Час пик
Быстрый переход:




Юбилей | Страница 3

Автор: Дед Иван






Шкандыба вышел на трибуну, надел очки, открыл заложенную закладкой страницу и стал читать:

— 6 марта. В доме по улице Коммунаров, 68 произошел семейный конфликт, в результате чего пострадали: Михайличенко Иван Мыколаевич и Михайличенко Вера Васильевна, а также Швыдкой Мыкола Геннадьевич. Событие нашло отражение в заметке нашей районной газеты «Путь к коммунизму» под заголовком «Пьянству-бой».

— Це шо, — зашумела Вера Михайличенко — это он мне тогда синяк под глазом наставил, так мы теперь по этому поводу плясать должны?

— Цыть дурна. Какой синяк? — отозвался Иван Михайличенко. — А то, что ты об меня грабли сломала, это факт. Три дня потом разогнуться не мог. Жаль, кума нема, помер, а то он бы рассказал людям, как ты его по башке, а меня по спине.

— И жаль, что только грабли… Что б ты той водкой подавился!

События сорокалетней давности грозили повториться вновь.

Панько понял, что пора вмешиваться.

— Люби друзи! Я думаю, что такой памятный случай не является столь уж памятным, чтобы его отмечать.

— Как это, не памятным? — возмутился Иван Михайличенко. — Три дня не разгибаться — это ж разве забудешь! Это ж простой на производстве, диверсия против труженика. Да за такие дела в старое время знаешь что было? А на душе у меня что творилось? Нет, председатель, это есть трагическая дата в истории нашего села, потому как в моем лице пострадало все его мужское население и даже мужское население страны. Мало что ли нас, мужиков, от баб пострадало? Мы, можно сказать, угнетенная часть населения, можно сказать, живем под игом семейной жизни и всю жизнь боремся за свободу. Получается, как какую-то битву под каким-то Берестечком на всю страну отмечать можно, а мое личное поражение нельзя. Предлагаю поставить вопрос на голосование.

Бабы в зале зашумели. Логика Ивана Михайличенка была железной. Панько стушевался на мгновение.

— Хорошо, поставим вопрос на голосование. Кто за то, чтобы отметить сорокалетие поражения на улице Коммунаров — прошу поднять руки…

Баб в зале было большинство, потому вопрос не прошел. Больше всех возмущалась Вера:

— Ишь ты, день поражения. Да это не день поражения, а день победы. Если б я тебя тогда граблями не огрела, ты бы еще неделю беспробудно пил. И вообще, председатель, что это за мода пошла — дни поражений справлять. Шкандыба! Давай читай.

— 15 апреля — сгорел сарай… Нет, это не пойдет. У Петра Корлюка родилась двойня… Тоже не пойдет…

В общем, перебрали все, перемыли кости и живым и умершим, по ходу переругались, но ничего толкового так и не нашли. И тут Мыколу Швыдкого осенило:

— Товарищи! Граждане! Так ведь, помню, что как раз в том году мы вломили чернохатцам. Славная бийка була… Помнишь куме? — У тебя еще тогда добре ребра болели. А тому чернохатцу ты тогда два зуба выбил. — И Иван Михайличенко согласно закивал.

— Точно… Так и было… — зашумели в зале.

Я из своего кутка скромно промолчал, потому что было это не сорок, а, может, лет на двадцать раньше, Иван к своей Верке только сватался, да и не мы чернохатцам вломили, а они нам, и у Ивана не только ребра болели — ему еще и нос расквасили. Но что делать, против воли народа не попрешь.

— Чего тянуть… Давай, голова, ставь на голосование.

Панько помялся, помялся так для виду, но, чую, понравилось ему это предложение.

— Односельчане! Дорогие мои! Со своей стороны предлагаю назвать этот днем народного единения, потому что мы жовтневцы — один народ и в противостоянии с внешним врагом мы всегда как один человек. Итак, кто «за»?

Все дружно подняли руки.

— Повестка дня исчерпана. Предлагаю закрыть собрание.

— Слышь, голова, может, все же библиотеку откроем? — предложил я несмело.

— Нет, диду, у нас теперь есть дела поважнее. Народ решил — будем юбилей справлять. Нужно и план мероприятий разработать и деньги найти. Вот отметим, а затем и за библиотеку примемся.

Народ стал расходиться. Пошел и я домой. Иду и думаю: как-то все чудно получается. И дата вроде неподходящая, и событие никудышнее, а празднуем. Чего? Зачем? Ну, а впрочем, мы — как страна.

Так что, хотите — верьте, хотите — не верьте, дело ваше. А я утверждаю, что эта история — самая что ни на есть правдивая. За сим остаюсь всегда ваш.







  • Наш город славен прекрасной архитектурой. Мы гордимся тем, что Одессу строили ведущие архитекторы прошлого. Но, увы, многие из этих зданий находятся в плачевном состоянии. Забота о культурном наследии Одессы всегда являлась приоритетом для Сергея Гриневецкого…>>>
  • Народный депутат Сергей Гриневецкий за период своей деятельности в Верховной Раде с ноября 2007 года подготовил и направил 88 депутатских запросов…>>>
  • Здравоохранению нужен прозрачный механизм финансирования. Прежде всего, нужно определить четкий перечень гарантированных государством медицинских услуг, например, неотложную медпомощь и помощь на первичном уровне. Может быть, стоит найти новые механизмы финансирования здравоохранения…>>>
  • Герои «аспектов» — это судьи, которые напрочь забыли о существовании судейской присяги, игнорируют ее, тем самым порочат свой статус и дают нам неисчерпаемый источник фактов, позволяющих доказывать: кривосудие существует!..>>>
  • «Баксам» пророчат уход с первых ролей в мировой финансовой системе уже давно. А он живет, и, если и не процветает, то уж на поверхности держится точно. Но, за последние несколько месяцев в мире произошло несколько событий, которые, без сомнения, в той или иной степени, на его «плавучесть» действуют…>>>