, а себя — верховной властью в крае. Но реальной власти у него, как, впрочем, и у многих других аналогичных правительств, не было. Более-менее организованную силу могли бы представлять части Румынского фронта, однако и они начали разлагаться под влиянием большевистской пропаганды. Прифронтовую Бессарабскую губернию захлестнула анархия.

Как отмечает одесский историк Виктор Савченко, «в ноябре-декабре 1917 года хаос в Буджакском крае достиг своего апогея. Многие села не признавали никакой власти, большинство населения не понимало, в какой стране оно живет. На выбор: в Российской республике, в Советской России, в Украинской республике, в Молдавской республике, в Румынии, в Одесской Советской республике, в загадочной стране «Румчерод» или в вольном Буджаке. Обыватель Буджака просто не понимал, кому же подчиняться?»







  • «Безопасный город» — один из ключевых пунктов программы Сергея Гриневецкого. Являясь первым заместителем председателя Комитета Верховной Рады по вопросам национальной безопасности и обороны, он видит эту проблему как профессионал, системно, определяя ключевые факторы жизнеобеспечения города. Здесь и качество продуктов питания, и качество воды, и санитарная гигиена, и соблюдение ПДД...>>>
  • Сергей Гриневецкий в своей деятельности уделяет особое внимание Придунавью. Еще в бытность С. Гриневецкого губернатором Одесской области, по его инициативе КМУ в 2004 году утвердил Комплексную программу развития Украинского Придунавья, которая обеспечивала качественное развитие региона. К сожалению, «оранжевое» руководство страны игнорировало интересы страны в Придунавье, и о Программе «забыли»…>>>
  • В нашей стране самый высокий уровень налогов на заработную плату, из-за чего предпринимателю просто невыгодно показывать ни количество работающих, ни их легальную зарплату…>>>
  • Ситуация с украинской нефтепереработкой напоминает известный стишок про десять негритят. Правда, на заре независимости полноценно работающих нефтеперерабатывающих заводов в Украине было не десять, а шесть, но сути дела это не меняет. Как и в случае с негритятами, НПЗ последовательно прекращают свою жизнедеятельность…>>>
  • Сознание человека в обществе потребления, блокирует любую информацию, в которой не заложен элемент материальной прибыли, проще говоря, «бесплатно размышлять» никто уже не будет, а вот за деньги, такие люди, согласны будут размышлять в любом указанном направлении. «Бухгалтерское мышление» — так удачно назвала этот феномен президент Литвы Даля Грибаускайте, разрушает общество, а ведь общество — это фундамент государства…>>>