Час пик
Быстрый переход:




Михаил Грушевский: «В украинское рабство ведут вожди украинцев» | Страница 6

Автор: Андрей Потылико






Сегодняшние национально «свидомые» украинские историки любят вспоминать факты насильственного «обмена» населением между Польшей и Советской Украиной по окончании Второй мировой войны, массовую депортацию галичан в Сибирь и другие преступления коммунистического режима против советского народа. И при этом никто и никогда не говорит о том, что основоположником такой меры, как принудительная депортация населения, является… гетман Самойлович…

 

Худшее рабство — у своих

 

В украинской националистической историографии одним из самых тяжких обвинений в адрес Москвы является упрек в том, что именно российская монархия и аристократия установили на Украине бесчеловечные крепостнические порядки, ставшие жесточайшим ярмом на шее когда-то свободных украинских крестьян. Но если внимательнее заглянуть в историю, то окажется, что и это бедствие (равно как и все предыдущие) «создавалось» руками самих же украинцев.

«Московское правительство знало, что делало, щедро раздавая поместья казацкой старшине за верную службу и утверждая гетманские пожалования: оно налагало этим прочное иго на старшину, — размышляет Грушевский. — Но иго это было сладко, и старшина с удовольствием принимала его и легко шла в нем тем путем, какой указывало ей московское правительство. Она превращалась в помещичий класс, захватывала земли свободные перед тем или считавшиеся войсковыми; закрепощала крестьян и казаков и верно служила московскому правительству за содействие в этого рода делах. И такую же линию ведут гетманы — избранники старшины — Самойлович и Мазепа. Покорно подчиняясь московской власти и исполняя ее волю, они служили интересам старшины, содействовали ей в этом процессе присвоения войсковых земель и закрепощения населения, не соображая или не задумываясь над тем, какой опасный разлад создавал этот новый общественный процесс на Украине… Свободные, незанятые земли старшина присваивала без формальностей… только заимки свои производила в гораздо больших размерах, рассчитанных не на работу собственных рук, а на крестьянскую, крепостную. Не удовлетворяясь землями пустопорожними, старшины выпрашивают от гетмана, полковников, а то и от царского правительства земли населенные, на которых жили свободные крестьяне… Неожиданно эти крестьяне со своими землями оказывались в руках «пана» — старшины, и если этому пану удавалось получить пожалование от царского правительства — судьба их решалась навеки…

Низшая старшина, не имевшая возможности заявить себя заслугами перед царским правительством… расширяла свои захваты покупкой: «покупала» у крестьян и казаков их земли за бесценок, пользуясь тяжелыми временами или стеснив всячески владельца, даже просто принудив его к продаже — так что формой покупки прикрывалось очень часто полное насилие».

Не правда ли, просто удивительная аналогия с нынешними земельными отношениями в Украине! Махинации с землей, теневые схемы ее продажи и «прихватизации» давно стали обычном делом в современных условиях, а с учетом дальнейших перспектив «развития» земельного рынка в нашей стране смело можно прогнозировать: все будет происходить точно так же, как и триста с лишним лет назад. Как только земля станет законным товаром, нищие украинские селяне и одинокие пенсионеры в полузаброшенных селах будут в массовом порядке продавать свои наделы новому «ясновельможному панству», из которого очень быстро сформируется класс самых настоящих помещиков…

А дальше Грушевскому можно искренне аплодировать за трезвые оценки и объективность: «Эпоха Самойловича и Мазепы, охватившая в сумме почти сорок лет — годы, когда решалась судьба свободного строя, созданного великим восстанием 1648‑1649 годов, — именно ознаменовалась созданием на развалинах этого незавершенного свободного строя новой неволи украинского населения, разрушившей затем все остатки и зачатки свободного политического строя».

У Грушевского мы находим поразительно меткие аналогии: это и раскол страны по Днепру, и парламентский кризис, и президентские притязания на «булаву», и грязная борьба за власть ценой унижения собственного народа, и предательство национальных интересов как форма политики. И до тех пор, пока мы не научимся честно относиться к своей истории и извлекать из нее уроки, пока мы не поймем, что подлинная беда украинцев — в самих украинцах, а не в пресловутой «руке Москвы», пока, наконец, мы не начнем хоть какое-то движение в сторону национальной консолидации на основе интересов народа, — до тех пор ни о каком полноценном независимом Украинском государстве не может быть и речи.







  • Совершенно очевидно, что действующая система управления дает очень серьезные пробуксовки, очень много бюрократии. И «его величество бюрократ» — он становится почвой для коррупции и барьером в диалоге власти и населения…>>>
  • Когда в 2005 году мы шли на выборы в местные советы, мы первые подняли вопрос о Хаджибеевском, Куяльницком, Григорьевском, Тилигульском лиманах — вообще о системах лиманов вокруг Одессы и их критическом состоянии. На нас тогда смотрели с удивлением, дескать, «Зачем им это нужно?!». А мы понимали, зачем. Мы знаем, что представляет собой этот природный ресурс, какое это богатство, и как мы не умеем им нормально распорядиться…>>>
  • Еще в 2006 году Сергеем Гриневецким была выдвинута идея разработки Государственной программы спасения и развития одесских лиманов — Хаджибеевского, Куяльницкого, Большого Аджалыкского, Аджалыкского и Тилигульского. Этот проект получил самую широкую поддержку со стороны ученых, экологов, общественности…>>>
  • Герои «аспектов» — это судьи, которые напрочь забыли о существовании судейской присяги, игнорируют ее, тем самым порочат свой статус и дают нам неисчерпаемый источник фактов, позволяющих доказывать: кривосудие существует!..>>>
  • Сознание человека в обществе потребления, блокирует любую информацию, в которой не заложен элемент материальной прибыли, проще говоря, «бесплатно размышлять» никто уже не будет, а вот за деньги, такие люди, согласны будут размышлять в любом указанном направлении. «Бухгалтерское мышление» — так удачно назвала этот феномен президент Литвы Даля Грибаускайте, разрушает общество, а ведь общество — это фундамент государства…>>>