Час пик
Быстрый переход:




Полное самосвинансирование | Страница 3

Автор: Андрей Потылико






Чтобы обеспечить корове нормальное «меню», в прежние годы наш герой привозил из Измаила 4 тонны отрубей на зиму. Но если два года назад отруби стоили 70 копеек за один килограмм, то теперь — 1,20 грн. Словом, при нынешних ценах на корма «дебет с кредитом» не сходятся. Петренко вспоминает, что года три назад на ренийской Рыпе (так называют балку Баланешты, выполняющую функцию пастбища) можно было насчитать 35 пасущихся частных коров. Сегодня среди горожан лишь единицы продолжают держать «рогатого друга» — остальные избавились от обузы…

 

Экономика

 

Сергей неоднократно подчеркивал, что выгоды от «свиного бизнеса» нет почти никакой: «что вложил — то и вернул». По его расчетам, продажа одной свиньи приносит доход в размере до 1200 гривень. Таким образом, выручка за четырех хрюшек составляет 4800. За вычетом расходов на корма (а это, по меньшей мере, около 3200 гривень за 8 месяцев) выходит 1600 грн. чистой прибыли. Если учесть, что часть мяса и сала производитель оставляет себе, то прибыль в денежном выражении выглядит вдвое скромнее. В итоге, как подсчитал Петренко, на сегодняшний день из четырех выращенных свиней три «уходят» на покрытие расходов, и лишь одна представляет собой ту самую заветную выгоду. Прямо скажем, не впечатляет… Более того, если разделить чистую «прибыль» на восемь месяцев, уровень зарплаты Петренко окажется втрое ниже минимальной, которую он может получить, устроившись хоть сторожем.

Сергей не бросает свое дело только потому, что оно ему просто нравится. Для него, сельского парня до мозга костей, подсобное хозяйство — это образ жизни. Кроме того, он рассуждает как настоящий экономист:

— Если ты получил зарплату и просто потратил ее в магазине или на базаре, деньги к тебе уже никогда не вернутся. Если ты положил сбережения в банк, они будут работать на «дядю». Если просто держать деньги дома, их «съедает» инфляция. А мои свиньи — это собственный банк и инвестиционный фонд одновременно. Я сам зарабатываю средства, сам вкладываю их, прокручиваю и вновь зарабатываю. В общем, круговорот денег в личной экономике. Мои затраты не исчезают без следа, не оседают в кармане владельца супермаркета или перекупщика на базаре, а в конце производственного цикла возвращаются ко мне. И я вновь инвестирую их в производство. Этакая ма-а-аленькая финансово-промышленная группа. И в этом, наверное, главный смысл моего «безнадежного» дела. Ну и, конечно, стараюсь быть оптимистом, надеюсь на завтрашний день. У меня ведь еще утки и куры есть…

 

Рынок

 

Чувствую, как на лице читателя появилась кривая скептическая ухмылка: не может быть, чтобы человек вкалывал круглый год с такой ничтожной выгодой для себя! Мясные ряды в Измаиле ломятся от товара. Значит, выгодно! Иначе торговцы не стояли бы там.

Совершенно верно. Однако в данном случае речь идет о производителе мяса, тогда как на рынке стоят перекупщики. Именно они получают основную прибыль за счет стабильно высоких цен, превышающих себестоимость мяса в два-три раза, и именно они «делают» на мясе «хатынки» и «тачки». К сведению: мясные ряды Ренийского Центрального рынка фактически монополизированы… тремя мясниками. Они сами не выращивают свиней (или выращивают «для себя»), а ездят по селам и скупают у частников мясо по 7 гривень за килограмм в живом весе. А продают по 30‑35…

Трезвомыслящие специалисты утверждают, что вступление в ВТО в первую очередь ударит по сельскому хозяйству Украины. Как уже писала наша газета (см. №8(358) от 24.02.2008 г.), Украина умудрилась добиться вступления в ВТО на самых невыгодных для себя условиях. Это касается, прежде всего, импортных пошлин на сельхозпродукцию. Для сравнения: в Евросоюзе импортные пошлины составляют 19 процентов, Польша «выбила» себе 52, Россия выторговала 30, Румыния — 98! Украина согласилась на 11, чем подписала смертный приговор большинству собственных производителей продовольствия. Это означает, что наш внутренний рынок будет завален второсортным европейским, американским, аргентинским и прочим мясом, напичканным «химией» и всевозможной «синтетикой». А легендарное украинское сало и сахарные косточки для не менее легендарного борща, останутся лишь экзотикой для туристов.







  • Лифты — проблема любого крупного города. К сожалению, неприятных, а порой и трагичных, ситуаций с лифтами становится все больше, и, по мнению С. Гриневецкого, этот вопрос заслуживает отдельного детального обсуждения…>>>
  • Нужно искать новую эффективную модель, чтобы не превращать райадминистрации в отделы по переписыванию бумаг… Стране нужна дальнейшая реформа власти, в первую очередь, власти на местах…>>>
  • Теперь молодым приходится рассчитывать только на себя, в лучшем случае — на помощь родителей. И в вопросе жилья также. Накануне экономического кризиса Украина переживала строительный бум. Но он не решил жилищной проблемы…>>>
  • Противостояние обострилось до такой степени, что жители Лиманского решили провести акцию протеста — перекрыть проходящую через село железную дорогу. Работникам милиции удалось предотвратить незаконные действия людей, однако «паровой котел» протестного движения грозил взорваться в любой момент. Урегулировать ситуацию попытались Ренийская райгосадминистрация и районное газовое хозяйство. При их участии в конце октября 2011 года противоборствующие стороны достигли компромисса, и появилась надежда на то, что темпы газификации села будут ускорены… С тех пор прошло почти пять месяцев, но проблема лишь усугубилась…>>>
  • Дальнейшая судьба погибающего порта Рени покрыта мраком полной неопределенности. Такой вывод напрашивается после отчета, с которым выступил на коллегии Ренийской райгосадминистрации начальник порта Сергей Строя…>>>